Виртуальная трибуна

Дата: 6 декабря 2022 г.

Адвокатский Телеграм: как создать сообщество

Ислам Хучиев ведет небольшой авторский канал и группу в Телеграме с весны 2019 года. С первых постов его ресурсы посвящены адвокатской практике, корпоративным новостям и новеллам законодательства. Специально для читателей «Российского адвоката» он рассказал, почему выбрал именно такую парадигму ведения публичных страниц и в чем польза для него, а также для его подписчиков.

Ислам ХУЧИЕВ
адвокат ККА «Грозный и партнеры»

С интересом прочитал статью Бориса Золотухина «Адвокатские чаты». Действительно, адвокаты заводят представительства во Всемирной сети по разным соображениям, и, увы, не всегда они благостны. К счастью, большинство коллег не гонятся за сиюминутной популярностью, а предпочитают заботиться об укреплении профессионального реноме. В этой статье я хочу поделиться опытом, как при грамотном подходе мессенджер Telegram может стать неплохим дополнительным инструментом для развития адвокатской деятельности.

Telegram получил мощный приток новых пользователей на фоне недавней блокировки в России двух популярных американских соцсетей. Неофиты не только быстро оценили удобство ресурса как мессенджера, но и распробовали его как социальную сеть, в которой новости разлетаются мгновенно и реакции на них не заставляют себя ждать. 

Канал – это визитная карточка

Мой канал так и называется: «Канал адвоката Ислама Хучиева». Потому что это моя виртуальная визитная карточка. Убежден, что в быстро развивающемся мире адвокатура должна выходить в публичное пространство максимально активно, заниматься правовым просвещением граждан в целях развития цивилизованного общества и выводить юридическую помощь на новый уровень.

Канал в Telegram как нельзя лучше справляется с запросами граждан на получение информации: хочу быстро и только важное плюс дайте аналитику и возможность высказаться или как минимум показать свою реакцию больше, чем просто поставить «лайк».

Не раскрою тайны, если скажу, что потенциальные доверители и оппоненты в поисках информации всё меньше прибегают к «сарафанному радио» и телевидению, заменяя их интернетом. После получения рекомендаций от знакомых они непременно сверяют сведения с соцсетями. Считайте, что грамотно настроенная социальная сеть – это то же, что и внешний вид адвоката офлайн. Как говорится, «по одежке встречают»… То есть защитник должен показать себя сдержанным, мудрым и позитивным.

Предвосхищаю, что вы скажете: «Нельзя нравиться всем»… Поэтому справедливости ради отмечу, что да, сложно, но возможно вести и развивать свою социальную сеть с подобным контентом. Видео с домашними кошками всегда будут просматривать чаще, чем каналы, рассказывающие о квалифицированном юристе. Но важно придерживаться собственной концепции. В своих публикациях я четко следую намеченной цели – донести до публики, оппонента и/или органа, инстанции доводы в защиту прав и законных интересов доверителя, если пост касается конкретного дела. А не шокирую публику острыми заявлениями или вызывающими фотографиями.

Дебаты в чатах

Есть также чат в Telegram «Группа адвоката Ислама Хучиева». Там можно обсудить посты, размещенные на канале, а еще задать интересующие вопросы. В группе состоят не только профессиональные юристы, но и граждане. Естественно, как должно быть в демократическом обществе, находятся те, кто задает вопросы с «острого угла» на злободневные темы. Принцип правового канала или группы, по моему мнению, заключается в том, чтобы отвечать на вопросы, придерживаясь риторики, соответствующей действующим в данное время правовым нормам.

Практические советы

Если вы не приобрели дополнительные возможности в Telegram, одновременно можно создать только 10 каналов и групп. Для любителя это более чем достаточно. Для меня важно иметь с читателями обратную связь, поэтому к каналу я прикрепил одноименную группу. Такое объединение предоставило возможность подписчикам из канала обсуждать публикации. Важно, что участие в группе – по желанию, а значит, состав этих площадок может различаться.

В качестве неплохого задела для распространения канала и группы имеется возможность добавлять и приглашать подписчиков и участников из контактов, содержащихся на личных устройствах связи. Также можно пригласить другого администратора с делегированными полномочиями управления. На количество добавления введены ограничения, но приглашать можно неограниченное количество подписчиков и участников, за которыми остается право игнорирования вашего приглашения.

Для того чтобы пользователи имели возможность самостоятельно находить и добавлять в подписки ваши каналы и группы, зарегистрированные в Telegram, измените настройки с частных на публичные.

И наконец, как сейчас любят говорить, последний «лайфхак». Намного привлекательнее и демократичнее выглядят те каналы, в которых разрешены реакции подписчиков (закрепленные эмодзи под публикациями, выражающие мнение о прочитанном).

В качестве заключения хочу подчеркнуть: акцентируйте внимание на доверителях, чьи права и законные интересы защищаете, – лучшей парадигмы для сохранения лица не придумано.



Дозировать «художественность»

Дата: 2 февраля 2023 г.

Евгений Ивон: «Судебные секретари недолюбивают риторов»

«Российский адвокат» продолжает публикацию блиц-интервью с победителями Всероссийского конкурса судебных речей и эссе, приуроченного к 100-летию выдающегося адвоката Семена Арии. Сегодня своим рецептом подготовки убедительного судебного выступления делится адвокат АП Амурской области Евгений Ивон (блиц с Нарине Айрапетян из АП Ставропольского края читайте здесь).

– Как Вы подходите к подготовке своих судебных речей?

– Как правильно говорят, самый лучший экспромт – это заранее приготовленный экспромт. И с этим трудно не согласиться, особенно когда это касается судеб людей и их правового будущего. Но почему-то так сложилось, что если я готовлюсь к судебной речи заранее и тщательно подбираю фразы и тезисы выступления, то итог выходит «без души» и эмоций, только сухой канцелярский остаток, которым славятся государственные обвинители. Если же я заранее не готовлю какую-то цельную письменную речь, то результат обычно получается «живым» и до неожиданности и непредсказуемости убедительным. Видимо, в аврально-стрессовых условиях мозг работает иначе и выдает удивительные перлы.

Конечно, я стараюсь не злоупотреблять таким подходом и всё равно заранее составляю хотя бы тезисы своего выступления, но именно в такие моменты, когда через себя пропускаешь проблему подзащитного, чувствуешь, что рождается истина в судебном заседании. Я не раз замечал, что после таких экспромтов судьи по-другому выносят приговоры и если не оправдывают подсудимого, то точно назначают наказание мягче обычного.

– Как отбираются доводы, призванные произвести на суд необходимый эффект?

– Мои доводы, которые я отбираю для убеждения судей, делятся на две категории: сугубо правовые стандартные аргументы, применяемые в обычной практике, и общечеловеческие аксиомы, вытекающие из здравого смысла, применительно к конкретной ситуации. Судьи ведь тоже люди, и мирские (а не только юридические), привычные ценности им также не чужды.

В практике встречаются ситуации, которые не укладываются в рамки правовых норм, не вмещают всех особенностей жизненных событий. В уголовно-процессуальном законодательстве есть достаточно механизмов, призванных учитывать многообразие и специфику конкретных деяний для назначения справедливого наказания, но иногда жизненные законы заставляют адвоката искать дополнительные неправовые доводы для убеждения суда в позиции защиты.

– Какие юридические и риторические инструменты Вы использовали, чтобы повысить убедительность судебной речи?

– Помню, еще в гимназическом классе в школе мы изучали риторику, в том числе и риторические приемы. Но в судоговорении они воспринимаются судом как затягивание процесса и «отработка вознаграждения перед доверителем», т.е. насыщенная эпитетами, аллегориями и прочей «художественностью» судебная речь перед профессиональным судьей часто работает не во благо, а даже во вред. Особенно такую инициативность недолюбливают судебные секретари, которым приходится лишний раз уделять особое внимание выступлениям таких адвокатов при составлении протокола судебного заседания.

А вот в суде присяжных разнообразие риторических инструментов позволяет адвокату применить всё свое красноречие, чтобы донести до заседателей суть позиции защиты. Такие приемы, как аллегория, ассоциации, интенсивность, в речи адвоката находят отклик в сознании присяжных заседателей и являются оправданным подспорьем в адвокатской практике.