Владислав ГРИБ: «В любом деле нужен труд – настойчивый, кропотливый»

Дата: 3 февраля 2020 г.

21 ноября 2019 г. в Кремле состоялась церемония вручения государственных наград. Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин вручил ордена и медали за выдающиеся достижения в области культуры, науки, медицины, спорта, производства. В числе тех, кто получил высокую награду из рук Президента России, главный редактор Издательской группы «Юрист», заведующий кафедрой правовых основ управления МГИМО, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, доктор юридических наук, профессор Владислав Валерьевич Гриб.

— Владислав Валерьевич, искренне поздравляем Вас с получением почетного звания «Заслуженный юрист Российской Федерации».

—  Спасибо большое. Я считаю, что это оценка не только моего труда, но и труда моих учителей, коллег, партнеров. 

— В каком году Вы стали адвокатом? Как складывается Ваша работа на этом поприще?

— Это произошло в 2002 г. А человеком, который привел меня в адвокатуру, был Сергей Васильевич Запольский, бывший депутат Государственной Думы. Хочу сказать, что он стал одним из первых моих учителей. В дальнейшем  мы с коллегами создали адвокатское бюро «Новая адвокатская практика». Я благодарен судьбе и за встречу с Евгением Васильевичем Семеняко, бывшим в то время президентом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. С Евгением Васильевичем мы создали адвокатское бюро «Семеняко, Гриб и партнеры» и очень активно работали в Санкт-Петербурге и Москве. Во многом благодаря такому учителю, наставнику, товарищу я стал вице-президентом Федеральной палаты адвокатов.

Сфера моих обязанностей в ФПА достаточно обширна. В частности, я являюсь ее представителем в Южном федеральном округе, который для меня, можно сказать, родной в прямом и переносном смысле – я учился и жил в Ростовской области. К слову, мой старший брат является адвокатом Адвокатской палаты Ростовской области. Знаю хорошо и Краснодарский край. В Волгограде на знаменитом Мамаевом кургане меня в детстве принимали в пионеры. Сроднился я также с Астраханью, Калмыкией, Адыгеей… И, понятно, с Крымом, в воссоединении которого с Россией я принимал активное участие. Так что в округе я не случайный человек. По линии ФПА мне приходится плотно работать с Общественной палатой РФ, Ассоциацией юристов России, «Деловой Россией», «Опорой России», научными, образовательными организациями и т.д. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность Юрию Сергеевичу Пилипенко, президенту Федеральной палаты адвокатов, за его поддержку моей личной профессиональной и общественной деятельности, за совместные проекты. У нас и наших коллег много интересных планов по развитию российской адвокатуры, причем не только как профессиональной корпорации, но и как института гражданского общества, который должен влиять на законодательную и правотворческую деятельность государства. Для  этого мы создали  Научно-консультативный совет, Научно-экспертный совет и Общественно-консультативный совет. К своей работе мы стараемся  подключать известных ученых, политиков, государственных и общественных деятелей. И нам это удается. В частности, встреча с Дмитрием Анатольевичем Медведевым показала, что наш авторитет  значительно укрепился среди как общественных, так и государственных институтов.

— Какое в Вашей профессиональной адвокатской практике было самое интересное дело?

— Их достаточно много. И каждое по-своему было интересным.  Хорошо помню процесс о защите бренда журнала «Человек и закон». Суть дела в том, что один из центральных телеканалов хотел отобрать у издания его исконное название. Тяжба тянулась пять лет и закончилась нашей убедительной победой. Дорогого стоит, что старейший журнал правовой направленности, занесенный в свое время в Книгу рекордов Гиннесса, удалось отстоять и сохранить. К слову, в 2021 г. флагман отечественной правовой журналистики журнал «Человек и закон», учредителем которого является Министерство юстиции, будет отмечать свой 50-летний юбилей. 

—  Как Вы относитесь к дальнейшему развитию российской адвокатуры?

— Я считаю, что мы должны развиваться по цивилизованному пути, по которому идут наши западноевропейские коллеги. Высококвалифицированную юридическую помощь, тем более в судах, должны оказывать только адвокаты. Попытки отойти от этой главной линии ведут даже не к нарушению прав адвокатов, а к нарушению прав граждан на квалифицированную юридическую помощь. Только адвокат в состоянии на высоком профессиональном уровне оказать правовую помощь и, более того, с соблюдением этических правил.

— Что бы Вы пожелали молодым адвокатам?

— 26 лет назад, получая из рук тогдашнего министра юстиции Юрия Хамзатовича Калмыкова свидетельство о регистрации Молодежного союза юристов России, я сказал, что наша организация будет  всячески содействовать становлению качественно нового поколения  российских юристов.

— Удалось?

— Я считаю, что результаты есть. Выросло целое поколение профессионально подготовленных адвокатов. Безусловно, профессия юриста, в частности адвоката, предъявляет особые требования как к его личным,  так и к профессиональным качествам. Адвокатами не рождаются. Нужно постоянно учиться, взаимодействовать и общаться с коллегами из разных адвокатских палат. Молодые адвокаты должны понимать, что путь к успеху в нашей профессии достаточно непрост. Требуются годы, чтобы твое имя стало брендом, но это того стоит.

— Все мы родом из детства. Где Вы родились, выросли, кто Ваши родители?

— Родился я в Украине, но корни у меня белорусские. Мои родители из Гомельской области. Однако всю сознательную жизнь живу в России. Поэтому моя Родина, можно сказать, СССР, а это Белоруссия, Россия, Украина… Что касается детства, то оно проходило в разных уголках тогдашней большой страны. Мой отец, Валерий Евгеньевич, – военнослужащий, ракетчик, и этим все сказано. Куда направляли его служить, туда ехали и мы: мама, Зинаида Платоновна, старший брат Виталий и я. Отец менял гарнизоны, мама искала работу на новом месте, а мы с братом обретали друзей в очередной школе. Среднюю школу я окончил в селе Жеребково, что неподалеку от Одессы. Низкий поклон моим дорогим родителям, которые вырастили, воспитали нас с братом и дали возможность получить образование. К сказанному добавлю: всё то, что есть сегодня во мне, мои достижения и победы складывались из родительского внимания, заботы, поддержки, терпения и любви.

— Как часто Вы общаетесь с теми, кто с Вами учился и кто в свое время Вам дал путевку в жизнь?

— К сожалению, редко. Жизнь разбросала нас по разным странам и континентам. Одни живут в России, другие в Украине, третьи в Белоруссии… Есть и такие, кто обосновался в Европе и даже в Америке. Дай Бог им всем удачи, здоровья и благополучия. Как и моим школьным учителям, от которых я получил не только знания, но и хорошие нравственные и житейские уроки.

— Что побудило Вас выбрать профессию юриста – родительское напутствие, книги или что-то еще? И не просто юриста, а юриста-международника… Вы ведь окончили известный и престижный вуз России – МГИМО… Большой был конкурс, когда Вы туда поступали?

— Учась в школе, я решил пойти по стопам отца – стать военным, но не ракетчиком, а военным юристом. Таких специалистов в то время готовил Военный Краснознаменный институт Министерства обороны – уникальное в своем роде учебное заведение. Но я наивно думал, что правила поступления в этот институт такие же, как и в любой гражданский вуз. Приехав с отцом в Москву, я узнал, что документы туда надо было подать заранее, через военкомат. Кроме того, нужны были и соответствующие рекомендации. Чуть ли не от командующего войсками округа. Поэтому у меня даже документы туда не приняли. Зато их взяли на юридический факультет МГУ, однако, сдав вступительные экзамены, я не прошел по конкурсу – не хватило одного балла. Расстроился, конечно. Но отношение к юрфаку МГУ осталось хорошее. Вернулся в родное Жеребково. Год трудился съемщиком-демонтажником ракетно-торпедного оружия на военном арсенале. Очень тяжелая, ответственная, но высокооплачиваемая работа. Параллельно готовился к экзаменам в военный вуз. Закалял себя и физически, так как с общими предметами надо было сдавать еще экзамен и по физподготовке. Поэтому ежедневно бегал по 15 км, качал бицепсы на спортивных снарядах. Уже тогда пришло понимание, что не всё в жизни дается легко, с первого раза. В любом деле нужен труд – настойчивый, кропотливый. Важно также оптимистично смотреть в будущее, искать смысл жизни и верить в себя.

Через год моя мечта сбылась – я стал курсантом военно-юридического факультета Военного Краснознаменного института. Учиться было интересно. Наверное, из меня вышел бы неплохой военный прокурор или следователь. Но я принял решение уйти из Вооруженных сил. Причины? Они кроются в той обстановке, которая сложилась тогда в стране. Шел 1991 год. Нас, курсантов, часто бросали разгонять демонстрации, хотя этим должны были заниматься милиция и внутренние войска. Единой страны фактически не было, армию оплевали, превратив в изгоя, а затем стали растаскивать по национальным квартирам. Меня звали служить в Украину, где надо было по новой принимать военную присягу. А человек в погонах, как известно, присягает один раз. Словом, я написал рапорт. И вскоре поступил в престижный, как Вы заметили, МГИМО на международно-правовой факультет. Конкурс был порядка 35 человек на место…

— Сейчас многие называют Вас своим учителем. А кто были Вашими учителями в вузе?

— Институт дал мне именно то, что я искал: багаж юридических и языковых знаний, прекрасных учителей и хороших друзей. Об учителях могу говорить только с искренним уважением и любовью. В первую очередь о профессоре Сергее Николаевиче Лебедеве, руководителе моей дипломной работы. Замечательный преподаватель, большой ученый, он глубоко и всесторонне знал вопросы международной жизни, очень точно анализировал всё, что происходило. К сожалению, в 2016 г. Сергея Николаевича не стало. Но я всю жизнь буду помнить уроки своего учителя. Огромное спасибо хочу сказать ректору института Анатолию Васильевичу Торкунову. На протяжении всей учебы в вузе я и мои однокурсники постоянно ощущали его поддержку. Позже он предложил мне возглавить кафедру гражданского общества. Кроме того, вместе с ним мы создали Национальную ассоциацию научных изданий. Добрых слов заслуживают и другие преподаватели моей альма-матер.

— Расскажите о Вашей семье, увлечениях…

— Я иногда шучу, что расту в многодетной семье. И это так. У меня шестеро детей: пятеро сыновей и дочка. Старший сын, который отслужил в армии, в том числе в Сирии, был морским пехотинцем, сейчас учится на юридическом факультете. Младшие еще подрастают. Семья для меня – это своего рода оберег, защита и место, где я чувствую себя счастливым. 

Что касается увлечений, то я люблю заниматься спортом. В последнее время «пристрастился» к треккингу и хайкингу,  т.е. к пешим походам в горах. Горы здорово разгружают, дают очень большую энергетику. Таджикистан, Узбекистан, Казахстан и Киргизия, где я уже побывал,  поразили красотой своих гор, древностью городов. Впереди новые планы по покорению вершин. Если говорить о других увлечениях, то я, безусловно, много читаю не только профессиональной литературы, но и классической русской и зарубежной. Слежу и за современными новинками. Безусловно, хожу в кино, стараюсь смотреть наиболее интересные фильмы.

— Благодарю Вас за интересную беседу. Искренне поздравляю Вас и желаю новых наград и покорения вершин!

Беседу вел Николай Карташов

СРАВКА
Владислав Валерьевич ГРИБ
– главный редактор Издательской группы «Юрист», заведующий кафедрой правовых основ управления МГИМО (У) МИД России, член Общественной палаты Российской Федерации, член Президиума Ассоциации юристов России, вице-президент Федеральной палаты адвокатов, член-корреспондент РАО, доктор юридических наук, профессор.
Владислав Валерьевич родился 16 мая 1972 г. С 1991 по 1996 г. учился на международно-правовом факультете МГИМО (У) МИД России по специальности «юрист-международник». В 1993 г. выступил инициатором создания общероссийской общественной организации «Молодежный союз юристов России». С 1993 г. – учредитель и главный редактор федерального журнала «Юрист», на базе которого в 1997 г. создана Издательская группа «Юрист». В 1999 г. выступил одним из организаторов создания Российской академии юридических наук, в том же году избран председателем Исполнительного комитета Российской академии юридических наук. В марте 2000 г. избран вице-президентом и председателем Исполкома общероссийского общественного объединения «Российский союз юристов». С декабря 2005 г. является членом Президиума Ассоциации юристов России, с 2006 г. – членом общественных советов при ФСИН России, ФСБ, ФСТ и МВД России, членом Комиссии по законопроектной деятельности Правительства РФ от Общественной палаты, МЧС России и Рособрнадзора. С 2006 г. – член Общественной палаты Российской Федерации I, II, III, IV, V, VI составов, в том числе первый заместитель секретаря Общественной палаты РФ в период с 2012 по 2014 г. С 2008 по 2018 г. – заведующий кафедрой гражданского общества МГИМО (У) МИД России. В 2009 г. избран вице-президентом Федеральной палаты адвокатов РФ. В 2016 г. избран председателем Общероссийской общественной организации «Российское профессорское собрание». В 2018 г. – личный представитель председателя  ОБСЕ по противодействию расизму, ксенофобии и дискриминации в OSCE – The Organization for Security and Co-operation in Europe. С 2018 г. – заведующий кафедрой правовых основ управления МГИМО (У) МИД России. С 2018 г. – ректор Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова. В конце января 2020 г. вошел в состав Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.
Автор более 150 научных работ по проблемам гражданского общества, общественного контроля, правозащитной деятельности, муниципального права, молодежной политики, судебно-правовой реформы, конституционного права, теории государства и права и др. За успешную общественную и профессиональную деятельность награжден государственными и ведомственными наградами.
Женат. Воспитывает шестерых детей.



Евгений ПАНИН: «Аплодировал весь адвокатский Париж!»

Дата: 19 февраля 2020 г.

Конкурс ораторов на приз Марио Штази, организованный Парижской коллегией адвокатов, – самый престижный среди соревнований по красноречию. Тем более значимо, что впервые за всю историю конкурса за звание лучшего оратора с пятью другими финалистами сражался представитель адвокатской корпорации России, советник президента АП Воронежской области, заместитель председателя Союза молодых адвокатов России Евгений Панин. Примечательно, что он оказался единственным, для кого французский язык не является родным.

– Евгений, где Вы брали уроки французского?

– Немного занимался с репетитором. После того как научился разговаривать «на уровне вежливости», стал общаться с моими французскими коллегами и друзьями. Сегодня главный мой наставник по французскому языку – ассистент советника по правовым и судебным вопросам посольства Франции в России Кристина Владимировна Дрожжа. Она замечательный, но очень строгий наставник.

– Расскажите, как получилось, что французский язык стал играть значительную роль в профессиональной карьере, если это так, и каковы этапы этой карьеры?

– Всё началось с юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, когда меня после одной из конференций отправили в Женеву, где ранее располагался Международный центр Ломоносова.

Два года подряд я присутствовал на женевских мероприятиях, там познакомился с казначеем Совета молодых адвокатов Женевской коллегии адвокатов, а он в свою очередь представил меня вновь избранному на тот момент первому секретарю СМА. Период работы, связанный с Женевской коллегией адвокатов, весьма интересен, так как фактически это был этап становления. Я неоднократно присутствовал на различных мероприятиях, в том числе на праздновании 120-летия Женевской коллегии адвокатов, а также на балах председателя коллегии адвокатов (Бал дю Батонье).

Помню, как в 2015 г. Грегуар Манже, вступая в должность председателя Женевской коллегии адвокатов, с трибуны перед собравшимися 1250 адвокатами выражал в том числе благодарность советам молодых адвокатов Женевы, Парижа, Брюсселя, Люксембурга и… Воронежа. Это были и первое упоминание российского города, и первая благодарность, произнесенная в официальной приветственной речи председателя за 120 лет существования Женевской коллегии адвокатов. Ну и аплодисменты в тот момент звучали самые громкие. (Улыбается.)

Через год после этого мероприятия я «переехал» в адвокатский Париж.

Стоит сказать, что впервые я попал во французскую столицу в 2013 г. юнцом, которого никто не знал в этом прекрасном городе. И вот спустя шесть лет, говорю это без ложной скромности, когда я принял участие в конкурсе Штази, представляя молодую адвокатуру России, и произносил речь с трибуны Апелляционного суда Дворца правосудия Парижа на 76-м Конгрессе молодых адвокатов Франции, передавая в ней в том числе пожелания президента ФПА РФ Юрия Сергеевича Пилипенко, мне аплодировал весь адвокатский Париж! Отмечу, что и в конгрессе, и в конкурсе Штази представитель нашей корпорации участвовал впервые в истории как российской, так и французской адвокатуры.

– Насколько мне известно, Вы ведете дела, связанные с международным правом, и бываете за рубежом не только в качестве туриста. Расскажите об этой стороне Вашей практики.

– Да, это так. У нас есть офисы в Афинах, Женеве, Париже.

Из более значимого: мы с моими партнерами Романосом Скандамисом и Маритой Вакерли в ноябре 2014 г. взялись за очень интересное дело российской гражданки на о. Родос. Оно освещалось в журнале «Российский адвокат», поэтому скажу коротко: суд первой инстанции назначил нашей подзащитной наказание в виде одного года условно, а апелляционный суд отменил этот обвинительный приговор и вынес оправдательный. Таким образом, в моей практике оправдательные приговоры не только в РФ.

– Всех потряс Ваш успех на конкурсе на приз Марио Штази, организованном Парижской коллегией адвокатов. Не все знали до этого момента о таком интеллектуальном состязании. Введите в курс.

– Этот конкурс проводится ежегодно. Он учрежден Парижской коллегией адвокатов в память о бывшем (ныне покойном) председателе коллегии Марио Штази (1986–1987), блестящем судебном ораторе. Право выступить в финале получают лучшие из лучших ораторов после проведения отборочного этапа.

– Как Вы пришли к участию в этом конкурсе, как готовились? Далась ли победа легко, на творческом подъеме или подготовка требует труда и навыков?

– Когда я присутствовал в составе российской делегации на приеме у председателя Парижской коллегии адвокатов, проходившем во Дворце правосудия, в ходе встречи делегаций в зале заседаний Совета коллегии мадам Батонье Мари-Эмэ Пейрон пригласила меня принять участие в этом конкурсе. Я прошел отборочный этап и попал в шестерку лучших, кому предоставлялось право говорить в финале этого конкурса.

Далась ли победа легко? Спустя несколько месяцев полагаю, что можно открыть тайну.

В Париж для участия в данном конкурсе, а также Вечере солидарности я вылетел с очень высокой температурой. Приехав в парижскую квартиру, я пролежал в постели три дня, принимая массу таблеток и сиропов. Если честно, я хотел отказаться от участия в этих мероприятиях, так как болезнь совершенно выбила меня из колеи и наступила некая апатия. Но я понимал, что представляю на этом конкурсе не себя, не отдельную группу людей… Я представляю нашу адвокатскую корпорацию, и назад дороги нет! Поэтому, собрав силу и волю в кулак, после шести дней болезни и с температурой 37,5 я отправился выступать.

Отмечу, что у всех остальных конкурсантов, участвовавших в финале, была весомая моральная поддержка. За них приехали «поболеть» председатели коллегий (президенты), а также члены коллегий (численность делегаций составляла от 5 до 30 человек).

Меня же поддерживала лично только Татьяна Карасёва, член Совета Адвокатской палаты Пензенской области. Кроме того, я был единственным конкурсантом, для которого французский язык не является родным.

Но, повторюсь, за моей спиной была корпорация, и я был не вправе ее подвести. Забыв во время выступления про болезнь, бился не за себя, но за престиж российской адвокатуры на международной арене.

– В чем заключался конкурс? Нужно было рассказать о каком-то деле, произнести защитительную речь? 

– Тема конкурса звучала как «Защита защиты». Это очень актуальная тема не только во Франции, но и в других странах мира. Для правильного понимания, в России это звучит как «защита профессиональных прав адвоката».

– Можно ли назвать это состязание конкурсом ораторского мастерства, который предполагает оценку риторических приемов выступающего? Какие из них принесли Вам успех?

– Безусловно, этот конкурс является ораторским. Каким образом жюри оценивает то или иное выступление, для нас, конкурсантов, тайна. Отмечу лишь, что необходимо произнести речь как по форме, так и по содержанию именно по-французски. Французские адвокаты говорят иначе, чем, например, привыкли говорить в российских судах. Речь французских коллег даже в простом процессе всегда отличается четкостью, последовательностью, красотой и, безусловно, харизмой. Наблюдать выступления французских адвокатов в суде – сплошное удовольствие.

– Считаете ли себя везунчиком? Как относитесь к высказыванию «чем больше я тружусь, тем чаще мне везет»?

– Труд и везение, на мой взгляд, находятся в несколько разных плоскостях. Безусловно, трудиться важно и нужно, но в данном случае я бы хотел ответить словами Кристины Дрожжа, которые она сказала мне сразу же после объявления результатов конкурса в Париже: «Теперь я поняла, что побеждает не тот, кто пашет каждый день; побеждает тот, кто умеет побеждать!»

Алексей Королёв,
Юлия Румянцева-Томашевич