Владислав ГРИБ: «В любом деле нужен труд – настойчивый, кропотливый»

Дата: 3 февраля 2020 г.

21 ноября 2019 г. в Кремле состоялась церемония вручения государственных наград. Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин вручил ордена и медали за выдающиеся достижения в области культуры, науки, медицины, спорта, производства. В числе тех, кто получил высокую награду из рук Президента России, главный редактор Издательской группы «Юрист», заведующий кафедрой правовых основ управления МГИМО, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, доктор юридических наук, профессор Владислав Валерьевич Гриб.

— Владислав Валерьевич, искренне поздравляем Вас с получением почетного звания «Заслуженный юрист Российской Федерации».

—  Спасибо большое. Я считаю, что это оценка не только моего труда, но и труда моих учителей, коллег, партнеров. 

— В каком году Вы стали адвокатом? Как складывается Ваша работа на этом поприще?

— Это произошло в 2002 г. А человеком, который привел меня в адвокатуру, был Сергей Васильевич Запольский, бывший депутат Государственной Думы. Хочу сказать, что он стал одним из первых моих учителей. В дальнейшем  мы с коллегами создали адвокатское бюро «Новая адвокатская практика». Я благодарен судьбе и за встречу с Евгением Васильевичем Семеняко, бывшим в то время президентом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. С Евгением Васильевичем мы создали адвокатское бюро «Семеняко, Гриб и партнеры» и очень активно работали в Санкт-Петербурге и Москве. Во многом благодаря такому учителю, наставнику, товарищу я стал вице-президентом Федеральной палаты адвокатов.

Сфера моих обязанностей в ФПА достаточно обширна. В частности, я являюсь ее представителем в Южном федеральном округе, который для меня, можно сказать, родной в прямом и переносном смысле – я учился и жил в Ростовской области. К слову, мой старший брат является адвокатом Адвокатской палаты Ростовской области. Знаю хорошо и Краснодарский край. В Волгограде на знаменитом Мамаевом кургане меня в детстве принимали в пионеры. Сроднился я также с Астраханью, Калмыкией, Адыгеей… И, понятно, с Крымом, в воссоединении которого с Россией я принимал активное участие. Так что в округе я не случайный человек. По линии ФПА мне приходится плотно работать с Общественной палатой РФ, Ассоциацией юристов России, «Деловой Россией», «Опорой России», научными, образовательными организациями и т.д. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность Юрию Сергеевичу Пилипенко, президенту Федеральной палаты адвокатов, за его поддержку моей личной профессиональной и общественной деятельности, за совместные проекты. У нас и наших коллег много интересных планов по развитию российской адвокатуры, причем не только как профессиональной корпорации, но и как института гражданского общества, который должен влиять на законодательную и правотворческую деятельность государства. Для  этого мы создали  Научно-консультативный совет, Научно-экспертный совет и Общественно-консультативный совет. К своей работе мы стараемся  подключать известных ученых, политиков, государственных и общественных деятелей. И нам это удается. В частности, встреча с Дмитрием Анатольевичем Медведевым показала, что наш авторитет  значительно укрепился среди как общественных, так и государственных институтов.

— Какое в Вашей профессиональной адвокатской практике было самое интересное дело?

— Их достаточно много. И каждое по-своему было интересным.  Хорошо помню процесс о защите бренда журнала «Человек и закон». Суть дела в том, что один из центральных телеканалов хотел отобрать у издания его исконное название. Тяжба тянулась пять лет и закончилась нашей убедительной победой. Дорогого стоит, что старейший журнал правовой направленности, занесенный в свое время в Книгу рекордов Гиннесса, удалось отстоять и сохранить. К слову, в 2021 г. флагман отечественной правовой журналистики журнал «Человек и закон», учредителем которого является Министерство юстиции, будет отмечать свой 50-летний юбилей. 

—  Как Вы относитесь к дальнейшему развитию российской адвокатуры?

— Я считаю, что мы должны развиваться по цивилизованному пути, по которому идут наши западноевропейские коллеги. Высококвалифицированную юридическую помощь, тем более в судах, должны оказывать только адвокаты. Попытки отойти от этой главной линии ведут даже не к нарушению прав адвокатов, а к нарушению прав граждан на квалифицированную юридическую помощь. Только адвокат в состоянии на высоком профессиональном уровне оказать правовую помощь и, более того, с соблюдением этических правил.

— Что бы Вы пожелали молодым адвокатам?

— 26 лет назад, получая из рук тогдашнего министра юстиции Юрия Хамзатовича Калмыкова свидетельство о регистрации Молодежного союза юристов России, я сказал, что наша организация будет  всячески содействовать становлению качественно нового поколения  российских юристов.

— Удалось?

— Я считаю, что результаты есть. Выросло целое поколение профессионально подготовленных адвокатов. Безусловно, профессия юриста, в частности адвоката, предъявляет особые требования как к его личным,  так и к профессиональным качествам. Адвокатами не рождаются. Нужно постоянно учиться, взаимодействовать и общаться с коллегами из разных адвокатских палат. Молодые адвокаты должны понимать, что путь к успеху в нашей профессии достаточно непрост. Требуются годы, чтобы твое имя стало брендом, но это того стоит.

— Все мы родом из детства. Где Вы родились, выросли, кто Ваши родители?

— Родился я в Украине, но корни у меня белорусские. Мои родители из Гомельской области. Однако всю сознательную жизнь живу в России. Поэтому моя Родина, можно сказать, СССР, а это Белоруссия, Россия, Украина… Что касается детства, то оно проходило в разных уголках тогдашней большой страны. Мой отец, Валерий Евгеньевич, – военнослужащий, ракетчик, и этим все сказано. Куда направляли его служить, туда ехали и мы: мама, Зинаида Платоновна, старший брат Виталий и я. Отец менял гарнизоны, мама искала работу на новом месте, а мы с братом обретали друзей в очередной школе. Среднюю школу я окончил в селе Жеребково, что неподалеку от Одессы. Низкий поклон моим дорогим родителям, которые вырастили, воспитали нас с братом и дали возможность получить образование. К сказанному добавлю: всё то, что есть сегодня во мне, мои достижения и победы складывались из родительского внимания, заботы, поддержки, терпения и любви.

— Как часто Вы общаетесь с теми, кто с Вами учился и кто в свое время Вам дал путевку в жизнь?

— К сожалению, редко. Жизнь разбросала нас по разным странам и континентам. Одни живут в России, другие в Украине, третьи в Белоруссии… Есть и такие, кто обосновался в Европе и даже в Америке. Дай Бог им всем удачи, здоровья и благополучия. Как и моим школьным учителям, от которых я получил не только знания, но и хорошие нравственные и житейские уроки.

— Что побудило Вас выбрать профессию юриста – родительское напутствие, книги или что-то еще? И не просто юриста, а юриста-международника… Вы ведь окончили известный и престижный вуз России – МГИМО… Большой был конкурс, когда Вы туда поступали?

— Учась в школе, я решил пойти по стопам отца – стать военным, но не ракетчиком, а военным юристом. Таких специалистов в то время готовил Военный Краснознаменный институт Министерства обороны – уникальное в своем роде учебное заведение. Но я наивно думал, что правила поступления в этот институт такие же, как и в любой гражданский вуз. Приехав с отцом в Москву, я узнал, что документы туда надо было подать заранее, через военкомат. Кроме того, нужны были и соответствующие рекомендации. Чуть ли не от командующего войсками округа. Поэтому у меня даже документы туда не приняли. Зато их взяли на юридический факультет МГУ, однако, сдав вступительные экзамены, я не прошел по конкурсу – не хватило одного балла. Расстроился, конечно. Но отношение к юрфаку МГУ осталось хорошее. Вернулся в родное Жеребково. Год трудился съемщиком-демонтажником ракетно-торпедного оружия на военном арсенале. Очень тяжелая, ответственная, но высокооплачиваемая работа. Параллельно готовился к экзаменам в военный вуз. Закалял себя и физически, так как с общими предметами надо было сдавать еще экзамен и по физподготовке. Поэтому ежедневно бегал по 15 км, качал бицепсы на спортивных снарядах. Уже тогда пришло понимание, что не всё в жизни дается легко, с первого раза. В любом деле нужен труд – настойчивый, кропотливый. Важно также оптимистично смотреть в будущее, искать смысл жизни и верить в себя.

Через год моя мечта сбылась – я стал курсантом военно-юридического факультета Военного Краснознаменного института. Учиться было интересно. Наверное, из меня вышел бы неплохой военный прокурор или следователь. Но я принял решение уйти из Вооруженных сил. Причины? Они кроются в той обстановке, которая сложилась тогда в стране. Шел 1991 год. Нас, курсантов, часто бросали разгонять демонстрации, хотя этим должны были заниматься милиция и внутренние войска. Единой страны фактически не было, армию оплевали, превратив в изгоя, а затем стали растаскивать по национальным квартирам. Меня звали служить в Украину, где надо было по новой принимать военную присягу. А человек в погонах, как известно, присягает один раз. Словом, я написал рапорт. И вскоре поступил в престижный, как Вы заметили, МГИМО на международно-правовой факультет. Конкурс был порядка 35 человек на место…

— Сейчас многие называют Вас своим учителем. А кто были Вашими учителями в вузе?

— Институт дал мне именно то, что я искал: багаж юридических и языковых знаний, прекрасных учителей и хороших друзей. Об учителях могу говорить только с искренним уважением и любовью. В первую очередь о профессоре Сергее Николаевиче Лебедеве, руководителе моей дипломной работы. Замечательный преподаватель, большой ученый, он глубоко и всесторонне знал вопросы международной жизни, очень точно анализировал всё, что происходило. К сожалению, в 2016 г. Сергея Николаевича не стало. Но я всю жизнь буду помнить уроки своего учителя. Огромное спасибо хочу сказать ректору института Анатолию Васильевичу Торкунову. На протяжении всей учебы в вузе я и мои однокурсники постоянно ощущали его поддержку. Позже он предложил мне возглавить кафедру гражданского общества. Кроме того, вместе с ним мы создали Национальную ассоциацию научных изданий. Добрых слов заслуживают и другие преподаватели моей альма-матер.

— Расскажите о Вашей семье, увлечениях…

— Я иногда шучу, что расту в многодетной семье. И это так. У меня шестеро детей: пятеро сыновей и дочка. Старший сын, который отслужил в армии, в том числе в Сирии, был морским пехотинцем, сейчас учится на юридическом факультете. Младшие еще подрастают. Семья для меня – это своего рода оберег, защита и место, где я чувствую себя счастливым. 

Что касается увлечений, то я люблю заниматься спортом. В последнее время «пристрастился» к треккингу и хайкингу,  т.е. к пешим походам в горах. Горы здорово разгружают, дают очень большую энергетику. Таджикистан, Узбекистан, Казахстан и Киргизия, где я уже побывал,  поразили красотой своих гор, древностью городов. Впереди новые планы по покорению вершин. Если говорить о других увлечениях, то я, безусловно, много читаю не только профессиональной литературы, но и классической русской и зарубежной. Слежу и за современными новинками. Безусловно, хожу в кино, стараюсь смотреть наиболее интересные фильмы.

— Благодарю Вас за интересную беседу. Искренне поздравляю Вас и желаю новых наград и покорения вершин!

Беседу вел Николай Карташов

СРАВКА
Владислав Валерьевич ГРИБ
– главный редактор Издательской группы «Юрист», заведующий кафедрой правовых основ управления МГИМО (У) МИД России, член Общественной палаты Российской Федерации, член Президиума Ассоциации юристов России, вице-президент Федеральной палаты адвокатов, член-корреспондент РАО, доктор юридических наук, профессор.
Владислав Валерьевич родился 16 мая 1972 г. С 1991 по 1996 г. учился на международно-правовом факультете МГИМО (У) МИД России по специальности «юрист-международник». В 1993 г. выступил инициатором создания общероссийской общественной организации «Молодежный союз юристов России». С 1993 г. – учредитель и главный редактор федерального журнала «Юрист», на базе которого в 1997 г. создана Издательская группа «Юрист». В 1999 г. выступил одним из организаторов создания Российской академии юридических наук, в том же году избран председателем Исполнительного комитета Российской академии юридических наук. В марте 2000 г. избран вице-президентом и председателем Исполкома общероссийского общественного объединения «Российский союз юристов». С декабря 2005 г. является членом Президиума Ассоциации юристов России, с 2006 г. – членом общественных советов при ФСИН России, ФСБ, ФСТ и МВД России, членом Комиссии по законопроектной деятельности Правительства РФ от Общественной палаты, МЧС России и Рособрнадзора. С 2006 г. – член Общественной палаты Российской Федерации I, II, III, IV, V, VI составов, в том числе первый заместитель секретаря Общественной палаты РФ в период с 2012 по 2014 г. С 2008 по 2018 г. – заведующий кафедрой гражданского общества МГИМО (У) МИД России. В 2009 г. избран вице-президентом Федеральной палаты адвокатов РФ. В 2016 г. избран председателем Общероссийской общественной организации «Российское профессорское собрание». В 2018 г. – личный представитель председателя  ОБСЕ по противодействию расизму, ксенофобии и дискриминации в OSCE – The Organization for Security and Co-operation in Europe. С 2018 г. – заведующий кафедрой правовых основ управления МГИМО (У) МИД России. С 2018 г. – ректор Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова. В конце января 2020 г. вошел в состав Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.
Автор более 150 научных работ по проблемам гражданского общества, общественного контроля, правозащитной деятельности, муниципального права, молодежной политики, судебно-правовой реформы, конституционного права, теории государства и права и др. За успешную общественную и профессиональную деятельность награжден государственными и ведомственными наградами.
Женат. Воспитывает шестерых детей.



Сергей УЧИТЕЛЬ: «В юриспруденции – как в хирургии: ты должен либо регулярно практиковаться, либо заканчивать с профессией»

Дата: 29 сентября 2020 г.

Адвокат Сергей Учитель не нуждается в представлении. Более 20 лет он занимается урегулированием корпоративных конфликтов, защитой интересов кредиторов и должников в процедурах банкротства, а также проектами, связанными с экологией и недропользованием. Он сопровождал процедуры банкротства таких гигантов, как «Новокузнецкий алюминиевый завод» и «Тейское рудоуправление», участвовал в корпоративных спорах вокруг «Кузнецких ферросплавов», «МПО “Кузбасс”», «Кузбассуголь», «Холдинг Сибуглемет» и др. Является независимым экспертом по правовым вопросам «ОПОРЫ РОССИИ» и «Деловой России». При его участии разработаны стратегии комплексной правовой защиты в крупных спорах, разрешавшихся как в России, так и в зарубежных юрисдикциях. Сергей Учитель рекомендован рейтингами Сhambers Europe, Legal 500 EMEA, Forbes и Право.ru 300. «Коммерсантъ» признал его ведущим российским судебным юристом в области разрешения корпоративных споров и ведущим отраслевым российским юристом в металлургии и угледобыче. Новость о том, что Сергей Учитель покидает Коллегию адвокатов «Регионсервис», одну из крупнейших в России межрегиональных юридических компаний, сопредседателем которой он был на протяжении 20 лет, стала неожиданностью. Такой же неожиданностью оказалось его решение присоединиться к московскому офису Pen & Paper в качестве партнера и руководителя практики «Разрешение споров». В интервью Сергей Учитель рассказал «Российскому адвокату» о своих ожиданиях от этого сотрудничества, о важности человеческого общения между партнерами в бизнесе и о себе лично.

– Сергей Юрьевич, благодарю Вас за то, что согласились на интервью. В начале сентября стало известно о том, что Вы присоединились к команде Pen & Paper. Эта новость несколько неожиданная, ведь летом Вы сообщили, что собираетесь заняться частной практикой. С чем связано такое решение?

– На самом деле, отчасти это стало неожиданностью и для меня самого, поскольку, когда я принимал решение покинуть «Регионсервис», я, честно говоря, не планировал вести с кем-либо совместную практику. Но так получилось, что, можно сказать, мы – я и команда Pen & Paper – нашли друг друга. Плотно пообщавшись, мы поняли, что во многом похожи не только как юристы, но и как люди. Мы обнаружили, что у нас есть общие ценности и единое понимание принципов работы, вопросов построения бизнеса. Чем дольше мы общались, тем больше мне становилось понятно, что Pen & Paper – именно та, пожалуй, единственная команда, с которой я хотел бы совместно вести юридическую деятельность. Поэтому решение неожиданное, но не совсем спонтанное.

– Насколько я понимаю, присоединение к московскому офису Pen & Paper потребовало от Вас смены места жительства. Как Вас приняла столица и как Вы ощущаете себя в новой команде?

– Когда находишься с близкими по духу людьми (подчеркиваю: в первую очередь людьми, а не юристами), все остальные вопросы становятся вторичными. Так что чувствую я себя прекрасно. Когда у тебя есть человеческое общение, контакт, как сейчас модно говорить, химия, это, наверное, самое важное в работе, а в профессионализме команды Pen & Paper сомневаться не приходится.

Что же касается переезда, то и раньше у меня было достаточно много проектов и клиентов по всей России, в том числе в Москве, и это не стало для меня какой-то новинкой, чем-то неизведанным. Да, раньше больше времени я проводил в регионах, теперь больше времени буду проводить в столице.

– Своим собеседникам «Российский адвокат» традиционно задает вопрос о том, как они пришли в профессию. Как это было у Вас: была ли это мечта, может быть, случайность или семейная традиция?

– Это и не случайность, и не традиция. В семье у меня юристов никогда не было. Но начиная со старших классов я наметил для себя этот путь и готовился к поступлению на юридический факультет целенаправленно. Было большое желание найти себе применение именно в этой профессии, насколько тогда в силу своего возраста и мироощущения я мог ее воспринимать, насколько это было возможно в 1990-е годы.

– Ваша основная специализация – судебные споры в области корпоративного права, ценных бумаг и недействительность сделок. Вы получили известность благодаря не одному громкому процессу. Можете вспомнить самый сложный для Вас?

– На самом деле, все процессы, в которых я принимал участие за 20 лет работы, по-своему сложны и беспрецедентны. Поэтому я не могу выделить какое-то одно дело, которое было бы для меня знаковым и перевернуло бы мое мировоззрение как юриста. Уже сам факт моего погружения в какой-то вопрос подразумевает, что данный спор является уникальным в своей правовой составляющей.

Кроме того, я активно практикующий адвокат, т.е. не только был сопредседателем коллегии, но и регулярно как судебный юрист участвовал и сейчас участвую в заседаниях. И эта составляющая моей работы – одна из основных, потому что нельзя быть, образно говоря, оперирующим хирургом в теории: ты должен либо регулярно практиковаться, либо заканчивать с профессией. Не имея судебной практики, не понимая, что происходит «на острие», очень сложно быть хорошим специалистом в той сфере, которой я занимаюсь.

Во время карантина я часто ловил себя на мысли: поскольку суды закрыты, у меня нет необходимого количества именно судебной практики, и когда суды возобновили работу, мне, как спортсмену, пришлось какое-то время потратить на то, чтобы «войти в ритм», вспомнить и восстановить все те навыки, которые я использовал в «доковидный» период.

– Вы стояли у истоков первого в Кузбассе специализированного адвокатского образования – коллегии адвокатов «Регионсервис» и называете его своим детищем. Сегодня компания – признанный лидер в вопросах правовой защиты бизнеса. Расскажите, как всё началось и в чем, на Ваш взгляд, секрет успеха.

– Сама идея создания «Регионсервиса» возникла практически 20 лет назад – в ноябре будет юбилей. Тогда мы, еще выпускники Кемеровского госуниверситета, начинали заниматься отдельными проектами по сопровождению финансово-промышленных групп, которые в 1990-е активно «заходили» в Кемеровскую область.

Одним из таких первых проектов была работа на Кузнецком металлургическом комбинате. Осуществляя юридическое сопровождение его деятельности, мы представляли интересы собственника данного актива по другим предприятиям. Таким образом, у нас появилось желание создать что-то свое, обособленное, не в рамках одной организации, а в виде самостоятельной адвокатской структуры. Это желание совпало с интересами наших потенциальных клиентов, властей Кузбасса и тогда еще не адвокатской палаты, а Кемеровской областной коллегии адвокатов, председатель которой, М. Шапошников, поверил в нас и в нашу идею открытия первого в Кузбассе специализированного адвокатского бюро по сопровождению бизнеса. Одним словом, всё сложилось в один момент и предопределило наш стартовый успех.

Кузбасс всем известен как крупный промышленный регион, где большое количество металлургических, угольных и химических предприятий. В процессе нашей деятельности с конца 1990-х годов практически все знаковые корпоративные споры прошли через нашу компанию, и мы принимали в них активное участие, приобретая тот неоценимый опыт, которого не хватает молодым юристам, пытающимся сегодня заниматься тем же самым.

Получив этот опыт, мы заслужили доверие клиентов и приобрели репутацию профессионалов высочайшего уровня, которые могут решать любые задачи и с которыми можно вести проекты любого масштаба – не только регионального, но и федерального.

Безусловно, существует региональная специфика и в правоприменении, и в построении бизнеса, и не всегда даже крупные московские игроки способны ее учесть. Мы смогли это сделать, что как раз и стало одним из главных наших конкурентных преимуществ.

– 2020 год – юбилейный для многих успешных юридических фирм и адвокатских образований. Это в первую очередь говорит о том, что начало «нулевых» было благодатным временем для построения бизнеса на рынке юридических услуг. Как Вы считаете, сегодня начинать бизнес в этой сфере проще или сложнее? Изменились ли «правила игры»?

– Если мы говорим о карьерном дебюте молодых людей, то, безусловно, сегодня им гораздо сложнее добиться тех высот, которых достигли мои коллеги, стартовавшие в начале 2000-х годов.

20 лет назад правовая система только формировалась, появилась новая судебная власть, поменялась структура судов. Одним словом, нами правил ветер перемен. Многое было впервые не только для нас, но и для коллег, умудренных опытом. Мы были на одной стартовой площадке, и возможности у нас были одинаковые.

Сегодня наши бизнес и правовая система достаточно зрелые, и стартовые позиции для молодых юристов менее привлекательные, чем были тогда. Поэтому, если говорить об успешном юридическом стартапе сегодня, то, на мой взгляд, это маловероятно. Только если этот стартап будет организован посредством выделения из какой-то крупной фирмы команды юристов, которые создадут «юридический бутик».

Но это касается и других видов бизнеса. Любой предприниматель скажет, что тогда было время возможностей, а сегодня у молодых специалистов, желающих начать свое дело, не такие широкие перспективы.

– Как Вы считаете, может ли несколько уравнять эти «стартовые позиции» пандемия COVID-19, которая дала мощный толчок к цифровизации правосудия, заставила адвокатов и юристов по-новому выстраивать отношения с доверителями, а адвокатские образования и юридические фирмы – искать другие подходы к продвижению бизнеса?

– Как раз наоборот. В условиях пандемии, когда бизнес старается минимизировать свои расходы, в том числе на внешних консультантов, преимущество получат в первую очередь те фирмы и адвокаты, у которых уже есть сложившаяся репутация и которые могут не только предложить добавленную ценность своей юридической услуги, но и одновременно сохранить высокий клиентский сервис даже в дистанционном режиме. Сегодня как никогда клиенты не готовы экспериментировать и при выборе юриста или адвоката отдают предпочтение уже проверенным и зарекомендовавшим себя специалистам.

– Что касается лично Вас, то в свете нынешних изменений ощущаете ли Вы себя на пороге совершенно нового этапа в жизни? Если да, то какие ожидания с ним связываете?

– Когда ты 20 лет отработал в одной компании, взрастил ее, уход из нее – это в любом случае, конечно, новый этап. А значит, новые горизонты, прежде всего профессиональные (как для практикующего юриста, так и для партнера в бизнесе), новые цели, новые задачи, вероятно, более высокие. Не поставив для себя новых планок, не имеет смысла дальше заниматься юриспруденцией. Должен быть мотив. За 20 лет мне удалось и многого достигнуть, и многое повидать, поэтому для дальнейшего движения должен быть серьезный раздражитель.

– Готовясь к интервью, я изучала Ваши аккаунты в соцсетях, и у меня возникло ощущение, что Вы закрытый человек, который не афиширует подробности личной жизни. Расскажите читателям, кто Вы за пределами офиса и зала суда.

– Мое главное правило – разделять работу и семью. Должен быть некий «водораздел»: если дома будет обсуждаться работа и наоборот, ни к чему хорошему это не приведет. Это и позволяет мне, с одной стороны, успешно заниматься профессиональной деятельностью, а с другой – быть обычным человеком, у которого есть свои желания, хобби и увлечения.

Я люблю спорт. Еще до поступления в вуз я 10 лет профессионально занимался хоккеем. Регулярно уделяю время фитнесу и сейчас, это уже вошло в привычку. Пока из-за карантина были закрыты тренажерные залы, я чувствовал, что мне их не хватает.

Новое (а точнее, хорошо забытое старое) мое увлечение – это собаки. Когда я учился в школе, у меня был домашний питомец, а сейчас мы с собакой регулярно участвуем в выставках, даже готовились поехать на чемпионат мира в Мадрид в апреле. В прошлом году мы выиграли чемпионат России, т.е. у нас один из лучших представителей своей породы (бишон фризе. – Прим. ред.). Мне нравится сам процесс участия в выставках, подготовки к ним, здесь также присутствует соревновательный дух. Конечно, не я лично участвую и готовлю – для этого есть профессиональные люди, но для меня это некоторая отдушина, которая позволяет абстрагироваться от рабочих будней.

– Давайте перейдем к блицу. Вы «сова» или «жаворонок»?

– И то, и другое.

– Что предпочитаете: чай или кофе?

– Кофе.

– Костюм: деловой или спортивный?

– Деловой.

– Пять качеств успешного юриста…

– Профессионализм, честность перед собой и доверителем, умение признавать ошибки, самосовершенствоваться, никогда не останавливаться на достигнутом.

– Если не адвокатура, то…

– …собаки.

– Если представить, что судебный процесс – это хоккейный матч, какую роль Вы отведете в нем себе?

– Забивной центральный нападающий с хорошим видением площадки и поставленным броском, но ставящий интересы партнеров и команды выше личных статистических показателей и не чурающийся черновой работы в защите собственных ворот.

Беседовала Юлия РУМЯНЦЕВА-ТОМАШЕВИЧ