Дресс-код адвоката: бабочка или галстук?

Дата: 12 мая 2020 г.

In nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti. Amen [1]

Доброго времени суток, уважаемые коллеги!

Представленную вашему вниманию статью я написал потому, что сегодня меня интересует немаловажный вопрос: какой, в сущности, должен быть деловой стиль адвоката? Давайте попробуем в этом разобраться.

Адвоката, по моему глубокому убеждению, должны отличать сдержанность, опрятность и отсутствие экстравагантности. Положительному имиджу, конечно же, способствует деловой стиль. Но должен ли он быть таким же, как у всех, или как-то обособляться в связи особым назначением профессии?

Деловой стиль в обычном мире – это строгий костюм, галстук-самовяз и отсутствие «кричащих» аксессуаров. Наверное, это и правильно, что представители деловой среды определенным образом позиционируют себя, отделяя от обычного люда.

При вдумчивом рассуждении на память приходят некоторые мысли присяжного поверенного Л. Владимирова: «Защита есть свет и тепло в безутешном зале нынешней жестокой юстиции». И действительно, адвокат – это не судья и не прокурор. У него другая миссия. Какая?

«Адвокат, – говорит Молло, – это духовник своего клиента». Какое глубокое наблюдение! Профессия адвоката сродни и служению священника, и профессиям врача и воина. Каждая из этих категорий людей имеет, кстати, свою униформу. Белый халат есть символ чистоты и непорочности, черная ряса священника и черная мантия судьи – символы беспристрастия, отрешенности от мирских страстей.

Униформу имеют и чиновники, и бизнесмены, и мы в повседневности это регулярно наблюдаем. Адвокат, конечно же, принадлежит к деловому кругу людей, но он не чиновник и не бизнесмен.

Сегодня я бы хотел обратить ваше внимание на такой важный атрибут одежды адвоката, как галстук-бабочка, и поделиться с вами, дорогие друзья, своими мыслями о том, чем этот атрибут прекрасен и почему он соответствует духу такого благородного института, как адвокатура.

Галстук-бабочка был очень распространен в присяжной адвокатуре в прошлом. В нем на многих фотографиях запечатлены Ф. Плевако, В. Спасович, К. Арсеньев и ряд других известных адвокатов. Сегодня деловые люди – адвокаты «бабочку» не носят. Бытует мнение, что она выглядит чудаковато и помпезно. Этот галстук есть атрибут шоуменов, а не серьезных людей, занимающихся «большими» делами.

С таким мнением согласиться весьма сложно. И, думается, вот почему. Призвание адвокатуры – это оказание юридической помощи всем, кому грозят вред, опасность, гибель. Еще Жуль Фавр замечал: «К нам обращаются страдающие, и пусть доступ к нам будет всегда легким, чтобы, касаясь нашего порога, все считали себя у себя дома и чтобы сильные мира сего не могли воспретить пользоваться этим убежищем». Довольно часто именно от адвоката человеку требуются утешение, ободрение, вселение надежды на благополучное разрешение его тяжелой жизненной ситуации. Галстук-бабочка этому хорошо способствует. Как же именно?

Л. Владимиров, на мой взгляд, абсолютно прав, говоря о «безутешной» юстиции. Да, порой эта «дама» неумолимо справедлива, порой формально справедлива и в этой справедливости, по сути, жестока и тиранична. Но не такой же должна быть адвокатура! Ее лик должен быть более утонченным и скорее напоминать «богиню Утешения».

Галстук-бабочка ранее так же активно использовался в повседневной деловой жизни, как и «традиционный». Это было в XIX в., в XX в. и активно используется сейчас коллегами, практикующими за рубежом. Мне могут сказать, что всё устаревает, и по-своему будут правы. А я могу ответить, что новое – это хорошо забытое старое. И еще: «не стоит прогибаться под изменчивый мир…», а дальше знаете сами. Нет, я не призываю к принудительной униформе, я говорю о восстановлении преемственности и обогащении традиций.

Перечислю те основные достоинства, которыми располагает галстук-бабочка.

1. Он имеет интересную особенность: его не наденут ни прокурор, у которого есть форма, ни судья, у которого есть мантия, ни чиновник, у которого есть галстук-самовяз. Так почему бы его не надеть адвокату, деловито и пунктуально обособляя себя? Это ведь тоже галстук.

2. Галстук-бабочка более располагает человека к непринужденности, устраняя официально-деловую сухость, что и способствует доверительному общению и установлению контакта. К рассказу всей полной, неприкрытой правды. Адвокат как бы говорит своим внешним видом: «Я пришел не судить, а “лечить”. Помогать и защищать, и я не чиновник. Говори прямо и ничего не бойся».

3. Каждый, кто надевал галстук-бабочку, наверное, чувствовал, как сразу меняется настроение. Становишься более радушным, приветливым. Внешне благообразная одежда сообщает благообразие душе, а это, конечно же, другим человеком хорошо считывается.

Все профессиональные менеджеры знают: чтобы завоевать внимание и доверие клиента, его нужно к себе расположить, удивив чем-либо. «Кто удивил, тот победил», – говорил Суворов. Не расположив, невозможно добраться до сути, увидеть сокровенное.

Галстук-бабочка, не будучи атрибутом повседневности, этому хорошо способствует. Мне могут сказать, что этот элемент одежды несерьезен. А адвокату, по моему глубокому убеждению, и не нужна чрезмерная серьезность – она и так складывается в силу самой ситуации.

Не переживайте! Вы не будете выглядеть глупо в глазах своего клиента. Наоборот, ему будет казаться, что вы добрый, открытый и чуткий человек.

Конечно, если вы наденете разноцветную бабочку, дорогие кольца, запонки, пестрый пиджак, то вряд ли впишетесь в образ судебного юриста – правозаступника. Как-то в одной статье я обратил внимание на верное утверждение, что «бабочка» – это скорее последний штрих в общей картине. Но, на мой взгляд, штрих такой, который черно-белое делает цветным.

Строгий пиджак, аккуратная прическа, подстриженные борода и усы, однотонная «бабочка» – вот достойный образ юриста. Этот галстук не «заезжен» обыденностью, наоборот: это обособленный и подчеркивающий принадлежность к благородной профессии аксессуар.

[1] Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.



Плюсы и минусы электронного правосудия

Дата: 10 июля 2020 г.

В условиях ограничительных мер и невозможности проведения судебных заседаний с вызовом сторон суды стали объявлять о рассмотрении дел посредством видео-конференц-связи (ВКС).

Сначала системности не было: например, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области указал о возможности участия в процессе через Skype, а Невьянский городской суд Свердловской области разрешил дело с помощью видеозвонка по WhatsApp.

Затем Верховный Суд РФ унифицировал подход и рекомендовал судам проводить заседания с использованием ВКС и формата веб-конференции с учетом опыта ВС РФ. Для участия в судебном заседании посредством веб-конференции стороны должны подать в суд заявление в электронном виде с приложением электронных образцов документов, удостоверяющих личность и подтверждающих полномочия (Постановление Президиума Верховного Суда РФ, Президиума Совета судей РФ от 29.04.2020 г. № 822).

На сайте ВС РФ размещено заключение по результатам проведения судебных заседаний с использованием веб-конференции. В заключении определяется: веб-конференция проводится по негарантированным каналам связи, что отличает ее от ВКС. Отмечается также, что в ходе заседаний с использованием технологии веб-конференции возникали организационные проблемы, которые в итоге были успешно решены.

В этой связи можно обозначить основные положительные черты реализации веб-конференции.

1. Возможность принимать участие в заседаниях судов, расположенных в других субъектах страны. Особенно это важно, когда представитель, преодолев длительные расстояния, приезжает в суд, чтобы услышать об отложении судебного заседания.

Плюс: экономия временных и денежных ресурсов.

2. Повышение уровня комфорта. Как говорится, дома и стены помогают, что, возможно, скажется на качестве выступления представителей, особенно начинающих.

Плюс: подспорье в виде домашнего уюта.

Как видно, положительные черты веб-конференции обычно сводятся к организационным моментам. В то же время процессуальная сторона будет нести потери.

3. При веб-конференции невозможно надеяться на безукоризненное качество связи, поскольку связь настраивается самостоятельно, всё зависит от провайдера.

Минусы: возможность технических нарушений связи при проведении веб-конференции.

4. В случае нарушения качества соединения, причем хотя бы у одной из сторон, суды откладывают рассмотрение спора.

Минусы: сторона может злоупотреблять, допуская нарушения соединения, тем самым затягивая разрешение дела.

5. При веб-конференции чисто физически утрачивается возможность представить дополнительные документы и доказательства непосредственно в ходе процесса.

Минусы: все дополнительные документы необходимо отправлять заранее, до заседания. Поскольку суды просят приобщать отдельные документы в письменном виде, подача документов с помощью сервиса «Мой арбитр» не всегда актуальна.

Плюсы: оппонент не сможет затянуть процесс представлением документов, не направленных заблаговременно суду и лицам, участвующим в деле.

6. Позицию легче донести при личном участии в заседании, а не через веб-систему.

Минусы: позиция всегда лучше усваивается при личном контакте, и с этой точки зрения участие в традиционном судебном заседании более релевантно.

7. Организация веб-конференций приведет к дополнительной нагрузке на суды и увеличению времени рассмотрения дел.

Минусы: установление соединения, в том числе возможное устранение технических нарушений, без сомнения, требует больше времени, чем при очном слушании. Вместе с тем у суда есть право ограничивать время выступления сторон, однако для судов, в которых заседания назначены каждые 5–10 минут, проведение веб-конференций все равно может быть технически затруднительно.

Вывод: представляется, что в настоящий момент проведение веб-конференций по несложным категориям дел либо в инстанциях, где представление дополнительных доказательств не осуществляется, имеет плюсы. Также стоит вопрос относительно проведения веб-заседаний в чрезмерно загруженных судах, таких как Арбитражный Суд города Москвы. При этом предоставление права участия в веб-конференциях должно быть во всех судах. Возможно, следует установить критерии согласования участия в веб-конференциях, поскольку, например, в арбитражных судах действующая уже два десятка лет ВКС одобряется лицам, участвующим в деле, крайне редко. При отсутствии должной регламентации проведения веб-конференций данный сервис также может не получить распространения.