Дресс-код адвоката: бабочка или галстук?

Дата: 12 мая 2020 г.

In nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti. Amen [1]

Доброго времени суток, уважаемые коллеги!

Представленную вашему вниманию статью я написал потому, что сегодня меня интересует немаловажный вопрос: какой, в сущности, должен быть деловой стиль адвоката? Давайте попробуем в этом разобраться.

Адвоката, по моему глубокому убеждению, должны отличать сдержанность, опрятность и отсутствие экстравагантности. Положительному имиджу, конечно же, способствует деловой стиль. Но должен ли он быть таким же, как у всех, или как-то обособляться в связи особым назначением профессии?

Деловой стиль в обычном мире – это строгий костюм, галстук-самовяз и отсутствие «кричащих» аксессуаров. Наверное, это и правильно, что представители деловой среды определенным образом позиционируют себя, отделяя от обычного люда.

При вдумчивом рассуждении на память приходят некоторые мысли присяжного поверенного Л. Владимирова: «Защита есть свет и тепло в безутешном зале нынешней жестокой юстиции». И действительно, адвокат – это не судья и не прокурор. У него другая миссия. Какая?

«Адвокат, – говорит Молло, – это духовник своего клиента». Какое глубокое наблюдение! Профессия адвоката сродни и служению священника, и профессиям врача и воина. Каждая из этих категорий людей имеет, кстати, свою униформу. Белый халат есть символ чистоты и непорочности, черная ряса священника и черная мантия судьи – символы беспристрастия, отрешенности от мирских страстей.

Униформу имеют и чиновники, и бизнесмены, и мы в повседневности это регулярно наблюдаем. Адвокат, конечно же, принадлежит к деловому кругу людей, но он не чиновник и не бизнесмен.

Сегодня я бы хотел обратить ваше внимание на такой важный атрибут одежды адвоката, как галстук-бабочка, и поделиться с вами, дорогие друзья, своими мыслями о том, чем этот атрибут прекрасен и почему он соответствует духу такого благородного института, как адвокатура.

Галстук-бабочка был очень распространен в присяжной адвокатуре в прошлом. В нем на многих фотографиях запечатлены Ф. Плевако, В. Спасович, К. Арсеньев и ряд других известных адвокатов. Сегодня деловые люди – адвокаты «бабочку» не носят. Бытует мнение, что она выглядит чудаковато и помпезно. Этот галстук есть атрибут шоуменов, а не серьезных людей, занимающихся «большими» делами.

С таким мнением согласиться весьма сложно. И, думается, вот почему. Призвание адвокатуры – это оказание юридической помощи всем, кому грозят вред, опасность, гибель. Еще Жуль Фавр замечал: «К нам обращаются страдающие, и пусть доступ к нам будет всегда легким, чтобы, касаясь нашего порога, все считали себя у себя дома и чтобы сильные мира сего не могли воспретить пользоваться этим убежищем». Довольно часто именно от адвоката человеку требуются утешение, ободрение, вселение надежды на благополучное разрешение его тяжелой жизненной ситуации. Галстук-бабочка этому хорошо способствует. Как же именно?

Л. Владимиров, на мой взгляд, абсолютно прав, говоря о «безутешной» юстиции. Да, порой эта «дама» неумолимо справедлива, порой формально справедлива и в этой справедливости, по сути, жестока и тиранична. Но не такой же должна быть адвокатура! Ее лик должен быть более утонченным и скорее напоминать «богиню Утешения».

Галстук-бабочка ранее так же активно использовался в повседневной деловой жизни, как и «традиционный». Это было в XIX в., в XX в. и активно используется сейчас коллегами, практикующими за рубежом. Мне могут сказать, что всё устаревает, и по-своему будут правы. А я могу ответить, что новое – это хорошо забытое старое. И еще: «не стоит прогибаться под изменчивый мир…», а дальше знаете сами. Нет, я не призываю к принудительной униформе, я говорю о восстановлении преемственности и обогащении традиций.

Перечислю те основные достоинства, которыми располагает галстук-бабочка.

1. Он имеет интересную особенность: его не наденут ни прокурор, у которого есть форма, ни судья, у которого есть мантия, ни чиновник, у которого есть галстук-самовяз. Так почему бы его не надеть адвокату, деловито и пунктуально обособляя себя? Это ведь тоже галстук.

2. Галстук-бабочка более располагает человека к непринужденности, устраняя официально-деловую сухость, что и способствует доверительному общению и установлению контакта. К рассказу всей полной, неприкрытой правды. Адвокат как бы говорит своим внешним видом: «Я пришел не судить, а “лечить”. Помогать и защищать, и я не чиновник. Говори прямо и ничего не бойся».

3. Каждый, кто надевал галстук-бабочку, наверное, чувствовал, как сразу меняется настроение. Становишься более радушным, приветливым. Внешне благообразная одежда сообщает благообразие душе, а это, конечно же, другим человеком хорошо считывается.

Все профессиональные менеджеры знают: чтобы завоевать внимание и доверие клиента, его нужно к себе расположить, удивив чем-либо. «Кто удивил, тот победил», – говорил Суворов. Не расположив, невозможно добраться до сути, увидеть сокровенное.

Галстук-бабочка, не будучи атрибутом повседневности, этому хорошо способствует. Мне могут сказать, что этот элемент одежды несерьезен. А адвокату, по моему глубокому убеждению, и не нужна чрезмерная серьезность – она и так складывается в силу самой ситуации.

Не переживайте! Вы не будете выглядеть глупо в глазах своего клиента. Наоборот, ему будет казаться, что вы добрый, открытый и чуткий человек.

Конечно, если вы наденете разноцветную бабочку, дорогие кольца, запонки, пестрый пиджак, то вряд ли впишетесь в образ судебного юриста – правозаступника. Как-то в одной статье я обратил внимание на верное утверждение, что «бабочка» – это скорее последний штрих в общей картине. Но, на мой взгляд, штрих такой, который черно-белое делает цветным.

Строгий пиджак, аккуратная прическа, подстриженные борода и усы, однотонная «бабочка» – вот достойный образ юриста. Этот галстук не «заезжен» обыденностью, наоборот: это обособленный и подчеркивающий принадлежность к благородной профессии аксессуар.

[1] Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.



Без резких движений

Дата: 6 октября 2022 г.

Как не останавливать развитие в условиях санкционного шторма

В первые дни кризиса многие юридические бренды впали в ступор и перешли в режим «маркетингового молчания», но позже, столкнувшись с валом запросов от доверителей по санкционным кейсам, вернулись в привычное русло антикризисного консалтинга.
На профильных конференциях партнеры юрфирм и маркетологи вспоминают уроки пандемии, когда внешние обстоятельства заставили юристов быстро трансформироваться в поиске более эффективных решений в работе с клиентами. Однако новый кризис совсем другой, а юридический рынок стремительно изменился. Как угнаться и стоит ли бежать со всеми, постараемся разобраться.

Уроки пандемии

Ключевой тезис пандемии «оставаться полез­ными для доверителей» актуален и сегодня, когда постоянно меняется правовое регули­рование, а вводимые пакеты санкций и кон­трсанкций ставят новые вызовы. Так, согласно опросу журнала Legal Insight 86% юрфирм планируют оказывать или уже оказывают новые услуги, среди которых: санкционный комплаенс (42%), автоматизация (18%), изме­нения в договорной работе (15%), реструкту­ризация, корпоративное право (13%) и во­просы налогообложения (5%). Ряд компаний заявили об открытии cанкционных практик или антикризисных штабов, начали выпу­скать соответствующие алерты и проводить клиентские мероприятия. Для поддержания лояльности доверителей в период пандемии ряд услуг стали оказывать бесплатно. Также поступили в текущих условиях 58% консуль­тантов, а 21% высказали готовность оказы­вать такую помощь. При этом 10% юрфирм признались, что клиенты просят отсрочку платежей или существенного снижения сто­имости услуг, сообщают исследователи Legal Insight. Тем не менее в ценовой политике юристы придерживаются разных позиций: некоторые повысили стоимость услуг на 20%, другие снизили, а третьи сохранили прежний уровень цен.

В период локдауна, когда офлайн-меропри­ятия были под запретом и консультанты ушли в онлайн, инхаус-юристы столкнулись с боль­шим наплывом однотипных алертов, и этот напор в основном воспринимался ими нега­тивно. Сегодня степень регуляторных изме­нений и уровень неординарности задач в разы выше, поэтому отношение инхаусов к инфор­мационным материалам консультантов из­менилось. Так, 53% опрошенных Legal Insight руководителей юрдепов читают рассылки консультантов, а 21% хотели бы их получать. Среди источников информации опрошенные отметили: Telegram-каналы (31%), юридиче­ские рассылки (27%), юридические журналы (27%), Facebook* (9%). Мероприятия, пред­полагающие живое общение и возможность кулуарно обсудить проблемы бизнеса, также сохраняют востребованность: 90% инхаусов хотят посещать юридические мероприятия, 37% из них готовы ходить только на бесплат­ные события.

Рисунок: Мария Капитанова

Без резких движений

Сегодня каждый выбирает собственную стратегию поведения: одни сделали ставку на быстрый рост, присоединение других игроков, открытие новых офисов и практик; вторые сконцентрировались на сдержанном маркетинге текущих клиентов; третьи заняли выжидательную позицию или перешли в ре­жим «радиомолчания».

Если вы решили не делать резких движений, сократив бюджет на внешние мероприятия, то стоит сфокусироваться на качественном контенте, используя всевозможные бесплат­ные и малобюджетные способы его продвиже­ния. Один и тот же долгоиграющий материал с прогнозами и практическими рекомендаци­ями может быть использован для экспертной колонки или инфографики, поста в Telegram- канале или в эфире радиопередачи. Возрастает роль закрытых клиентских мероприятий, где в доверительной обстановке можно обсудить текущие задачи. При этом бюджет на собствен­ный ивент сопоставим с участием в профиль­ной конференции. Однако совершенно не факт, что за один бизнес-завтрак или неформальную встречу вы получите запросы от новых клиен­тов. Важен системный подход, который можно выстроить с помощью комьюнити-маркетинга. Упакуйте серию ваших мероприятий в профес­сиональное сообщество с качественным нетвор­кингом, и маркетинговый эффект будет выше. Стоит также обратить внимание на отраслевые неформальные сообщества бизнеса, где повест­ку встреч задает сам бизнес, а не окологосудар­ственные структуры. Порой при правильном нетворкинге на такие рабочие группы можно попасть совершенно бесплатно.

Игра в позиционирование

Уход с рынка иностранных юридиче­ских фирм вызвал широкое обсуждение на профильных конференциях. Сами пред­ставители некоторых ильфов (от англ. ILF ‒ international law firm) заявили о сохранении сотрудников, наработок и баз данных. Юри­дически ряд фирм уже давно были россий­скими, а изменения коснулись только прав использования бренда, как признавались консультанты. Компании покинули междуна­родные сети, но остались их «эксклюзивны­ми» консультантами. Сегодня мы наблюдаем зарождение новых, уже российских брендов на базе «оставшихся» команд ильфов. Среди первых юрфирм, представивших сообще­ству новые бренды, ‒ Alumni Partners (ранее Bryan Cave Leighton Paisner), Nordic Star (ранее Borenius), Birch Legal (ранее Eversheds Sutherland). Для компаний такой вынужден­ный ребрендинг стал настоящим вызовом, так как одновременно нужно было справляться с клиентской работой, разрабатывать и согла­совывать новый логотип, айдентику, контент временного сайта ‒ и всё это в предельно сжатые сроки.

Опрос Legal Insight показал, что 53% инхаус-юристов готовы продолжить работу с командами «обрусевших» ильфов при со­хранении прежнего качества услуг, 23% будут сотрудничать только при снижении ставок, а 24% не планируют продолжать работать. Нужно отметить, что некоторые компании с госучастием вынуждены были экстренно начать поиск юридических консультантов, так как ряд ильфов отказались сопровождать проекты из-за санкций. Придут ли к вам новые заказчики, зависит от маркетинга и позиционирования, релевантного опыта, репутации и рейтингов, подтверждающих специализацию в определенной отрасли или практике. Как правило, в крупных компа­ниях отделы, ответственные за поиск и ак­кредитацию контрагентов, не могут хорошо ориентироваться в таких специфических видах услуг, как юридические, поэтому всегда запрашивают помощь у профильного иници­атора закупки ‒ главы юридического отдела. Именно поэтому так важны точечный мар­кетинг и позиционирование, чтобы в момент икс инхаус-юрист вспомнил ваш бренд, когда нужно будет направить предварительный спи­сок компаний, способных разрешить сложный земельный спор, найти должников за рубежом или сопроводить M&A-сделку.

Прокомментируйте это немедленно

Нельзя не отметить существенный рост запросов экспертных комментариев от журналистов деловых и правовых изданий. Инфоповодов за последние дни было много: санкции в отношении отдельных компаний и физических лиц, законопроект о временной администрации, громкие коллективные иски, арест зарубежных активов, параллельный импорт, мораторий на банкротство, валютные ограничения и блокировки счетов и пр. Для вас это отличная возможность попасть в ве­дущие деловые СМИ, а успех будет зависеть от скорости и практической ценности коммен­тариев. Если на аутсорсе или в штате фирмы нет профильного PR-специалиста или прямых контактов журналистов, компания может самостоятельно отслеживать новости и да­ вать свои, может быть, менее оперативные, но взвешенные комментарии для фирменного Telegram-канала или журнала.

Порой такие заметки могут увидеть журна­листы и уже обратиться к вам за подробным мнением по схожим запросам. Важно не боять­ся коммуницировать с представителями СМИ: если вы нашли новость, о которой еще никто не высказался с точки зрения права, про­являйте инициативу. Найдите профильного журналиста и предложите материал с вашим комментарием.

Неустойчивое будущее

Сейчас адвокаты и юристы заняты об­работкой «горящих» запросов бизнеса, связанных с релокацией, персональными и корпоративными санкциями, изменением логистических цепочек, вопросами валютного регулирования и таможенного права. Однако со временем, когда пожары будут потушены, начнется конкуренция за клиентов, которых станет объективно меньше из-за ухудшения экономической ситуации и заморозки дея­тельности иностранных компаний в России. Еще в начале года в тренде было ESG, ряд юрфирм запускали соответствующие прак­тики и поддерживали форумы об устойчивом развитии, а теперь тема ушла на второй план. Тем не менее маркетологи dentsu видят в ESG возможность вернуть доверие потребителей к иностранным брендам, покинувшим стра­ну, если те когда-нибудь возвратятся. Стоит отметить, что ряд иностранных компаний, несмотря на формальный уход с рынка, про­должили реализацию благотворительных и социальных программ. В качестве примера эксперты приводят «Макдоналдс», который во внешних коммуникациях заявил о сохране­нии поддержки фонда «Дом Роналда Макдо­налда» в России. Также локальные бренды «ушедших» международных компаний ‒ «Лю­бимый» (Pepsi) и «Чистая линия» (Unilever) ‒ продолжили рекламные размещения с со­циальными и экологическими акцентами. Рынок консалтинга не стал исключением. Так, российское подразделение PwC, пред­ставив новый бренд «Технологии доверия», подчеркнуло, что продолжит реализацию бла­готворительных и иных инициатив (конкурс «Деловая книга года в России», общенацио­нальная премия «Здравомыслие» и пр.).

Кризис порождает конфликты как с внеш­ними контрагентами, так и внутри компаний, поэтому одна из очевидных точек роста ‒ практика разрешения споров: как коммерче­ских, так и корпоративных. В последние годы эксперты отмечают рост практик частных клиентов, которые обслуживают интересы состоятельных граждан по целому спектру во­просов, начиная с бракоразводных процессов и заканчивая сопровождением сделок по по­купке предметов роскоши. При этом серьез­ную конкуренцию юристам составляют family offices, которые научились тиражировать свои услуги в своей нише. Среди практик, в кото­рых традиционно были сильны ильфы, Право. ru отмечены финансовое и банковское право, санкционное право, транспортное право, международный арбитраж, фармацевтика, комплаенс. С учетом ухода ильфов и нежела­ния некоторых инхаусов продолжать работу с их новыми брендами у российских юрфирм появился шанс побороться за клиентов в этих областях права. В то же время сам по себе уход ильфов негативно скажется на цене услуг, уверены некоторые партнеры российских юрфирм, так как некому будет держать их на высоком уровне.

* – Организация, запрещенная на территории Российской Федерации.