Валерия КАЧУРА: адвокатура как миссия

Дата: 4 марта 2020 г.

Кто-то приходит в профессию из-за семейных традиций, кто-то – благодаря изначальному личному выбору, а партнера корпоративной практики адвокатского бюро «Линия права» Валерию Качуру в адвокатуру привело онкологическое заболевание. Глядя на эту эффектную брюнетку, сложно поверить, что за ее плечами – главное выигранное дело – битва за жизнь. Валерия не только победила тяжелый недуг, но и сделала помощь людям, проходящим серьезное лечение, как и она когда-то, смыслом своей профессиональной деятельности. В интервью «Российскому адвокату» Валерия Качура рассказала об адвокатуре как миссии, о праве на жизнь и о «Юридической Виагре».

– Валерия Владимировна, готовясь к интервью, я подробно изучала Вашу страницу в Instagram, и один из первых постов, который я прочитала, был о десяти фактах из Вашей биографии, где Вы рассказываете, как шантажом «брали» отдел кадров таможни, куда Вас не хотели принимать на работу, и чуть не умерли от анафилактического шока в день собственной свадьбы. Создается впечатление, что сила духа и самоирония – основные черты Вашего характера. Так ли это?

– Я думаю, Вы попали в самую точку. Это действительно то, что помогает мне по жизни и сформировало меня в профессии. Мне кажется, юристу, адвокату без этих качеств невозможно работать, потому что оптимизм и способность не падать духом в самых сложных обстоятельствах – это то, что дает возможность тебе как профессионалу двигаться вперед и обеспечивает твою ценность в глазах клиента.

Работа у нас сложная, мы любим делать серьезные лица в трудных ситуациях, поэтому самоирония особенно важна. По крайней мере, я этого не стесняюсь. На своей странице в Instagram я не боюсь смеяться над собой и рассказываю не только о победах, но и о провалах – мы все живые люди, и в этом нет ничего страшного.

– Расскажите, когда и как Вы пришли в адвокатуру. Был ли это осознанный выбор?

– Я работаю юристом достаточно давно – с 1996 г. Начинала в госорганах, а потом работала в сфере консалтинга. Но именно в адвокатуру я вступила недавно – в 2019 г. Это было мое осознанное решение, и оно связано с фактом моей биографии, когда я прошла лечение от рака молочной железы и стала писать об этом на своей странице в Instagram.

Ко мне начали обращаться женщины, которые находились на таком же лечении и сталкивались со множеством юридических вопросов: кому-то отказывали в бесплатной медицинской помощи, кто-то не мог получить лекарства, у кого-то были другие проблемы. И эта помощь стала моей определенной миссией. Другого выбора, кроме как получить статус и вступить в адвокатуру, я для себя не видела.

– Недавно «Российский адвокат» писал о том, что адвокатское бюро «Линия права» стало официальным партнером Фонда «Огромное сердце», оказывающего помощь онкобольным. Безусловно, сам этот факт заслуживает особого уважения. Расскажите о Фонде подробнее.

– Особенность и уникальность Фонда в том, что он создан для помощи взрослым онкобольным. Как ни странно, именно такие пациенты – наименее защищенная категория населения. Люди охотно помогают детям, старикам и животным, но если, например, заболевает мужчина в возрасте 45–55 лет, считается, что у него должны быть определенные ресурсы для лечения. Собрать деньги и чем-то помочь такому пациенту крайне сложно, а Фонд помогает взрослым людям независимо от их пола и вида заболевания.

Фонд создан в 2018 г. Ольгой Сергеенко, девушкой, которая в 27 лет перенесла рак, лечилась и столкнулась с теми проблемами, с которыми сталкиваются многие онкобольные в нашей стране. Ей в итоге пришлось лечиться за границей, так как в России врачи не смогли найти оптимальный вариант лечения. Надо сказать, что сегодня ситуация исправляется, но не до конца.

Люди, которые прошли лечение, знают и понимают проблемы тех, кто только его проходит, как никто другой. Поэтому ключевые сотрудники Фонда, включая меня, – это люди, которые имели в прошлом онкологический диагноз.

Сейчас Фонд запустил бесплатную «горячую линию» (8-800-350-57-85). По ней любой взрослый человек, столкнувшийся с онкологией, может получить весь спектр консультаций: врачей, психологов и юристов. Проводятся благотворительные тематические мероприятия и встречи. Отдельное направление составляет корпоративное информирование.

Наша задача – вывести вопрос о ранней диагностике рака на уровень руководителей крупных корпораций, где существует добровольное медицинское страхование, потому что ранняя выявляемость – залог успешного лечения. Мы стремимся к тому, чтобы банки и госкорпорации включились в нашу работу и начали показывать пример, который подхватят другие.

Первой в бюро сотрудничать с Фондом начала я. А после того как его деятельность вышла на достаточно высокий уровень и появилась бесплатная «горячая линия», по которой консультируют по всему спектру вопросов – от психологических и медицинских до юридических, я поняла, что мне нужны помощники – те, кто будет оказывать юридическую поддержку нуждающимся вместе со мной.

Собственный онкологический диагноз я никогда не скрывала от коллег, ведь стесняться тут нечего, поэтому предложила партнерам бюро присоединиться к проекту. Так «Линия права» стала официальным партнером Фонда «Огромное сердце», наше взаимодействие сложилось.

– С какими вопросами к Вам чаще всего обращаются?

– Самые частые и актуальные вопросы – это отказ в бесплатной медицинской помощи, в выписке жизненно необходимых лекарственных препаратов, в выдаче направлений на сложные обследования. При онкологическом заболевании счет зачастую идет на дни, а иногда и на часы, и чем раньше будет проведена диагностика, тем раньше начнется лечение. От этого во многом зависит, будет ли болезнь побеждена. Люди, узнав о диагнозе, как правило, чувствуют себя потерянными и находятся в панике, поэтому так важно вовремя «подхватить» человека, показать ему вектор движения.

Вторая категория вопросов – наследственные. К нам нередко обращаются одинокие женщины, у которых есть дети. И если прогноз, к сожалению, неблагоприятный, они задумываются о том, как оформить опеку над ребенком, решить проблемы наследования. Бывают и вопросы, касающиеся разводов. К сожалению, не все семьи проходят это сложное испытание успешно.

– Говоря об онкологии, невозможно оставаться в рамках «юридических аспектов». Вы не скрываете, что несколько лет назад столкнулись с такой же проблемой, и знаете о чаяниях людей с раком не понаслышке. Расскажите, что, на Ваш взгляд, является залогом победы в этой войне за жизнь.

– Многие считают, что рак – это приговор. Основная мысль, которую я пытаюсь донести до своих клиентов, – что это не так. Сложно не поддаться панике. Конечно, человеку приходится пройти все стадии принятия диагноза, но нужно сохранять стойкость духа и стараться найти вокруг себя единомышленников.

Зачастую люди, узнав о диагнозе, стараются его скрыть, хотя в нем нет ничего постыдного. Человек чувствует свою отрешенность от мира и находится в некотором вакууме. Для себя я выработала алгоритм, который заключается в том, чтобы жить той же жизнью, что и до диагноза. Главное – чувствовать, что ты такой же социально активный, как и до болезни. Понятно, что лечение вносит свои коррективы. Ты можешь себя плохо чувствовать, но в целом ничто не мешает оставаться активным.

Еще один совет – перестать читать о болезни. Мы любим ставить себе диагнозы по информации из интернета, а нужно помнить, что каждый случай индивидуален. И если у кого-то что-то пошло не так, это не значит, что у вас будет так же. Нужно оградить себя от негативной информации, слушать врача, получить два-три мнения и сохранять стойкость духа. Современные методы лечения онкологических заболеваний значительно продвинулись вперед, и они совершенно не те, что были 20 лет назад.

– Насколько я знаю, Фонд «Огромное сердце» – это не единственный проект, в котором Вы заняты. Расскажите про объединение с интригующим названием «Юридическая Виагра». Если я правильно понимаю, в его рамках Вы тоже консультируете женщин, но уже не по вопросам здоровья.

– Этот проект мы создавали совместно с двумя моими коллегами-адвокатами: кандидатом юридических наук, руководителем коллегии адвокатов «ЮрСити» Викторией Шакиной и адвокатом Московской коллегии адвокатов «Защита» Марией Прилепской. Каждая из нас по отдельности консультировала женщин, попавших в сложную жизненную ситуацию. Мария помогала жертвам домашнего насилия, Виктория консультировала по семейному праву. Возникла идея объединиться, а кроме того, оказалось, что вместе по цвету волос мы выглядим так же, как состав известного женского вокального коллектива: беленькая, черненькая и рыженькая. (Смеется.) Так родилась «Юридическая Виагра».

Раз в месяц мы осуществляем бесплатное консультирование. К нам может прийти любой желающий, не обязательно женщина – мужчины тоже обращаются со своими проблемами, и мы стараемся помочь и им. Все-таки помощь адвоката должна быть доступна любому человеку, попавшему в сложную жизненную ситуацию.

Для тех, кто живет в столице, наши консультации очные, а тем, кто не может приехать, мы звоним по видео-конференц-связи.

Более того, Фонд «Огромное сердце» будет направлять к нам вопросы, связанные с семейным и наследственным правом, когда необходимо изучение документов, и мы постараемся сделать всё возможное, чтобы помочь тем, кто нуждается в нашей помощи.

– Ваша страница в соцсети – это блог не столько о праве, сколько о жизни. Вы любите путешествовать, занимаетесь йогой и, как мне кажется, очень любите жизнь. Расскажите о ваших увлечениях, семье и всём том, что делает Валерию Качуру самой собой.

– Я замужем. Моему сыну 14 лет. Моя семья – это моя опора, те люди, благодаря которым я смогла пройти через заболевание. Даже когда во время химиотерапии я лишилась волос, они нисколько не смутились такой перемене во мне и каждый день говорили мне, какая я красивая. А друзья называли меня Рапунцель. (Смеется.)

Одно из моих главных увлечений – это путешествия. Они наполняют меня. Не представляю своей жизни без поездок не только за границу, но и по России.

Спорт для меня – одна из главных составляющих полноценной жизни. Я занимаюсь йогой. И именно благодаря ей смогла быстро восстановиться после операции. Я разработала комплекс упражнений для женщин после мастэктомии. Дело в том, что после операции рука со стороны, где проводилось хирургическое вмешательство, не двигается. И если ее вовремя не разработать, то она останется малоподвижной. Еще один комплекс упражнений, разработанный мной, касается суставной гимнастики – она помогает во время химиотерапии преодолеть многие неприятные симптомы. Оба комплекса находятся в свободном доступе на YouTube.

Спорт –  это то, что может поддержать человека в тонусе в любой ситуации, ведь когда ты контролируешь свое тело, мозг получает сигнал о том, что ты контролируешь жизнь.

– Можете ли Вы сказать, что болезнь изменила Ваше отношение к жизни?

– Да, абсолютно точно и безусловно. Болезнь напомнила очевидную вещь: жизнь одна и жизнь конечна. Надо жить полной жизнью, здесь и сейчас. Болезнь научила меня отдавать и помогать, не требуя ничего взамен, ведь когда-то и мне помогли пройти весь путь лечения до конца. Убивает не рак, убивает равнодушие. И как только большинство людей осознают это, выражение «рак – это приговор» исчезнет из нашего лексикона.

Юлия РУМЯНЦЕВА-ТОМАШЕВИЧ



Сергей УЧИТЕЛЬ: «В юриспруденции – как в хирургии: ты должен либо регулярно практиковаться, либо заканчивать с профессией»

Дата: 29 сентября 2020 г.

Адвокат Сергей Учитель не нуждается в представлении. Более 20 лет он занимается урегулированием корпоративных конфликтов, защитой интересов кредиторов и должников в процедурах банкротства, а также проектами, связанными с экологией и недропользованием. Он сопровождал процедуры банкротства таких гигантов, как «Новокузнецкий алюминиевый завод» и «Тейское рудоуправление», участвовал в корпоративных спорах вокруг «Кузнецких ферросплавов», «МПО “Кузбасс”», «Кузбассуголь», «Холдинг Сибуглемет» и др. Является независимым экспертом по правовым вопросам «ОПОРЫ РОССИИ» и «Деловой России». При его участии разработаны стратегии комплексной правовой защиты в крупных спорах, разрешавшихся как в России, так и в зарубежных юрисдикциях. Сергей Учитель рекомендован рейтингами Сhambers Europe, Legal 500 EMEA, Forbes и Право.ru 300. «Коммерсантъ» признал его ведущим российским судебным юристом в области разрешения корпоративных споров и ведущим отраслевым российским юристом в металлургии и угледобыче. Новость о том, что Сергей Учитель покидает Коллегию адвокатов «Регионсервис», одну из крупнейших в России межрегиональных юридических компаний, сопредседателем которой он был на протяжении 20 лет, стала неожиданностью. Такой же неожиданностью оказалось его решение присоединиться к московскому офису Pen & Paper в качестве партнера и руководителя практики «Разрешение споров». В интервью Сергей Учитель рассказал «Российскому адвокату» о своих ожиданиях от этого сотрудничества, о важности человеческого общения между партнерами в бизнесе и о себе лично.

– Сергей Юрьевич, благодарю Вас за то, что согласились на интервью. В начале сентября стало известно о том, что Вы присоединились к команде Pen & Paper. Эта новость несколько неожиданная, ведь летом Вы сообщили, что собираетесь заняться частной практикой. С чем связано такое решение?

– На самом деле, отчасти это стало неожиданностью и для меня самого, поскольку, когда я принимал решение покинуть «Регионсервис», я, честно говоря, не планировал вести с кем-либо совместную практику. Но так получилось, что, можно сказать, мы – я и команда Pen & Paper – нашли друг друга. Плотно пообщавшись, мы поняли, что во многом похожи не только как юристы, но и как люди. Мы обнаружили, что у нас есть общие ценности и единое понимание принципов работы, вопросов построения бизнеса. Чем дольше мы общались, тем больше мне становилось понятно, что Pen & Paper – именно та, пожалуй, единственная команда, с которой я хотел бы совместно вести юридическую деятельность. Поэтому решение неожиданное, но не совсем спонтанное.

– Насколько я понимаю, присоединение к московскому офису Pen & Paper потребовало от Вас смены места жительства. Как Вас приняла столица и как Вы ощущаете себя в новой команде?

– Когда находишься с близкими по духу людьми (подчеркиваю: в первую очередь людьми, а не юристами), все остальные вопросы становятся вторичными. Так что чувствую я себя прекрасно. Когда у тебя есть человеческое общение, контакт, как сейчас модно говорить, химия, это, наверное, самое важное в работе, а в профессионализме команды Pen & Paper сомневаться не приходится.

Что же касается переезда, то и раньше у меня было достаточно много проектов и клиентов по всей России, в том числе в Москве, и это не стало для меня какой-то новинкой, чем-то неизведанным. Да, раньше больше времени я проводил в регионах, теперь больше времени буду проводить в столице.

– Своим собеседникам «Российский адвокат» традиционно задает вопрос о том, как они пришли в профессию. Как это было у Вас: была ли это мечта, может быть, случайность или семейная традиция?

– Это и не случайность, и не традиция. В семье у меня юристов никогда не было. Но начиная со старших классов я наметил для себя этот путь и готовился к поступлению на юридический факультет целенаправленно. Было большое желание найти себе применение именно в этой профессии, насколько тогда в силу своего возраста и мироощущения я мог ее воспринимать, насколько это было возможно в 1990-е годы.

– Ваша основная специализация – судебные споры в области корпоративного права, ценных бумаг и недействительность сделок. Вы получили известность благодаря не одному громкому процессу. Можете вспомнить самый сложный для Вас?

– На самом деле, все процессы, в которых я принимал участие за 20 лет работы, по-своему сложны и беспрецедентны. Поэтому я не могу выделить какое-то одно дело, которое было бы для меня знаковым и перевернуло бы мое мировоззрение как юриста. Уже сам факт моего погружения в какой-то вопрос подразумевает, что данный спор является уникальным в своей правовой составляющей.

Кроме того, я активно практикующий адвокат, т.е. не только был сопредседателем коллегии, но и регулярно как судебный юрист участвовал и сейчас участвую в заседаниях. И эта составляющая моей работы – одна из основных, потому что нельзя быть, образно говоря, оперирующим хирургом в теории: ты должен либо регулярно практиковаться, либо заканчивать с профессией. Не имея судебной практики, не понимая, что происходит «на острие», очень сложно быть хорошим специалистом в той сфере, которой я занимаюсь.

Во время карантина я часто ловил себя на мысли: поскольку суды закрыты, у меня нет необходимого количества именно судебной практики, и когда суды возобновили работу, мне, как спортсмену, пришлось какое-то время потратить на то, чтобы «войти в ритм», вспомнить и восстановить все те навыки, которые я использовал в «доковидный» период.

– Вы стояли у истоков первого в Кузбассе специализированного адвокатского образования – коллегии адвокатов «Регионсервис» и называете его своим детищем. Сегодня компания – признанный лидер в вопросах правовой защиты бизнеса. Расскажите, как всё началось и в чем, на Ваш взгляд, секрет успеха.

– Сама идея создания «Регионсервиса» возникла практически 20 лет назад – в ноябре будет юбилей. Тогда мы, еще выпускники Кемеровского госуниверситета, начинали заниматься отдельными проектами по сопровождению финансово-промышленных групп, которые в 1990-е активно «заходили» в Кемеровскую область.

Одним из таких первых проектов была работа на Кузнецком металлургическом комбинате. Осуществляя юридическое сопровождение его деятельности, мы представляли интересы собственника данного актива по другим предприятиям. Таким образом, у нас появилось желание создать что-то свое, обособленное, не в рамках одной организации, а в виде самостоятельной адвокатской структуры. Это желание совпало с интересами наших потенциальных клиентов, властей Кузбасса и тогда еще не адвокатской палаты, а Кемеровской областной коллегии адвокатов, председатель которой, М. Шапошников, поверил в нас и в нашу идею открытия первого в Кузбассе специализированного адвокатского бюро по сопровождению бизнеса. Одним словом, всё сложилось в один момент и предопределило наш стартовый успех.

Кузбасс всем известен как крупный промышленный регион, где большое количество металлургических, угольных и химических предприятий. В процессе нашей деятельности с конца 1990-х годов практически все знаковые корпоративные споры прошли через нашу компанию, и мы принимали в них активное участие, приобретая тот неоценимый опыт, которого не хватает молодым юристам, пытающимся сегодня заниматься тем же самым.

Получив этот опыт, мы заслужили доверие клиентов и приобрели репутацию профессионалов высочайшего уровня, которые могут решать любые задачи и с которыми можно вести проекты любого масштаба – не только регионального, но и федерального.

Безусловно, существует региональная специфика и в правоприменении, и в построении бизнеса, и не всегда даже крупные московские игроки способны ее учесть. Мы смогли это сделать, что как раз и стало одним из главных наших конкурентных преимуществ.

– 2020 год – юбилейный для многих успешных юридических фирм и адвокатских образований. Это в первую очередь говорит о том, что начало «нулевых» было благодатным временем для построения бизнеса на рынке юридических услуг. Как Вы считаете, сегодня начинать бизнес в этой сфере проще или сложнее? Изменились ли «правила игры»?

– Если мы говорим о карьерном дебюте молодых людей, то, безусловно, сегодня им гораздо сложнее добиться тех высот, которых достигли мои коллеги, стартовавшие в начале 2000-х годов.

20 лет назад правовая система только формировалась, появилась новая судебная власть, поменялась структура судов. Одним словом, нами правил ветер перемен. Многое было впервые не только для нас, но и для коллег, умудренных опытом. Мы были на одной стартовой площадке, и возможности у нас были одинаковые.

Сегодня наши бизнес и правовая система достаточно зрелые, и стартовые позиции для молодых юристов менее привлекательные, чем были тогда. Поэтому, если говорить об успешном юридическом стартапе сегодня, то, на мой взгляд, это маловероятно. Только если этот стартап будет организован посредством выделения из какой-то крупной фирмы команды юристов, которые создадут «юридический бутик».

Но это касается и других видов бизнеса. Любой предприниматель скажет, что тогда было время возможностей, а сегодня у молодых специалистов, желающих начать свое дело, не такие широкие перспективы.

– Как Вы считаете, может ли несколько уравнять эти «стартовые позиции» пандемия COVID-19, которая дала мощный толчок к цифровизации правосудия, заставила адвокатов и юристов по-новому выстраивать отношения с доверителями, а адвокатские образования и юридические фирмы – искать другие подходы к продвижению бизнеса?

– Как раз наоборот. В условиях пандемии, когда бизнес старается минимизировать свои расходы, в том числе на внешних консультантов, преимущество получат в первую очередь те фирмы и адвокаты, у которых уже есть сложившаяся репутация и которые могут не только предложить добавленную ценность своей юридической услуги, но и одновременно сохранить высокий клиентский сервис даже в дистанционном режиме. Сегодня как никогда клиенты не готовы экспериментировать и при выборе юриста или адвоката отдают предпочтение уже проверенным и зарекомендовавшим себя специалистам.

– Что касается лично Вас, то в свете нынешних изменений ощущаете ли Вы себя на пороге совершенно нового этапа в жизни? Если да, то какие ожидания с ним связываете?

– Когда ты 20 лет отработал в одной компании, взрастил ее, уход из нее – это в любом случае, конечно, новый этап. А значит, новые горизонты, прежде всего профессиональные (как для практикующего юриста, так и для партнера в бизнесе), новые цели, новые задачи, вероятно, более высокие. Не поставив для себя новых планок, не имеет смысла дальше заниматься юриспруденцией. Должен быть мотив. За 20 лет мне удалось и многого достигнуть, и многое повидать, поэтому для дальнейшего движения должен быть серьезный раздражитель.

– Готовясь к интервью, я изучала Ваши аккаунты в соцсетях, и у меня возникло ощущение, что Вы закрытый человек, который не афиширует подробности личной жизни. Расскажите читателям, кто Вы за пределами офиса и зала суда.

– Мое главное правило – разделять работу и семью. Должен быть некий «водораздел»: если дома будет обсуждаться работа и наоборот, ни к чему хорошему это не приведет. Это и позволяет мне, с одной стороны, успешно заниматься профессиональной деятельностью, а с другой – быть обычным человеком, у которого есть свои желания, хобби и увлечения.

Я люблю спорт. Еще до поступления в вуз я 10 лет профессионально занимался хоккеем. Регулярно уделяю время фитнесу и сейчас, это уже вошло в привычку. Пока из-за карантина были закрыты тренажерные залы, я чувствовал, что мне их не хватает.

Новое (а точнее, хорошо забытое старое) мое увлечение – это собаки. Когда я учился в школе, у меня был домашний питомец, а сейчас мы с собакой регулярно участвуем в выставках, даже готовились поехать на чемпионат мира в Мадрид в апреле. В прошлом году мы выиграли чемпионат России, т.е. у нас один из лучших представителей своей породы (бишон фризе. – Прим. ред.). Мне нравится сам процесс участия в выставках, подготовки к ним, здесь также присутствует соревновательный дух. Конечно, не я лично участвую и готовлю – для этого есть профессиональные люди, но для меня это некоторая отдушина, которая позволяет абстрагироваться от рабочих будней.

– Давайте перейдем к блицу. Вы «сова» или «жаворонок»?

– И то, и другое.

– Что предпочитаете: чай или кофе?

– Кофе.

– Костюм: деловой или спортивный?

– Деловой.

– Пять качеств успешного юриста…

– Профессионализм, честность перед собой и доверителем, умение признавать ошибки, самосовершенствоваться, никогда не останавливаться на достигнутом.

– Если не адвокатура, то…

– …собаки.

– Если представить, что судебный процесс – это хоккейный матч, какую роль Вы отведете в нем себе?

– Забивной центральный нападающий с хорошим видением площадки и поставленным броском, но ставящий интересы партнеров и команды выше личных статистических показателей и не чурающийся черновой работы в защите собственных ворот.

Беседовала Юлия РУМЯНЦЕВА-ТОМАШЕВИЧ