Дресс-код адвоката: бабочка или галстук?

Дата: 12 мая 2020 г.

In nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti. Amen [1]

Доброго времени суток, уважаемые коллеги!

Представленную вашему вниманию статью я написал потому, что сегодня меня интересует немаловажный вопрос: какой, в сущности, должен быть деловой стиль адвоката? Давайте попробуем в этом разобраться.

Адвоката, по моему глубокому убеждению, должны отличать сдержанность, опрятность и отсутствие экстравагантности. Положительному имиджу, конечно же, способствует деловой стиль. Но должен ли он быть таким же, как у всех, или как-то обособляться в связи особым назначением профессии?

Деловой стиль в обычном мире – это строгий костюм, галстук-самовяз и отсутствие «кричащих» аксессуаров. Наверное, это и правильно, что представители деловой среды определенным образом позиционируют себя, отделяя от обычного люда.

При вдумчивом рассуждении на память приходят некоторые мысли присяжного поверенного Л. Владимирова: «Защита есть свет и тепло в безутешном зале нынешней жестокой юстиции». И действительно, адвокат – это не судья и не прокурор. У него другая миссия. Какая?

«Адвокат, – говорит Молло, – это духовник своего клиента». Какое глубокое наблюдение! Профессия адвоката сродни и служению священника, и профессиям врача и воина. Каждая из этих категорий людей имеет, кстати, свою униформу. Белый халат есть символ чистоты и непорочности, черная ряса священника и черная мантия судьи – символы беспристрастия, отрешенности от мирских страстей.

Униформу имеют и чиновники, и бизнесмены, и мы в повседневности это регулярно наблюдаем. Адвокат, конечно же, принадлежит к деловому кругу людей, но он не чиновник и не бизнесмен.

Сегодня я бы хотел обратить ваше внимание на такой важный атрибут одежды адвоката, как галстук-бабочка, и поделиться с вами, дорогие друзья, своими мыслями о том, чем этот атрибут прекрасен и почему он соответствует духу такого благородного института, как адвокатура.

Галстук-бабочка был очень распространен в присяжной адвокатуре в прошлом. В нем на многих фотографиях запечатлены Ф. Плевако, В. Спасович, К. Арсеньев и ряд других известных адвокатов. Сегодня деловые люди – адвокаты «бабочку» не носят. Бытует мнение, что она выглядит чудаковато и помпезно. Этот галстук есть атрибут шоуменов, а не серьезных людей, занимающихся «большими» делами.

С таким мнением согласиться весьма сложно. И, думается, вот почему. Призвание адвокатуры – это оказание юридической помощи всем, кому грозят вред, опасность, гибель. Еще Жуль Фавр замечал: «К нам обращаются страдающие, и пусть доступ к нам будет всегда легким, чтобы, касаясь нашего порога, все считали себя у себя дома и чтобы сильные мира сего не могли воспретить пользоваться этим убежищем». Довольно часто именно от адвоката человеку требуются утешение, ободрение, вселение надежды на благополучное разрешение его тяжелой жизненной ситуации. Галстук-бабочка этому хорошо способствует. Как же именно?

Л. Владимиров, на мой взгляд, абсолютно прав, говоря о «безутешной» юстиции. Да, порой эта «дама» неумолимо справедлива, порой формально справедлива и в этой справедливости, по сути, жестока и тиранична. Но не такой же должна быть адвокатура! Ее лик должен быть более утонченным и скорее напоминать «богиню Утешения».

Галстук-бабочка ранее так же активно использовался в повседневной деловой жизни, как и «традиционный». Это было в XIX в., в XX в. и активно используется сейчас коллегами, практикующими за рубежом. Мне могут сказать, что всё устаревает, и по-своему будут правы. А я могу ответить, что новое – это хорошо забытое старое. И еще: «не стоит прогибаться под изменчивый мир…», а дальше знаете сами. Нет, я не призываю к принудительной униформе, я говорю о восстановлении преемственности и обогащении традиций.

Перечислю те основные достоинства, которыми располагает галстук-бабочка.

1. Он имеет интересную особенность: его не наденут ни прокурор, у которого есть форма, ни судья, у которого есть мантия, ни чиновник, у которого есть галстук-самовяз. Так почему бы его не надеть адвокату, деловито и пунктуально обособляя себя? Это ведь тоже галстук.

2. Галстук-бабочка более располагает человека к непринужденности, устраняя официально-деловую сухость, что и способствует доверительному общению и установлению контакта. К рассказу всей полной, неприкрытой правды. Адвокат как бы говорит своим внешним видом: «Я пришел не судить, а “лечить”. Помогать и защищать, и я не чиновник. Говори прямо и ничего не бойся».

3. Каждый, кто надевал галстук-бабочку, наверное, чувствовал, как сразу меняется настроение. Становишься более радушным, приветливым. Внешне благообразная одежда сообщает благообразие душе, а это, конечно же, другим человеком хорошо считывается.

Все профессиональные менеджеры знают: чтобы завоевать внимание и доверие клиента, его нужно к себе расположить, удивив чем-либо. «Кто удивил, тот победил», – говорил Суворов. Не расположив, невозможно добраться до сути, увидеть сокровенное.

Галстук-бабочка, не будучи атрибутом повседневности, этому хорошо способствует. Мне могут сказать, что этот элемент одежды несерьезен. А адвокату, по моему глубокому убеждению, и не нужна чрезмерная серьезность – она и так складывается в силу самой ситуации.

Не переживайте! Вы не будете выглядеть глупо в глазах своего клиента. Наоборот, ему будет казаться, что вы добрый, открытый и чуткий человек.

Конечно, если вы наденете разноцветную бабочку, дорогие кольца, запонки, пестрый пиджак, то вряд ли впишетесь в образ судебного юриста – правозаступника. Как-то в одной статье я обратил внимание на верное утверждение, что «бабочка» – это скорее последний штрих в общей картине. Но, на мой взгляд, штрих такой, который черно-белое делает цветным.

Строгий пиджак, аккуратная прическа, подстриженные борода и усы, однотонная «бабочка» – вот достойный образ юриста. Этот галстук не «заезжен» обыденностью, наоборот: это обособленный и подчеркивающий принадлежность к благородной профессии аксессуар.

[1] Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.



Имидж – задача коллективная

Дата: 18 октября 2021 г.

Может ли отдельный адвокат изменить образ корпорации

Имидж является феноменом индивидуального, группового или массового сознания[1]. Имидж адвоката – это образ, который отражается в сознании тех, с кем его носитель взаимодействует лично или через информационное поле. Существует спорное, на мой взгляд, мнение, что имидж – это то, что есть у субъекта (или объекта) – носителя имиджа, а мнение о субъекте, оценка его достоинств и недостатков принадлежат группе людей и образуют общественное мнение[2]. Спорно это утверждение в том смысле, что одно без другого не существует: нет аудитории – нет имиджа.

Когда имидж раскрывают в качестве набора знаков, в сумме создающих «сообщение», воспринимаемое целевой аудиторией однозначно[3], здесь тоже есть с чем не соглашаться. Имиджевое послание, откуда бы оно ни исходило, является либо сознательной, заранее спланированной попыткой сформировать определенное мнение, образ, либо случайным эффектом.

Послание может исходить из любого источника: фильма, книги, выступления, выпуска новостей, манеры одеваться и вести себя, может считываться из того, на каком автомобиле передвигается адвокат, в каких условиях живет и многих других элементов повседневности. Все эти элементы можно назвать сигналами. И важно не только то, какие они, но и кем и как считываются, как их интерпретируют люди. Сигнал может дойти до получателя, а может и не дойти или дойти с искажениями. Важно подчеркнуть, что никакой «однозначности» восприятия не существует: нам не дано предугадать, как слово наше отзовется.

Когда мы говорим об имидже адвоката, надо понимать, что процесс его формирования происходит не только с участием, но в основном даже и без участия заинтересованного лица – собственно адвоката. Его личный контакт с целевой аудиторией необязателен. Представьте случайного человека, который никогда не обращался за юридической помощью, не общался с адвокатами, но у него в сознании есть образ адвоката. Назовите это мнением, стереотипом, представлением – всё едино, т.е. уже есть какой-то имидж адвоката, на который конкретный адвокат специально, целенаправленно влиять и не пытался.

Как такое возможно? Просто: интернет, фильмы, книги, рассказы знакомых, анекдоты. Для человека может оказаться достаточно одной просмотренной или прослушанной новости с яркой позитивной или негативной[4] окраской, чтобы появился образ: героический или постыдный, заслуживающий доверия, симпатии, восхищения или противоположного отношения.

Опыт личного взаимодействия может подтвердить либо изменить медийную предустановку. Опыт работы в качестве адвоката обязательно внесет в этот образ новые штрихи. Опыт работы с адвокатом (опыт следователя, судьи как представителей обособленной целевой группы) тоже специфичен и далек от «однозначности», потому что важны любые детали: кто с кем, как и при каких обстоятельствах работает.

Выходит, единого имиджа быть не может, имиджей много, и они различаются ровно настолько, насколько разные у людей, их создающих и воспринимающих, социальные роли, склад ума и поведение. Говоря языком уголовного права, добавлю, что время, место и обстановка тоже важны.


Вот почему глубина, эмоциональная оценка «имиджей» никогда не будут однозначными, одинаковыми. Молодой адвокат, который первый день в профессии, ничего не успевший сделать в ней, встречаясь с первым доверителем, неизбежно столкнется с предустановкой. Клиент может заранее исходить из того, что в данной ситуации его адвокат – это «последняя надежда», «мошенник», «благородный человек», «посредник для передачи взятки», «грамотный юрист», «пустомеля», «очень красноречивый человек», «дорогостоящий юрист», «бескорыстный человек» и т.д., грани образа бесконечны. Например, «грамотный, красноречивый, дорогой, при этом пройдоха».

Вступая в личный контакт с доверителем, коллегой, следователем, действуя напрямую, начинающий адвокат сможет постепенно изменить или подтвердить один или несколько из перечисленных стереотипов.

Профессиональная оценка имиджа, в отличие от обывательской, складывается на основе длительного взаимодействия с его носителями, такой оценке предшествуют наблюдение, анализ, работа с фактами. Значима и личность оценивающего: он может быть частью корпорации (сам адвокат) – давно или недавно, а может быть представителем другой профессиональной группы.

Так можно ли говорить о стратегии выстраивания имиджа адвоката и его личной роли в ее реализации? Полагаю, что не просто можно, а необходимо, ведь от адвоката в построении его имиджа зависит многое.

В немногочисленных публикациях на тему имиджа адвоката выделяются следующие тематические области: 1) нравственные начала и традиции адвокатуры, моральный авторитет; 2) манера поведения и стиль одежды адвоката; 3) репутация и профессиональное имя; 4) позитивный имидж адвокатуры как идеальный образ; 5) имидж адвокатуры как института гражданского общества; 6) стратегия повышения доверия к адвокатской профессии[5].

Раскрываются психологические аспекты имиджа адвоката: 1) самопрезентация и управление вызываемым впечатлением; 2) проблема нереального, далекого от действительности имиджа; 3) создание реального, убедительного, психологически комфортного имиджа; 4) типология имиджей; 5) самоимидж и воспринимаемый имидж; 6) сочетание профессионального имиджа с персональным; 7) работа по созданию позитивного имиджа адвокатуры, в том числе в интернете; 8) противоречивость образа адвоката в общественном сознании; 9) этапы самостоятельной работы адвоката над имиджем; 10) выбор одежды; 11) структура личного имиджа; 12) распространенные ошибки самостоятельного формирования внешнего имиджа[6].

Очевидно, что усилиями одного отдельно взятого адвоката создать устойчивый групповой имидж корпорации невозможно. Здесь, как на войне, важна работа по всем фронтам. Законодательство, этический кодекс, стандарты поведения – лишь часть арсенала, хотя и одна из самых значительных. Соблюдение правовых и этических норм, контроль за их соблюдением – второй важный фронт. Качественный отбор претендентов в адвокатуру – третье направление по созданию сильного имиджа.

Нельзя забывать и о вопросе формирования имиджа адвоката в культурном пространстве. Его обсуждают даже в рамках Петербургского международного юридического форума. Так, на площадке VII ПМЮФ состоялась интереснейшая дискуссия на тему «Художественный образ адвоката как двигатель развития профессии: почему адвокат так и не стал героем нашего времени»[7]. Участники озвучили, в частности, следующие точки зрения:

1. В России, к сожалению, пока не сложился художественный образ адвоката как защитника. Люди считают, что конституционные права восстанавливает кто угодно, и адвокат в этом строю неразличим. В стране вообще есть только один настоящий герой – президент.

2. Гражданам неясно, что первично: образ, созданный художником, или прототипы из жизни. От себя добавлю, что вопрос стратегически очень важен.

3. За рубежом адвокаты и судьи – члены единого юридического сообщества, переход из одной роли в другую может происходить многократно в течение профессиональной карьеры, и это хорошо сказывается на качестве их работы.

4. Проблема российской адвокатуры в том, что она не только отделена от государства, но и ему противопоставлена. Высказано мнение, что на данном этапе государственное обвинение и суд подавляют активность адвокатуры. Адвокат находится в положении, когда он мало что решает. Например, в уголовном процессе преобладают досудебные соглашения о сотрудничестве и особый порядок производства в связи с признанием обвиняемым своей вины. В этих форматах адвокат не может раскрыться. Оппоненты доказывали обратное, призывая адвокатов быть активнее.

Говоря о формировании адвокатского имиджа в культурном пространстве, отмечу, что исторически первым возник литературный имидж. Мы знаем о нем из научных изданий, очерков, мемуаров XIX века, помним великие фамилии, их биографии, речи. В целом это мощный и в основном позитивный образ «гиганта и чародея слова».

Но и тогда не всё было так однозначно. Исследователи пишут о существовании в те времена адвокатуры присяжной и частной, а также «подпольной», которая находилась вне закона. Это были подпольные ходатаи по делам, в действительности не принадлежавшие к адвокатскому сообществу, зачастую они не имели юридического образования и занимались обманом закона и клиента. После образования в 1866 году присяжной адвокатуры обнаружилось, что «подпольная адвокатура» в глазах значительной части клиентов обладала важными достоинствами – относительной дешевизной услуг и непритязательностью в обращении[8].

Оценки присяжной адвокатуре в информационном пространстве XIX столетия давались не всегда позитивные. Например, после оправдания Засулич и убийства Александра II в проправительственной печати адвокатов называли «брехунцами», «софистами нового времени», «прелюбодеями слова»[9].

В начале XX века и в советский период в массовом сознании формировалось отрицательное отношение к адвокатуре. В «Письме Е.Д. Стасовой и товарищам в московской тюрьме» В.И. Ленин называл адвокатов интеллигентской, часто поскудничающей сволочью[10]. В советском кинематографе вплоть до 70-х годов XX века образ адвоката появлялся редко, но всякий раз в этом амплуа изображался кто-то неприятный, трусливый, подлый, жестокий[11]. Первый эпизодический положительный образ появился в 1977 году в картине «Мимино». Полная реабилитация адвокатуры состоялась в фильме 1985 года «Подсудимый»[12]. В 1988-м положительный имидж адвоката был показан в фильмах «Воры в законе» и «Защитник Седов»[13].

В начале 1990-х и в «нулевые» образ адвоката снова потерялся. Экраны формировали у людей образы преступников и милиционеров, политиков и террористов, поп-певцов и певиц, миллиардеров, но не адвокатов («Брат», «Брат 2», «Бригада» и др.). Внутри корпорации тоже происходило неладное. За годы реформ адвокатура утратила сформированные в СССР черты элитарного закрытого сообщества, и в адвокаты устремились люди, недостаточно подготовленные «как с точки зрения компетентности, так и по моральным критериям»[14].

В новой России образ адвокатов стал меняться. Конечно, безнравственный образ «карманных адвокатов», «почтальонов», «решал» не исчез. Но вместе с тем коллеги стали равняться на имидж мастеров своего дела и учителей, начинавших свою деятельность еще в советское время, таких как Г.П. Падва, Г.М. Резник и другие. Появилось и другие типы неприемлемого поведения, работающие на отрицательный имидж: безвкусный и эпатажный гардероб[15], асоциальное поведение[16] и т.п.

Нужно еще раз отметить, что работа над повышением качества адвокатского сообщества ведется постоянно. С повсеместным введением автоматического распределения дел уходят в прошлое «карманные адвокаты». ФПА РФ ведет важную просветительскую деятельность, рассказывая о реальных героях и выдающихся представителях адвокатуры[17], реализует систему поощрений действительно достойных представителей профессии[18].

Таким образом, стратегия выстраивания имиджа адвоката – не просто личный развернутый план действий конкретного адвоката на долгосрочную перспективу. Это гораздо больше и сложнее, чем может показаться без погружения в тему. На протяжении всей статьи я пытался убедить читателей в том, что в формировании и реализации стратегии должны участвовать гораздо больше адвокатов, чем представляется на первый взгляд. Надеюсь, мне удалось пояснить, что свой вклад в создание имиджа способны внести историки, журналисты, писатели, сценаристы, режиссеры, актеры, законодатели, следователи, судьи, а также родители и учителя будущих правозащитников.

Люди образованные, законопослушные, адекватные, для которых адвокатура – не бизнес, а призвание, люди, знающие историю профессии и ее лучших представителей, никогда за эти грани не выйдут. Образование, выросшее на хорошем воспитании, и активная гражданская позиция являются железными гарантиями того, что носитель высокого звания «адвокат» не подведет профессию и пройдет с нею до самого конца.

Именно из таких людей появляются реальные прототипы, настоящие имиджевые фигуры, «гиганты и чародеи слова».

Источники:

Положение о мерах, основаниях и порядке поощрения Федеральной палаты адвокатов РФ, утв. решением Совета ФПА РФ от 29 октября 2014 г., протокол № 5, с изм. и доп. от 20 декабря 2019 г., протокол № 9 // ФПА РФ. URL: https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-documents-of-the-council/position-on-the-measures-the-grounds-and-procedure-for-the-promotion-of-the-federal-chamber-of-lawye/ (дата обращения: 01.08.2021).

Адвокат Лукманова осуждена условно за мошенничество // Интерфакс. 02.02.2021. URL: https://www.interfax.ru/russia/749066 (дата обращения: 01.08.2021).

Адвокату, ударившему начальницу поезда, дали два года и три месяца условно. 01.11.2019. URL: https://topspb.tv/news/2019/11/1/advokatu-udarivshemu-nachalnicu-poezda-dali-dva-goda-i-tri-mesyaca-uslovno/ (дата обращения: 01.08.2021).

Арапова Е.Д. Пореформенная адвокатура 60–70-х годов XIX века в восприятии русского общества: Автореферат дисс. … канд. ист. наук. М., 2011. URL: http://www.hist.msu.ru/Science/Disser/Arapova.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

Беляева М.А., Самкова В.А. Азы имиджелогии: имидж личности, организации, территории: Учебное пособие для вузов. Екатеринбург, 2016.

Владимир Машков сыграет Фёдора Плевако // ФПА РФ. 17.05.2021. URL: https://fparf.ru/news/fpa/vladimir-mashkov-sygraet-fyedora-plevako/ (дата обращения: 01.08.2021).

Выжутович В. Игры в защите (беседа с Г. Падвой) // Российская газета. 2020. № 213(8267). URL: https://rg.ru/2020/09/22/sud-nad-efremovym-vyiavil-problemy-rossijskoj-advokatury.html (дата обращения: 01.08.2021).

Галоганов А. Образец Адвоката, Руководителя, Человека // ФПА РФ. 20.05.2020. URL: https://fparf.ru/polemic/discussion/obraz-advokata-v-iskusstve/ (дата обращения: 01.08.2021).

Деловой стиль способствует положительному имиджу // ФПА РФ. 23.05.2017. URL: https://fparf.ru/news/fpa/delovoy-stil-sposobstvuet-polozhitelnomu-imidzhu/ (дата обращения: 01.08.2021).

Ерофеев К.Б. Образ адвоката в советском кинематографе // Евразийская адвокатура. 2013. № 2. С. 20–22.

Кутько В.В., Дегтярева Е.В., Соломка Л.Ю., Рыльская А.М., Василенко В.Т. Имидж адвоката: теоретико-правовой аспект. URL: http://www.rusnauka.com/pdf/284813.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 9. М.: Издательство политической литературы, 1967.

Повысить имидж адвокатуры Дона // ФПА РФ. 18.03.2020. URL: https://fparf.ru/news/fpa/povysit-imidzh-advokatury-dona/ (дата обращения: 01.08.2021).

Скабелина Л.А. Психологические аспекты адвокатской деятельности. М.: Федеральная палата адвокатов, 2012.

Спрос на право: факторы и движущие силы (круглый стол XVI Апрельской конференции) // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 3. С. 194–212.

Суд улицы // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2014. № 4. С. 64. URL: https://www.advokatymoscow.ru/upload/iblock/b03/vestnik_4_2014.pdf (дата обращения: 01.08.2021).


[1] Скабелина Л.А. Психологические аспекты адвокатской деятельности. М.: Федеральная палата адвокатов, 2012. С. 37.

[2] Беляева М.А., Самкова В.А. Азы имиджелогии: имидж личности, организации, территории: Учебное пособие для вузов. Екатеринбург, 2016. С. 5.

[3] Там же. С. 6.

[4] Адвокат Лукманова осуждена условно за мошенничество // Интерфакс. 02.02.2021. URL: https://www.interfax.ru/russia/749066 (дата обращения: 01.08.2021).

[5] Кутько В.В., Дегтярева Е.В., Соломка Л.Ю., Рыльская А.М., Василенко В.Т. Имидж адвоката: теоретико-правовой аспект. URL: http://www.rusnauka.com/pdf/284813.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

[6] Скабелина Л.А. Указ. соч. С. 36–53.

[7] URL: https://fparf.ru/media/photo/diskussionnaya-sessiya-quot-khudozhestvennyy-obraz-advokata-kak-dvigatel-razvitiya-professii-pochemu-advokat-tak-i-ne-stal-geroem-nashego-vremeni-quot/.

[8] Арапова Е.Д. Пореформенная адвокатура 60–70-х годов XIX века в восприятии русского общества: Автореферат дисс. … канд. ист. наук. М., 2011. С. 20.

[9] Суд улицы // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2014. № 4. С. 64. URL: https://www.advokatymoscow.ru/upload/iblock/b03/vestnik_4_2014.pdf (дата обращения: 01.08.2021).

[10] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд. Т. 9. М.: Издательство политической литературы, 1967. C. 169173.

[11] Ерофеев К.Б. Образ адвоката в советском кинематографе // Евразийская адвокатура. 2013. № 2. С. 20–22.

[12] https://www.kinopoisk.ru/film/43053/ (дата обращения: 01.08.2021).

[13] https://youtu.be/bfUvjyz2pKQ (дата обращения: 01.08.2021).

[14] Выжутович В. Игры в защите (беседа с Г. Падвой) // Российская газета. 2020. № 213(8267). URL: https://rg.ru/2020/09/22/sud-nad-efremovym-vyiavil-problemy-rossijskoj-advokatury.html (дата обращения: 01.08.2021).

[15] Фокс А. Дресс-код адвоката: защите запретили пирсинг, яркий макияж, тату и спортивную обувь // РАПСИ. 23.05.2017. URL: http://rapsinews.ru/legal_market_publication/20170523/278683468.html (дата обращения: 01.08.2021).

[16] Адвокату, ударившему начальницу поезда, дали два года и три месяца условно. 01.11.2019. URL: https://topspb.tv/news/2019/11/1/advokatu-udarivshemu-nachalnicu-poezda-dali-dva-goda-i-tri-mesyaca-uslovno/ (дата обращения: 01.08.2021).

[17] Галоганов А. Образец Адвоката, Руководителя, Человека // ФПА РФ. 20.05.2020. URL: https://fparf.ru/polemic/discussion/obraz-advokata-v-iskusstve/ (дата обращения: 01.08.2021).

[18] Положение о мерах, основаниях и порядке поощрения Федеральной палаты адвокатов РФ, утв. решением Совета ФПА РФ 29 октября 2014 г., протокол № 5, с изм. и доп. от 20 декабря 2019 г., протокол № 9 // ФПА РФ. URL: https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-documents-of-the-council/position-on-the-measures-the-grounds-and-procedure-for-the-promotion-of-the-federal-chamber-of-lawye/ (дата обращения: 01.08.2021).