Имидж – задача коллективная

Дата: 18 октября 2021 г.

Может ли отдельный адвокат изменить образ корпорации

Имидж является феноменом индивидуального, группового или массового сознания[1]. Имидж адвоката – это образ, который отражается в сознании тех, с кем его носитель взаимодействует лично или через информационное поле. Существует спорное, на мой взгляд, мнение, что имидж – это то, что есть у субъекта (или объекта) – носителя имиджа, а мнение о субъекте, оценка его достоинств и недостатков принадлежат группе людей и образуют общественное мнение[2]. Спорно это утверждение в том смысле, что одно без другого не существует: нет аудитории – нет имиджа.

Когда имидж раскрывают в качестве набора знаков, в сумме создающих «сообщение», воспринимаемое целевой аудиторией однозначно[3], здесь тоже есть с чем не соглашаться. Имиджевое послание, откуда бы оно ни исходило, является либо сознательной, заранее спланированной попыткой сформировать определенное мнение, образ, либо случайным эффектом.

Послание может исходить из любого источника: фильма, книги, выступления, выпуска новостей, манеры одеваться и вести себя, может считываться из того, на каком автомобиле передвигается адвокат, в каких условиях живет и многих других элементов повседневности. Все эти элементы можно назвать сигналами. И важно не только то, какие они, но и кем и как считываются, как их интерпретируют люди. Сигнал может дойти до получателя, а может и не дойти или дойти с искажениями. Важно подчеркнуть, что никакой «однозначности» восприятия не существует: нам не дано предугадать, как слово наше отзовется.

Когда мы говорим об имидже адвоката, надо понимать, что процесс его формирования происходит не только с участием, но в основном даже и без участия заинтересованного лица – собственно адвоката. Его личный контакт с целевой аудиторией необязателен. Представьте случайного человека, который никогда не обращался за юридической помощью, не общался с адвокатами, но у него в сознании есть образ адвоката. Назовите это мнением, стереотипом, представлением – всё едино, т.е. уже есть какой-то имидж адвоката, на который конкретный адвокат специально, целенаправленно влиять и не пытался.

Как такое возможно? Просто: интернет, фильмы, книги, рассказы знакомых, анекдоты. Для человека может оказаться достаточно одной просмотренной или прослушанной новости с яркой позитивной или негативной[4] окраской, чтобы появился образ: героический или постыдный, заслуживающий доверия, симпатии, восхищения или противоположного отношения.

Опыт личного взаимодействия может подтвердить либо изменить медийную предустановку. Опыт работы в качестве адвоката обязательно внесет в этот образ новые штрихи. Опыт работы с адвокатом (опыт следователя, судьи как представителей обособленной целевой группы) тоже специфичен и далек от «однозначности», потому что важны любые детали: кто с кем, как и при каких обстоятельствах работает.

Выходит, единого имиджа быть не может, имиджей много, и они различаются ровно настолько, насколько разные у людей, их создающих и воспринимающих, социальные роли, склад ума и поведение. Говоря языком уголовного права, добавлю, что время, место и обстановка тоже важны.


Вот почему глубина, эмоциональная оценка «имиджей» никогда не будут однозначными, одинаковыми. Молодой адвокат, который первый день в профессии, ничего не успевший сделать в ней, встречаясь с первым доверителем, неизбежно столкнется с предустановкой. Клиент может заранее исходить из того, что в данной ситуации его адвокат – это «последняя надежда», «мошенник», «благородный человек», «посредник для передачи взятки», «грамотный юрист», «пустомеля», «очень красноречивый человек», «дорогостоящий юрист», «бескорыстный человек» и т.д., грани образа бесконечны. Например, «грамотный, красноречивый, дорогой, при этом пройдоха».

Вступая в личный контакт с доверителем, коллегой, следователем, действуя напрямую, начинающий адвокат сможет постепенно изменить или подтвердить один или несколько из перечисленных стереотипов.

Профессиональная оценка имиджа, в отличие от обывательской, складывается на основе длительного взаимодействия с его носителями, такой оценке предшествуют наблюдение, анализ, работа с фактами. Значима и личность оценивающего: он может быть частью корпорации (сам адвокат) – давно или недавно, а может быть представителем другой профессиональной группы.

Так можно ли говорить о стратегии выстраивания имиджа адвоката и его личной роли в ее реализации? Полагаю, что не просто можно, а необходимо, ведь от адвоката в построении его имиджа зависит многое.

В немногочисленных публикациях на тему имиджа адвоката выделяются следующие тематические области: 1) нравственные начала и традиции адвокатуры, моральный авторитет; 2) манера поведения и стиль одежды адвоката; 3) репутация и профессиональное имя; 4) позитивный имидж адвокатуры как идеальный образ; 5) имидж адвокатуры как института гражданского общества; 6) стратегия повышения доверия к адвокатской профессии[5].

Раскрываются психологические аспекты имиджа адвоката: 1) самопрезентация и управление вызываемым впечатлением; 2) проблема нереального, далекого от действительности имиджа; 3) создание реального, убедительного, психологически комфортного имиджа; 4) типология имиджей; 5) самоимидж и воспринимаемый имидж; 6) сочетание профессионального имиджа с персональным; 7) работа по созданию позитивного имиджа адвокатуры, в том числе в интернете; 8) противоречивость образа адвоката в общественном сознании; 9) этапы самостоятельной работы адвоката над имиджем; 10) выбор одежды; 11) структура личного имиджа; 12) распространенные ошибки самостоятельного формирования внешнего имиджа[6].

Очевидно, что усилиями одного отдельно взятого адвоката создать устойчивый групповой имидж корпорации невозможно. Здесь, как на войне, важна работа по всем фронтам. Законодательство, этический кодекс, стандарты поведения – лишь часть арсенала, хотя и одна из самых значительных. Соблюдение правовых и этических норм, контроль за их соблюдением – второй важный фронт. Качественный отбор претендентов в адвокатуру – третье направление по созданию сильного имиджа.

Нельзя забывать и о вопросе формирования имиджа адвоката в культурном пространстве. Его обсуждают даже в рамках Петербургского международного юридического форума. Так, на площадке VII ПМЮФ состоялась интереснейшая дискуссия на тему «Художественный образ адвоката как двигатель развития профессии: почему адвокат так и не стал героем нашего времени»[7]. Участники озвучили, в частности, следующие точки зрения:

1. В России, к сожалению, пока не сложился художественный образ адвоката как защитника. Люди считают, что конституционные права восстанавливает кто угодно, и адвокат в этом строю неразличим. В стране вообще есть только один настоящий герой – президент.

2. Гражданам неясно, что первично: образ, созданный художником, или прототипы из жизни. От себя добавлю, что вопрос стратегически очень важен.

3. За рубежом адвокаты и судьи – члены единого юридического сообщества, переход из одной роли в другую может происходить многократно в течение профессиональной карьеры, и это хорошо сказывается на качестве их работы.

4. Проблема российской адвокатуры в том, что она не только отделена от государства, но и ему противопоставлена. Высказано мнение, что на данном этапе государственное обвинение и суд подавляют активность адвокатуры. Адвокат находится в положении, когда он мало что решает. Например, в уголовном процессе преобладают досудебные соглашения о сотрудничестве и особый порядок производства в связи с признанием обвиняемым своей вины. В этих форматах адвокат не может раскрыться. Оппоненты доказывали обратное, призывая адвокатов быть активнее.

Говоря о формировании адвокатского имиджа в культурном пространстве, отмечу, что исторически первым возник литературный имидж. Мы знаем о нем из научных изданий, очерков, мемуаров XIX века, помним великие фамилии, их биографии, речи. В целом это мощный и в основном позитивный образ «гиганта и чародея слова».

Но и тогда не всё было так однозначно. Исследователи пишут о существовании в те времена адвокатуры присяжной и частной, а также «подпольной», которая находилась вне закона. Это были подпольные ходатаи по делам, в действительности не принадлежавшие к адвокатскому сообществу, зачастую они не имели юридического образования и занимались обманом закона и клиента. После образования в 1866 году присяжной адвокатуры обнаружилось, что «подпольная адвокатура» в глазах значительной части клиентов обладала важными достоинствами – относительной дешевизной услуг и непритязательностью в обращении[8].

Оценки присяжной адвокатуре в информационном пространстве XIX столетия давались не всегда позитивные. Например, после оправдания Засулич и убийства Александра II в проправительственной печати адвокатов называли «брехунцами», «софистами нового времени», «прелюбодеями слова»[9].

В начале XX века и в советский период в массовом сознании формировалось отрицательное отношение к адвокатуре. В «Письме Е.Д. Стасовой и товарищам в московской тюрьме» В.И. Ленин называл адвокатов интеллигентской, часто поскудничающей сволочью[10]. В советском кинематографе вплоть до 70-х годов XX века образ адвоката появлялся редко, но всякий раз в этом амплуа изображался кто-то неприятный, трусливый, подлый, жестокий[11]. Первый эпизодический положительный образ появился в 1977 году в картине «Мимино». Полная реабилитация адвокатуры состоялась в фильме 1985 года «Подсудимый»[12]. В 1988-м положительный имидж адвоката был показан в фильмах «Воры в законе» и «Защитник Седов»[13].

В начале 1990-х и в «нулевые» образ адвоката снова потерялся. Экраны формировали у людей образы преступников и милиционеров, политиков и террористов, поп-певцов и певиц, миллиардеров, но не адвокатов («Брат», «Брат 2», «Бригада» и др.). Внутри корпорации тоже происходило неладное. За годы реформ адвокатура утратила сформированные в СССР черты элитарного закрытого сообщества, и в адвокаты устремились люди, недостаточно подготовленные «как с точки зрения компетентности, так и по моральным критериям»[14].

В новой России образ адвокатов стал меняться. Конечно, безнравственный образ «карманных адвокатов», «почтальонов», «решал» не исчез. Но вместе с тем коллеги стали равняться на имидж мастеров своего дела и учителей, начинавших свою деятельность еще в советское время, таких как Г.П. Падва, Г.М. Резник и другие. Появилось и другие типы неприемлемого поведения, работающие на отрицательный имидж: безвкусный и эпатажный гардероб[15], асоциальное поведение[16] и т.п.

Нужно еще раз отметить, что работа над повышением качества адвокатского сообщества ведется постоянно. С повсеместным введением автоматического распределения дел уходят в прошлое «карманные адвокаты». ФПА РФ ведет важную просветительскую деятельность, рассказывая о реальных героях и выдающихся представителях адвокатуры[17], реализует систему поощрений действительно достойных представителей профессии[18].

Таким образом, стратегия выстраивания имиджа адвоката – не просто личный развернутый план действий конкретного адвоката на долгосрочную перспективу. Это гораздо больше и сложнее, чем может показаться без погружения в тему. На протяжении всей статьи я пытался убедить читателей в том, что в формировании и реализации стратегии должны участвовать гораздо больше адвокатов, чем представляется на первый взгляд. Надеюсь, мне удалось пояснить, что свой вклад в создание имиджа способны внести историки, журналисты, писатели, сценаристы, режиссеры, актеры, законодатели, следователи, судьи, а также родители и учителя будущих правозащитников.

Люди образованные, законопослушные, адекватные, для которых адвокатура – не бизнес, а призвание, люди, знающие историю профессии и ее лучших представителей, никогда за эти грани не выйдут. Образование, выросшее на хорошем воспитании, и активная гражданская позиция являются железными гарантиями того, что носитель высокого звания «адвокат» не подведет профессию и пройдет с нею до самого конца.

Именно из таких людей появляются реальные прототипы, настоящие имиджевые фигуры, «гиганты и чародеи слова».

Источники:

Положение о мерах, основаниях и порядке поощрения Федеральной палаты адвокатов РФ, утв. решением Совета ФПА РФ от 29 октября 2014 г., протокол № 5, с изм. и доп. от 20 декабря 2019 г., протокол № 9 // ФПА РФ. URL: https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-documents-of-the-council/position-on-the-measures-the-grounds-and-procedure-for-the-promotion-of-the-federal-chamber-of-lawye/ (дата обращения: 01.08.2021).

Адвокат Лукманова осуждена условно за мошенничество // Интерфакс. 02.02.2021. URL: https://www.interfax.ru/russia/749066 (дата обращения: 01.08.2021).

Адвокату, ударившему начальницу поезда, дали два года и три месяца условно. 01.11.2019. URL: https://topspb.tv/news/2019/11/1/advokatu-udarivshemu-nachalnicu-poezda-dali-dva-goda-i-tri-mesyaca-uslovno/ (дата обращения: 01.08.2021).

Арапова Е.Д. Пореформенная адвокатура 60–70-х годов XIX века в восприятии русского общества: Автореферат дисс. … канд. ист. наук. М., 2011. URL: http://www.hist.msu.ru/Science/Disser/Arapova.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

Беляева М.А., Самкова В.А. Азы имиджелогии: имидж личности, организации, территории: Учебное пособие для вузов. Екатеринбург, 2016.

Владимир Машков сыграет Фёдора Плевако // ФПА РФ. 17.05.2021. URL: https://fparf.ru/news/fpa/vladimir-mashkov-sygraet-fyedora-plevako/ (дата обращения: 01.08.2021).

Выжутович В. Игры в защите (беседа с Г. Падвой) // Российская газета. 2020. № 213(8267). URL: https://rg.ru/2020/09/22/sud-nad-efremovym-vyiavil-problemy-rossijskoj-advokatury.html (дата обращения: 01.08.2021).

Галоганов А. Образец Адвоката, Руководителя, Человека // ФПА РФ. 20.05.2020. URL: https://fparf.ru/polemic/discussion/obraz-advokata-v-iskusstve/ (дата обращения: 01.08.2021).

Деловой стиль способствует положительному имиджу // ФПА РФ. 23.05.2017. URL: https://fparf.ru/news/fpa/delovoy-stil-sposobstvuet-polozhitelnomu-imidzhu/ (дата обращения: 01.08.2021).

Ерофеев К.Б. Образ адвоката в советском кинематографе // Евразийская адвокатура. 2013. № 2. С. 20–22.

Кутько В.В., Дегтярева Е.В., Соломка Л.Ю., Рыльская А.М., Василенко В.Т. Имидж адвоката: теоретико-правовой аспект. URL: http://www.rusnauka.com/pdf/284813.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 9. М.: Издательство политической литературы, 1967.

Повысить имидж адвокатуры Дона // ФПА РФ. 18.03.2020. URL: https://fparf.ru/news/fpa/povysit-imidzh-advokatury-dona/ (дата обращения: 01.08.2021).

Скабелина Л.А. Психологические аспекты адвокатской деятельности. М.: Федеральная палата адвокатов, 2012.

Спрос на право: факторы и движущие силы (круглый стол XVI Апрельской конференции) // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 3. С. 194–212.

Суд улицы // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2014. № 4. С. 64. URL: https://www.advokatymoscow.ru/upload/iblock/b03/vestnik_4_2014.pdf (дата обращения: 01.08.2021).


[1] Скабелина Л.А. Психологические аспекты адвокатской деятельности. М.: Федеральная палата адвокатов, 2012. С. 37.

[2] Беляева М.А., Самкова В.А. Азы имиджелогии: имидж личности, организации, территории: Учебное пособие для вузов. Екатеринбург, 2016. С. 5.

[3] Там же. С. 6.

[4] Адвокат Лукманова осуждена условно за мошенничество // Интерфакс. 02.02.2021. URL: https://www.interfax.ru/russia/749066 (дата обращения: 01.08.2021).

[5] Кутько В.В., Дегтярева Е.В., Соломка Л.Ю., Рыльская А.М., Василенко В.Т. Имидж адвоката: теоретико-правовой аспект. URL: http://www.rusnauka.com/pdf/284813.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

[6] Скабелина Л.А. Указ. соч. С. 36–53.

[7] URL: https://fparf.ru/media/photo/diskussionnaya-sessiya-quot-khudozhestvennyy-obraz-advokata-kak-dvigatel-razvitiya-professii-pochemu-advokat-tak-i-ne-stal-geroem-nashego-vremeni-quot/.

[8] Арапова Е.Д. Пореформенная адвокатура 60–70-х годов XIX века в восприятии русского общества: Автореферат дисс. … канд. ист. наук. М., 2011. С. 20.

[9] Суд улицы // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2014. № 4. С. 64. URL: https://www.advokatymoscow.ru/upload/iblock/b03/vestnik_4_2014.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

[10] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 9. М.: Издательство политической литературы, 1967. C. 169173.

[11] Ерофеев К.Б. Образ адвоката в советском кинематографе // Евразийская адвокатура. 2013. № 2. С. 20–22.

[12] https://www.kinopoisk.ru/film/43053/ (дата обращения: 01.08.2021).

[13] https://youtu.be/bfUvjyz2pKQ (дата обращения: 01.08.2021).

[14] Выжутович В. Игры в защите (беседа с Г. Падвой) // Российская газета. 2020. № 213(8267). URL: https://rg.ru/2020/09/22/sud-nad-efremovym-vyiavil-problemy-rossijskoj-advokatury.html (дата обращения: 01.08.2021).

[15] Фокс А. Дресс-код адвоката: защите запретили пирсинг, яркий макияж, тату и спортивную обувь // РАПСИ. 23.05.2017. URL: http://rapsinews.ru/legal_market_publication/20170523/278683468.html (дата обращения: 01.08.2021).

[16] Адвокату, ударившему начальницу поезда, дали два года и три месяца условно. 01.11.2019. URL: https://topspb.tv/news/2019/11/1/advokatu-udarivshemu-nachalnicu-poezda-dali-dva-goda-i-tri-mesyaca-uslovno/ (дата обращения: 01.08.2021).

[17] Галоганов А. Образец Адвоката, Руководителя, Человека // ФПА РФ. 20.05.2020. URL: https://fparf.ru/polemic/discussion/obraz-advokata-v-iskusstve/ (дата обращения: 01.08.2021).

[18] Положение о мерах, основаниях и порядке поощрения Федеральной палаты адвокатов РФ, утв. решением Совета ФПА РФ 29 октября 2014 г., протокол № 5, с изм. и доп. от 20 декабря 2019 г., протокол № 9 // ФПА РФ. URL: https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-documents-of-the-council/position-on-the-measures-the-grounds-and-procedure-for-the-promotion-of-the-federal-chamber-of-lawye/ (дата обращения: 01.08.2021).



Без резких движений

Дата: 6 октября 2022 г.

Как не останавливать развитие в условиях санкционного шторма

В первые дни кризиса многие юридические бренды впали в ступор и перешли в режим «маркетингового молчания», но позже, столкнувшись с валом запросов от доверителей по санкционным кейсам, вернулись в привычное русло антикризисного консалтинга.
На профильных конференциях партнеры юрфирм и маркетологи вспоминают уроки пандемии, когда внешние обстоятельства заставили юристов быстро трансформироваться в поиске более эффективных решений в работе с клиентами. Однако новый кризис совсем другой, а юридический рынок стремительно изменился. Как угнаться и стоит ли бежать со всеми, постараемся разобраться.

Уроки пандемии

Ключевой тезис пандемии «оставаться полез­ными для доверителей» актуален и сегодня, когда постоянно меняется правовое регули­рование, а вводимые пакеты санкций и кон­трсанкций ставят новые вызовы. Так, согласно опросу журнала Legal Insight 86% юрфирм планируют оказывать или уже оказывают новые услуги, среди которых: санкционный комплаенс (42%), автоматизация (18%), изме­нения в договорной работе (15%), реструкту­ризация, корпоративное право (13%) и во­просы налогообложения (5%). Ряд компаний заявили об открытии cанкционных практик или антикризисных штабов, начали выпу­скать соответствующие алерты и проводить клиентские мероприятия. Для поддержания лояльности доверителей в период пандемии ряд услуг стали оказывать бесплатно. Также поступили в текущих условиях 58% консуль­тантов, а 21% высказали готовность оказы­вать такую помощь. При этом 10% юрфирм признались, что клиенты просят отсрочку платежей или существенного снижения сто­имости услуг, сообщают исследователи Legal Insight. Тем не менее в ценовой политике юристы придерживаются разных позиций: некоторые повысили стоимость услуг на 20%, другие снизили, а третьи сохранили прежний уровень цен.

В период локдауна, когда офлайн-меропри­ятия были под запретом и консультанты ушли в онлайн, инхаус-юристы столкнулись с боль­шим наплывом однотипных алертов, и этот напор в основном воспринимался ими нега­тивно. Сегодня степень регуляторных изме­нений и уровень неординарности задач в разы выше, поэтому отношение инхаусов к инфор­мационным материалам консультантов из­менилось. Так, 53% опрошенных Legal Insight руководителей юрдепов читают рассылки консультантов, а 21% хотели бы их получать. Среди источников информации опрошенные отметили: Telegram-каналы (31%), юридиче­ские рассылки (27%), юридические журналы (27%), Facebook* (9%). Мероприятия, пред­полагающие живое общение и возможность кулуарно обсудить проблемы бизнеса, также сохраняют востребованность: 90% инхаусов хотят посещать юридические мероприятия, 37% из них готовы ходить только на бесплат­ные события.

Рисунок: Мария Капитанова

Без резких движений

Сегодня каждый выбирает собственную стратегию поведения: одни сделали ставку на быстрый рост, присоединение других игроков, открытие новых офисов и практик; вторые сконцентрировались на сдержанном маркетинге текущих клиентов; третьи заняли выжидательную позицию или перешли в ре­жим «радиомолчания».

Если вы решили не делать резких движений, сократив бюджет на внешние мероприятия, то стоит сфокусироваться на качественном контенте, используя всевозможные бесплат­ные и малобюджетные способы его продвиже­ния. Один и тот же долгоиграющий материал с прогнозами и практическими рекомендаци­ями может быть использован для экспертной колонки или инфографики, поста в Telegram- канале или в эфире радиопередачи. Возрастает роль закрытых клиентских мероприятий, где в доверительной обстановке можно обсудить текущие задачи. При этом бюджет на собствен­ный ивент сопоставим с участием в профиль­ной конференции. Однако совершенно не факт, что за один бизнес-завтрак или неформальную встречу вы получите запросы от новых клиен­тов. Важен системный подход, который можно выстроить с помощью комьюнити-маркетинга. Упакуйте серию ваших мероприятий в профес­сиональное сообщество с качественным нетвор­кингом, и маркетинговый эффект будет выше. Стоит также обратить внимание на отраслевые неформальные сообщества бизнеса, где повест­ку встреч задает сам бизнес, а не окологосудар­ственные структуры. Порой при правильном нетворкинге на такие рабочие группы можно попасть совершенно бесплатно.

Игра в позиционирование

Уход с рынка иностранных юридиче­ских фирм вызвал широкое обсуждение на профильных конференциях. Сами пред­ставители некоторых ильфов (от англ. ILF ‒ international law firm) заявили о сохранении сотрудников, наработок и баз данных. Юри­дически ряд фирм уже давно были россий­скими, а изменения коснулись только прав использования бренда, как признавались консультанты. Компании покинули междуна­родные сети, но остались их «эксклюзивны­ми» консультантами. Сегодня мы наблюдаем зарождение новых, уже российских брендов на базе «оставшихся» команд ильфов. Среди первых юрфирм, представивших сообще­ству новые бренды, ‒ Alumni Partners (ранее Bryan Cave Leighton Paisner), Nordic Star (ранее Borenius), Birch Legal (ранее Eversheds Sutherland). Для компаний такой вынужден­ный ребрендинг стал настоящим вызовом, так как одновременно нужно было справляться с клиентской работой, разрабатывать и согла­совывать новый логотип, айдентику, контент временного сайта ‒ и всё это в предельно сжатые сроки.

Опрос Legal Insight показал, что 53% инхаус-юристов готовы продолжить работу с командами «обрусевших» ильфов при со­хранении прежнего качества услуг, 23% будут сотрудничать только при снижении ставок, а 24% не планируют продолжать работать. Нужно отметить, что некоторые компании с госучастием вынуждены были экстренно начать поиск юридических консультантов, так как ряд ильфов отказались сопровождать проекты из-за санкций. Придут ли к вам новые заказчики, зависит от маркетинга и позиционирования, релевантного опыта, репутации и рейтингов, подтверждающих специализацию в определенной отрасли или практике. Как правило, в крупных компа­ниях отделы, ответственные за поиск и ак­кредитацию контрагентов, не могут хорошо ориентироваться в таких специфических видах услуг, как юридические, поэтому всегда запрашивают помощь у профильного иници­атора закупки ‒ главы юридического отдела. Именно поэтому так важны точечный мар­кетинг и позиционирование, чтобы в момент икс инхаус-юрист вспомнил ваш бренд, когда нужно будет направить предварительный спи­сок компаний, способных разрешить сложный земельный спор, найти должников за рубежом или сопроводить M&A-сделку.

Прокомментируйте это немедленно

Нельзя не отметить существенный рост запросов экспертных комментариев от журналистов деловых и правовых изданий. Инфоповодов за последние дни было много: санкции в отношении отдельных компаний и физических лиц, законопроект о временной администрации, громкие коллективные иски, арест зарубежных активов, параллельный импорт, мораторий на банкротство, валютные ограничения и блокировки счетов и пр. Для вас это отличная возможность попасть в ве­дущие деловые СМИ, а успех будет зависеть от скорости и практической ценности коммен­тариев. Если на аутсорсе или в штате фирмы нет профильного PR-специалиста или прямых контактов журналистов, компания может самостоятельно отслеживать новости и да­ вать свои, может быть, менее оперативные, но взвешенные комментарии для фирменного Telegram-канала или журнала.

Порой такие заметки могут увидеть журна­листы и уже обратиться к вам за подробным мнением по схожим запросам. Важно не боять­ся коммуницировать с представителями СМИ: если вы нашли новость, о которой еще никто не высказался с точки зрения права, про­являйте инициативу. Найдите профильного журналиста и предложите материал с вашим комментарием.

Неустойчивое будущее

Сейчас адвокаты и юристы заняты об­работкой «горящих» запросов бизнеса, связанных с релокацией, персональными и корпоративными санкциями, изменением логистических цепочек, вопросами валютного регулирования и таможенного права. Однако со временем, когда пожары будут потушены, начнется конкуренция за клиентов, которых станет объективно меньше из-за ухудшения экономической ситуации и заморозки дея­тельности иностранных компаний в России. Еще в начале года в тренде было ESG, ряд юрфирм запускали соответствующие прак­тики и поддерживали форумы об устойчивом развитии, а теперь тема ушла на второй план. Тем не менее маркетологи dentsu видят в ESG возможность вернуть доверие потребителей к иностранным брендам, покинувшим стра­ну, если те когда-нибудь возвратятся. Стоит отметить, что ряд иностранных компаний, несмотря на формальный уход с рынка, про­должили реализацию благотворительных и социальных программ. В качестве примера эксперты приводят «Макдоналдс», который во внешних коммуникациях заявил о сохране­нии поддержки фонда «Дом Роналда Макдо­налда» в России. Также локальные бренды «ушедших» международных компаний ‒ «Лю­бимый» (Pepsi) и «Чистая линия» (Unilever) ‒ продолжили рекламные размещения с со­циальными и экологическими акцентами. Рынок консалтинга не стал исключением. Так, российское подразделение PwC, пред­ставив новый бренд «Технологии доверия», подчеркнуло, что продолжит реализацию бла­готворительных и иных инициатив (конкурс «Деловая книга года в России», общенацио­нальная премия «Здравомыслие» и пр.).

Кризис порождает конфликты как с внеш­ними контрагентами, так и внутри компаний, поэтому одна из очевидных точек роста ‒ практика разрешения споров: как коммерче­ских, так и корпоративных. В последние годы эксперты отмечают рост практик частных клиентов, которые обслуживают интересы состоятельных граждан по целому спектру во­просов, начиная с бракоразводных процессов и заканчивая сопровождением сделок по по­купке предметов роскоши. При этом серьез­ную конкуренцию юристам составляют family offices, которые научились тиражировать свои услуги в своей нише. Среди практик, в кото­рых традиционно были сильны ильфы, Право. ru отмечены финансовое и банковское право, санкционное право, транспортное право, международный арбитраж, фармацевтика, комплаенс. С учетом ухода ильфов и нежела­ния некоторых инхаусов продолжать работу с их новыми брендами у российских юрфирм появился шанс побороться за клиентов в этих областях права. В то же время сам по себе уход ильфов негативно скажется на цене услуг, уверены некоторые партнеры российских юрфирм, так как некому будет держать их на высоком уровне.

* – Организация, запрещенная на территории Российской Федерации.