По требованию прокуратуры смягчен приговор полицейскому, душившему адвоката

Дата: 10 января 2022 г.

Московский областной суд опубликовал апелляционное определение от 23 декабря 2021 г., которым существенно смягчен приговор за нападение на адвоката бывшему старшему участковому уполномоченному УМВД г. Химки капитану полиции Денису Савину.

Как ранее сообщал «Российский адвокат», 25 августа 2021 г. Химкинский городской суд приговорил Савина по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия) к 4 годам колонии общего режима с последующим запретом занимать должности в правоохранительных органах на 2,5 года. Хотя обвинение просило назначить экс-правоохранителю условный срок.

Инцидент, за который осужден полицейский, произошел 31 мая 2020 г. в опорном пункте полиции в Химках, куда адвокат АП Карачаево-Черкесии Роман Ким прибыл вместе с доверительницей. Участковый уполномоченный Савин попытался силой отнять у адвоката мобильный телефон, который тот использовал для видеосъемки угроз со стороны полицейского в адрес доверительницы. Страж порядка нанес Роману Киму несколько ударов в грудь и живот, а затем применил удушающий захват. «Однако сильно придушить ему меня не удалось, – рассказывал Роман Ким, – поскольку он ниже меня ростом». Эта потасовка была зафиксирована на видео.

Приговор обжаловали как защита осужденного полицейского, так и прокуратура. В апелляционной жалобе, в частности, отмечалось, что в нарушение ч. 2.1 ст. 58 УПК РФ суд отказал защите в вызове в суд и допросе специалиста в области боевых единоборств на предмет применения Савиным удушающего приема. «Данного приема последний не совершал, так как перекрытия органов дыхания, сонной и яремной артерий не произошло», – утверждала защита Савина.

Химкинский городской прокурор в апелляционном представлении указывал, что при назначении Савину наказания в виде реального лишения свободы «судом фактически не дана оценка характеру и степени общественной опасности содеянного, обстоятельствам совершения преступления, данным о личности виновного, а также влиянию назначенного наказания на его исправление». Прокуратура по-прежнему настаивала на том, что у суда «имелись основания к назначению условного наказания».

Апелляционная инстанция не нашла нарушений при рассмотрении дела Савина в городском суде. Однако согласилась с тем, что при вынесении приговора не были приняты во внимание в качестве смягчающих обстоятельств положительные данные о личности осужденного, «который имеет многочисленные награды и поощрения по службе, многократно оказывал донорскую помощь детям, положительно характеризуется по месту службы, имеет на иждивении мать и бабушку, которые являются пенсионерами и нуждаются в постоянной помощи».

Судебная коллегия заменила экс-полицейскому реальное заключение на 4 года условного лишения свободы с испытательным сроком в 2 года и освободила его из-под стражи, куда он был помещен после вынесения приговора. На бывшего капитана полиции возложена обязанность не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных, и раз в месяц являться в данный госорган на регистрацию.

«Очень странно было участвовать в таком заседании, когда я один фактически, будучи адвокатом, остался на стороне обвинения», – написал на своей странице в Фейсбуке по поводу апелляционного разбирательства Роман Ким.

Тем не менее итогом процесса адвокат не очень расстроен: «Подсудимый все же успел рассмотреть стены СИЗО изнутри за 4 месяца. Результат есть!»



В поправках в УПК о дистанционных опознаниях в ФПА видят нарушение права на защиту

Дата: 14 января 2022 г.

Ряд серьезных замечаний по положениям нового Федерального закона № 501-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» высказали в Федеральной палате адвокатов РФ. Поправки, регулирующие проведение допроса, очной ставки и опознания посредством видео-конференц-связи, вступили в силу 10 января 2022 г. Первоначальная редакция законопроекта предусматривала закрепление в УПК РФ порядка проведения только онлайн-допросов.

По словам члена Совета ФПА РФ Татьяны Проценко, проведение дистанционного допроса без ущемления прав подозреваемого или обвиняемого возможно только с согласия стороны защиты. Однако внесенные в УПК РФ изменения предусматривают проведение такого допроса по решению следователя без учета мнения стороны защиты. «К сожалению, в том виде, в каком эта норма введена в УПК РФ, она серьезно нарушает право на защиту», – указывает член Совета ФПА.

Введение же в кодекс возможности проведения очной ставки и опознания посредством ВКС, как полагает Татьяна Проценко, «вызывает большие опасения, поскольку нарушает суть этих процессуальных действий, однако дает возможность следствию процессуально закрепить “сомнительный результат”». Законом предусмотрено право защитника присутствовать на опознании, заявлять ходатайства, вносить замечания в протокол следственного действия. При проведении опознания посредством ВКС адвокат физически не сможет присутствовать в двух местах одновременно – и в месте, где находится подозреваемый, и в месте, где находится опознающий (потерпевший, свидетель).

Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин, участвовавший в подготовке проекта данных поправок в бытность сенатором, подчеркивает, что «во всех случаях решительно невозможно согласиться с дистанционным способом проведения очных ставок и особенно опознаний, поскольку достоверность таких процессуальных действий и их результатов будет априори весьма сомнительна». Такой способ их проведения по очевидным причинам существенно облегчает возможность оказания недопустимого воздействия на ключевых участников, в первую очередь – на опознающее лицо, а также на «разъединенных» участников очной ставки.

Константин Добрынин считает, что теперь задача адвокатского сообщества – отслеживать в течение ближайшего времени практику применения нынешних поправок, консолидировать и систематизировать в органах адвокатской корпорации сведения о любых злоупотреблениях и нарушениях и, если они будут, обратиться в Федеральное Собрание с конкретными предложениями по уточнению принятого закона.