Светлана ДОБРОВОЛЬСКАЯ: «Понимание приходит с опытом»

Дата: 10 сентября 2020 г.

В этом году адвокат АП Московской области, почетный адвокат России Светлана Добровольская отмечает 25-летие профессиональной деятельности. В преддверии столь крупной юбилейной даты Светлана Игоревна рассказала «Российскому адвокату» о том, как за это время изменились российская адвокатура, она сама и как важно иметь надежный тыл за плечами.

– Светлана, я держу в руках номер журнала «Домашний адвокат» за 1996 год. В нем есть Ваша статья «Шесть правил на крайний случай», в которой Вы даете советы, как себя вести в случаже уголовного преследования. Прошло почти 25 лет. Сейчас Вы успешный адвокат. Что изменилось за эти годы в адвокатуре и Вашей адвокатской практике? Дали бы Вы сейчас такие же советы?

– В адвокатуру я пришла в начале августа 1995 г. – в 25 лет, практически сразу после окончания юридического факультета МГУ. Адвокатура середины 1990-х годов – это отдельная история. Тогда только-только полностью открыли границы нашей страны, и многие адвокаты-евреи уехали на постоянное место жительства в Израиль. Сейчас это странно звучит, но в то десятилетие адвокатов было мало. Знания ценились. Законодательство менялось в сторону расширения прав адвокатов. Дул свежий ветер перемен. И хотелось сделать очень много! Журнал «Домашний адвокат» был в то время очень популярен: это была хорошая возможность донести до граждан и наших клиентов простым понятным языком (а не в академической манере, как это делалось в юридических журналах «Законность», «Российская юстиция»), как поступать в том или ином случае. Люди читали статьи, пользовались советами, а потом звонили понравившемуся им адвокату для получения более подробной консультации по их делу. И да, это была своеобразная скрытая реклама. Ко мне многие клиенты тогда пришли, познакомившись со мной на страницах журнала «Домашний адвокат». Конечно, адвокатура сейчас и адвокатура тогда – это совершенно разные явления. Изменилось всё – от правовой организации профессиональной деятельности, структуры адвокатского сообщества до прав и возможностей адвокатов. Но это отдельная тема для беседы. Неизменным для меня осталось одно: как и 25 лет назад, я искренне пытаюсь помочь своим клиентам, честно выполняя свой адвокатский долг. Мой 25-летний путь в адвокатуре был отмечен и моими коллегами: президиум Московской областной коллегии адвокатов наградил меня грамотой за долголетний и добросовестный труд в региональной адвокатуре.

Вот Вы спросили, дала бы я сейчас людям такие же советы в случае их задержания или вызова на допрос, как тогда. Да, они актуальны и сейчас. Соблюдение этих правил – это своеобразная «страховка» граждан от незаконного насилия со стороны государства. Сейчас СМИ много пишут о таких фактах. Давление государства в последние годы стало более заметным, более ощутимым, чем в 90-е. Поэтому мои советы не только не устарели, а, наоборот, стали более актуальными, востребованными в наше непростое время.

– Наша корпорация неоднородна: есть адвокаты, чьи гонорары исчисляются миллионами, а есть и те, кто работает исключительно по назначению. Как Вы определите свое место в ней?

– Золотая середина. Я не стремлюсь обслуживать госкорпорации или зарубежные фирмы, как это делают крупные юридические образования, но и не живу за счет денег, заработанных по ст. 51 УПК РФ.

Я родилась и выросла в Москве. Как и мои родители, я также окончила МГУ и потом защитила диссертацию на кафедре уголовного процесса. Прочный фундамент знаний позволяет мне жить и находить нестандартные решения в сложных и запутанных юридических делах. Я неплохо разбираюсь в ситуации, сложившейся на рынке правовых услуг в нашей стране. Большие деньги, уплаченные за юридические услуги, особенно если это бюджетные деньги, могут быть предметом уголовного преследования со стороны государства, поэтому я сторонник достойной оплаты труда адвоката за проделанную работу. Мое кредо: клиент должен быть уверен в честном к себе отношении, в том, что за его деньги я буду работать именно в его интересах, а не в чьих-то других.

– Наверное, за долгие годы у Вас выработалась специализация? Какие дела Вы обычно ведете?

– Безусловно, специализация у меня есть: всё законодательство знать нельзя, тем более хорошо. Я работаю не только в столице, но и в области, поэтому в основном и специализация – земельные споры, раздел домовладений, наследственные дела, споры о праве собственности, признание сделок недействительными, семейные споры… Всё это можно назвать одним словом – гражданские дела, рассматриваемые в судах общей юрисдикции. Второе направление – это уголовное право. В свое время я начинала как адвокат по уголовным делам. В этих случаях очень важно обратиться к адвокату как можно раньше, пока человек на свободе, тогда и шансов избежать уголовной ответственности значительно больше. Но даже если лицо имеет статус обвиняемого и находится в СИЗО, всегда есть возможность помочь ему, например, добиться изменения меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей. Третье направление – жалобы в Европейский суд по правам человека. У меня есть успешный опыт обращения в ЕСПЧ. Мою жалобу на незаконность содержания доверителя под стражей рассмотрели менее чем за год. Это дело «Долгова против России» попало в сборник «Методические рекомендации по обращению в Европейский суд по правам человека», изданный Адвокатской палатой Московской области дважды: в 2007 и 2011 гг. После этого также было несколько успешных обращений в ЕСПЧ.

– Если не секрет, как Вы формируете клиентскую базу?

– Интересный вопрос. За долгие годы сложились два правила работы с людьми. Первое – в основном это клиенты по рекомендациям. То есть оказала я юридическую помощь человеку, всё хорошо, он доволен. Потом случилась беда у его знакомого. Он дает мой телефон, и этот, второй человек обращается ко мне, уже имея пример успешной работы с его знакомым. Еще не встречаясь лично, он может посмотреть информацию обо мне и моих коллегах – Маликове Вадиме Владимировиче, Першине Алексее Владимировиче и Оленеве Александре Борисовиче – на сайте advokatmoka.ru. Там же доверитель может почитать наши статьи, в том числе и ту, что Вы упомянули в самом начале. Ну и второе правило: должна быть психологическая совместимость с клиентом, своеобразная «химия отношений». Клиент и адвокат должны взаимно друг другу доверять. Если нет психологического контакта, успеха в работе не будет. Именно этой особенностью и объясняется тот факт, что многие мои доверители спустя годы, когда у них что-то случается, обращаются за помощью опять ко мне. И таких случаев в моей адвокатской практике много.

– Светлана, Вы упомянули сайт advokatmoka.ru. Кроме Вас там представлены еще три адвоката. Расскажите о них подробнее.

– Это, можно сказать, команда проверенных временем коллег-адвокатов, с которыми я в некоторых особо сложных случаях совместно веду дела.

Знаете такую фразу: «понимание приходит с опытом»? Вот так и у меня. Чем больше становился опыт в профессии, тем явственнее я для себя понимала: когда работаешь по делу вместе с проверенными друзьями, коллегами-единомышленниками, которые тебя смогут подстраховать, если где-то не успеваешь, общий результат лучше. Особенно это актуально, как я уже поясняла, при ведении сложных уголовных и гражданских дел. Слишком большой объем непростой работы в сжатые сроки, одному не справиться. Но и работать с незнакомым тебе адвокатом нелегко и зачастую малорезультативно, может быть нарушена выработанная линия защиты.

Так что наш сайт – это электронная визитка, позволяющая клиентам понять, кто из адвокатов гипотетически может подключиться к ведению дела, если оно будет сложным.

Бывает, что ко мне обращаются клиенты, проблема которых по профилю работы ближе кому-то из моих коллег. Тогда я рекомендую обратиться к нему. Бывает и так, что каких-то клиентов они перенаправляют ко мне.

Правило при этом одно: мы доверяем друг другу чисто по-человечески и как профессионалы знаем, что совместная работа пойдет только на благо доверителю и улучшит результат по делу. Ну и, конечно, тот факт, что мы, работая вместе, остаемся независимыми друг от друга адвокатами, состоящими в Московском центральном филиале Московской областной коллегии адвокатов Адвокатской палаты Московской области, – определенное преимущество перед коллегами, работающими индивидуально. По закону, да и на практике каждый из нас – самостоятельный адвокат, и мы можем вести дела клиентов с противоположными интересами, что невозможно для адвокатов, работающих в адвокатском бюро. Например, муж и жена разводятся и делят имущество. Я могу представлять интересы жены, а кто-то из моих коллег – интересы мужа. При этом мы всегда постараемся, чтобы клиенты договорились между собой мирно и оформили у нотариуса соглашение о разделе имущества супругов.

– Что бы Вы в нескольких словах могли сказать о специализации Ваших коллег, об их опыте работы и их личных качествах?

– Наверное, всех нас объединяют такие качества, как честность и порядочность по отношению к доверителям. Мои коллеги не «как бы» выполняют работу, не «как бы» защищают, а выкладываются на 100%, делая иногда даже невозможное. У Першина и Оленева в основном уголовно-правовая специализация, у Маликова – гражданско-правовая. Все мои коллеги имеют успешный опыт обращения в Европейский суд по правам человека. Более подробно они о себе расскажут сами.

– Тогда давайте предоставим им слово.

Адвокат Вадим Маликов: Я согласен с коллегой: работать вместе всегда полезно в профессиональном плане. В какой-то мере мы всегда дополняем друг друга, а при случае не стесняемся и спросить совета, что также идет на пользу как всем вместе, так и каждому в отдельности, а в итоге и на благо наших доверителей. Поэтому совет начинающим адвокатам – никогда не стесняйтесь спрашивать более опытных коллег, которые всегда готовы помочь.

Адвокат Алексей Першин: В моей адвокатской практике несколько уголовных дел, которые мы вели совместно с коллегами. Интересным был опыт работы с Вадимом Маликовым в суде присяжных в Московском областном суде в 2009 г., когда нам обоим удалось добиться оправдательных вердиктов для своих клиентов. В 2011 г. я добился в суде присяжных оправдания полковника В.В. Квачкова, приговор в отношении которого вступил в законную силу. Как показал опыт совместного ведения дел, работа становится более эффективной. Скажу даже более конкретно: зачастую положительный результат по делу достигается благодаря слаженной работе команды адвокатов.

Адвокат Александр Оленев: У меня специализация – уголовное право и процесс. Основные профессиональные интересы – это криминалистика и криминология. Я осуществляю защиту прав доверителей от стадии доследственной проверки, также участвую в предварительном следствии, дознании, в судах, включая успешный опыт работы в суде присяжных, а также в апелляции и кассации и на стадии исполнения приговора. Я – человек команды, для меня очень ценно, что меня окружают высочайшего уровня профессионалы, и, только работая вместе, мы всегда находим оптимальное решение в любой, даже самой сложной ситуации.

– Светлана, а можете ли Вы рассказать о самом запомнившемся деле?

– Их много. Но выделю дело Вали Долговой, в 2005 г. освобожденной в зале суда. С ней мы дошли до ЕСПЧ, который вынес постановление в нашу пользу. Помню это дело очень хорошо. В декабре 2004 г. группа из 40 молодых людей и девушек ворвалась в приемную Администрации Президента РФ. Валя Долгова оказалась среди них, поскольку ее молодой человек был «лимоновцем» и она просто пошла с ним за компанию. 18-летняя девушка плохо разбиралась в политике. Ее задержали, арестовали на два месяца, и следователь не хотела ничего слушать о ее невиновности. «Будет сидеть, надо было думать, куда идти», – сказала мне следователь при продлении срока содержания под стражей. Я тогда только начала заниматься написанием жалоб в ЕСПЧ. И предложила Вале: «Давай рискнем. Я считаю твое содержание под стражей незаконным. Каким бы серьезным ни было предъявленное обвинение, тяжесть бездоказательно предъявленного обвинения не может быть основанием для продления сроков содержания под стражей». Мы обратились с жалобой в ЕСПЧ. Жалобу признали приемлемой и дали ей приоритет, применив Правило 54А Регламента Европейского суда и п. 3 ст. 29 Конвенции. Власти Российской Федерации возражали против удовлетворения жалобы. Но в то же время тон следствия сменился, обвинение по ст. 278 УК РФ сменили на ч. 2 ст. 212 УК РФ. 8 декабря 2005 г. Валю Долгову освободили в зале суда, приговорив к двум годам лишения свободы условно. Решение ЕСПЧ Валя встречала уже на свободе. Вот так закончилось это дело. А с Валей Долговой мы до сих пор общаемся, дружим на Фейсбуке. Слава Богу, у нее всё хорошо.

– В заключение блиц-опрос. Самый необычный гонорар?

– Клиентка за письменную консультацию по земельному спору расплатилась гусем, яблоками и картошкой.

– Самая быстрая победа по делу?

– В апелляции. За 2 минуты. Суд оставил жалобу противника клиента без рассмотрения, так как жалоба не была подписана. Клиент остался доволен.

– Ну и, наконец, что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?

– Пусть в их судьбе будет как можно меньше уголовных и гражданских судов. А если такие всё же случаются, пусть на помощь им всегда придет знающий и ответственный адвокат.

– Спасибо за беседу.



Сергей УЧИТЕЛЬ: «В юриспруденции – как в хирургии: ты должен либо регулярно практиковаться, либо заканчивать с профессией»

Дата: 29 сентября 2020 г.

Адвокат Сергей Учитель не нуждается в представлении. Более 20 лет он занимается урегулированием корпоративных конфликтов, защитой интересов кредиторов и должников в процедурах банкротства, а также проектами, связанными с экологией и недропользованием. Он сопровождал процедуры банкротства таких гигантов, как «Новокузнецкий алюминиевый завод» и «Тейское рудоуправление», участвовал в корпоративных спорах вокруг «Кузнецких ферросплавов», «МПО “Кузбасс”», «Кузбассуголь», «Холдинг Сибуглемет» и др. Является независимым экспертом по правовым вопросам «ОПОРЫ РОССИИ» и «Деловой России». При его участии разработаны стратегии комплексной правовой защиты в крупных спорах, разрешавшихся как в России, так и в зарубежных юрисдикциях. Сергей Учитель рекомендован рейтингами Сhambers Europe, Legal 500 EMEA, Forbes и Право.ru 300. «Коммерсантъ» признал его ведущим российским судебным юристом в области разрешения корпоративных споров и ведущим отраслевым российским юристом в металлургии и угледобыче. Новость о том, что Сергей Учитель покидает Коллегию адвокатов «Регионсервис», одну из крупнейших в России межрегиональных юридических компаний, сопредседателем которой он был на протяжении 20 лет, стала неожиданностью. Такой же неожиданностью оказалось его решение присоединиться к московскому офису Pen & Paper в качестве партнера и руководителя практики «Разрешение споров». В интервью Сергей Учитель рассказал «Российскому адвокату» о своих ожиданиях от этого сотрудничества, о важности человеческого общения между партнерами в бизнесе и о себе лично.

– Сергей Юрьевич, благодарю Вас за то, что согласились на интервью. В начале сентября стало известно о том, что Вы присоединились к команде Pen & Paper. Эта новость несколько неожиданная, ведь летом Вы сообщили, что собираетесь заняться частной практикой. С чем связано такое решение?

– На самом деле, отчасти это стало неожиданностью и для меня самого, поскольку, когда я принимал решение покинуть «Регионсервис», я, честно говоря, не планировал вести с кем-либо совместную практику. Но так получилось, что, можно сказать, мы – я и команда Pen & Paper – нашли друг друга. Плотно пообщавшись, мы поняли, что во многом похожи не только как юристы, но и как люди. Мы обнаружили, что у нас есть общие ценности и единое понимание принципов работы, вопросов построения бизнеса. Чем дольше мы общались, тем больше мне становилось понятно, что Pen & Paper – именно та, пожалуй, единственная команда, с которой я хотел бы совместно вести юридическую деятельность. Поэтому решение неожиданное, но не совсем спонтанное.

– Насколько я понимаю, присоединение к московскому офису Pen & Paper потребовало от Вас смены места жительства. Как Вас приняла столица и как Вы ощущаете себя в новой команде?

– Когда находишься с близкими по духу людьми (подчеркиваю: в первую очередь людьми, а не юристами), все остальные вопросы становятся вторичными. Так что чувствую я себя прекрасно. Когда у тебя есть человеческое общение, контакт, как сейчас модно говорить, химия, это, наверное, самое важное в работе, а в профессионализме команды Pen & Paper сомневаться не приходится.

Что же касается переезда, то и раньше у меня было достаточно много проектов и клиентов по всей России, в том числе в Москве, и это не стало для меня какой-то новинкой, чем-то неизведанным. Да, раньше больше времени я проводил в регионах, теперь больше времени буду проводить в столице.

– Своим собеседникам «Российский адвокат» традиционно задает вопрос о том, как они пришли в профессию. Как это было у Вас: была ли это мечта, может быть, случайность или семейная традиция?

– Это и не случайность, и не традиция. В семье у меня юристов никогда не было. Но начиная со старших классов я наметил для себя этот путь и готовился к поступлению на юридический факультет целенаправленно. Было большое желание найти себе применение именно в этой профессии, насколько тогда в силу своего возраста и мироощущения я мог ее воспринимать, насколько это было возможно в 1990-е годы.

– Ваша основная специализация – судебные споры в области корпоративного права, ценных бумаг и недействительность сделок. Вы получили известность благодаря не одному громкому процессу. Можете вспомнить самый сложный для Вас?

– На самом деле, все процессы, в которых я принимал участие за 20 лет работы, по-своему сложны и беспрецедентны. Поэтому я не могу выделить какое-то одно дело, которое было бы для меня знаковым и перевернуло бы мое мировоззрение как юриста. Уже сам факт моего погружения в какой-то вопрос подразумевает, что данный спор является уникальным в своей правовой составляющей.

Кроме того, я активно практикующий адвокат, т.е. не только был сопредседателем коллегии, но и регулярно как судебный юрист участвовал и сейчас участвую в заседаниях. И эта составляющая моей работы – одна из основных, потому что нельзя быть, образно говоря, оперирующим хирургом в теории: ты должен либо регулярно практиковаться, либо заканчивать с профессией. Не имея судебной практики, не понимая, что происходит «на острие», очень сложно быть хорошим специалистом в той сфере, которой я занимаюсь.

Во время карантина я часто ловил себя на мысли: поскольку суды закрыты, у меня нет необходимого количества именно судебной практики, и когда суды возобновили работу, мне, как спортсмену, пришлось какое-то время потратить на то, чтобы «войти в ритм», вспомнить и восстановить все те навыки, которые я использовал в «доковидный» период.

– Вы стояли у истоков первого в Кузбассе специализированного адвокатского образования – коллегии адвокатов «Регионсервис» и называете его своим детищем. Сегодня компания – признанный лидер в вопросах правовой защиты бизнеса. Расскажите, как всё началось и в чем, на Ваш взгляд, секрет успеха.

– Сама идея создания «Регионсервиса» возникла практически 20 лет назад – в ноябре будет юбилей. Тогда мы, еще выпускники Кемеровского госуниверситета, начинали заниматься отдельными проектами по сопровождению финансово-промышленных групп, которые в 1990-е активно «заходили» в Кемеровскую область.

Одним из таких первых проектов была работа на Кузнецком металлургическом комбинате. Осуществляя юридическое сопровождение его деятельности, мы представляли интересы собственника данного актива по другим предприятиям. Таким образом, у нас появилось желание создать что-то свое, обособленное, не в рамках одной организации, а в виде самостоятельной адвокатской структуры. Это желание совпало с интересами наших потенциальных клиентов, властей Кузбасса и тогда еще не адвокатской палаты, а Кемеровской областной коллегии адвокатов, председатель которой, М. Шапошников, поверил в нас и в нашу идею открытия первого в Кузбассе специализированного адвокатского бюро по сопровождению бизнеса. Одним словом, всё сложилось в один момент и предопределило наш стартовый успех.

Кузбасс всем известен как крупный промышленный регион, где большое количество металлургических, угольных и химических предприятий. В процессе нашей деятельности с конца 1990-х годов практически все знаковые корпоративные споры прошли через нашу компанию, и мы принимали в них активное участие, приобретая тот неоценимый опыт, которого не хватает молодым юристам, пытающимся сегодня заниматься тем же самым.

Получив этот опыт, мы заслужили доверие клиентов и приобрели репутацию профессионалов высочайшего уровня, которые могут решать любые задачи и с которыми можно вести проекты любого масштаба – не только регионального, но и федерального.

Безусловно, существует региональная специфика и в правоприменении, и в построении бизнеса, и не всегда даже крупные московские игроки способны ее учесть. Мы смогли это сделать, что как раз и стало одним из главных наших конкурентных преимуществ.

– 2020 год – юбилейный для многих успешных юридических фирм и адвокатских образований. Это в первую очередь говорит о том, что начало «нулевых» было благодатным временем для построения бизнеса на рынке юридических услуг. Как Вы считаете, сегодня начинать бизнес в этой сфере проще или сложнее? Изменились ли «правила игры»?

– Если мы говорим о карьерном дебюте молодых людей, то, безусловно, сегодня им гораздо сложнее добиться тех высот, которых достигли мои коллеги, стартовавшие в начале 2000-х годов.

20 лет назад правовая система только формировалась, появилась новая судебная власть, поменялась структура судов. Одним словом, нами правил ветер перемен. Многое было впервые не только для нас, но и для коллег, умудренных опытом. Мы были на одной стартовой площадке, и возможности у нас были одинаковые.

Сегодня наши бизнес и правовая система достаточно зрелые, и стартовые позиции для молодых юристов менее привлекательные, чем были тогда. Поэтому, если говорить об успешном юридическом стартапе сегодня, то, на мой взгляд, это маловероятно. Только если этот стартап будет организован посредством выделения из какой-то крупной фирмы команды юристов, которые создадут «юридический бутик».

Но это касается и других видов бизнеса. Любой предприниматель скажет, что тогда было время возможностей, а сегодня у молодых специалистов, желающих начать свое дело, не такие широкие перспективы.

– Как Вы считаете, может ли несколько уравнять эти «стартовые позиции» пандемия COVID-19, которая дала мощный толчок к цифровизации правосудия, заставила адвокатов и юристов по-новому выстраивать отношения с доверителями, а адвокатские образования и юридические фирмы – искать другие подходы к продвижению бизнеса?

– Как раз наоборот. В условиях пандемии, когда бизнес старается минимизировать свои расходы, в том числе на внешних консультантов, преимущество получат в первую очередь те фирмы и адвокаты, у которых уже есть сложившаяся репутация и которые могут не только предложить добавленную ценность своей юридической услуги, но и одновременно сохранить высокий клиентский сервис даже в дистанционном режиме. Сегодня как никогда клиенты не готовы экспериментировать и при выборе юриста или адвоката отдают предпочтение уже проверенным и зарекомендовавшим себя специалистам.

– Что касается лично Вас, то в свете нынешних изменений ощущаете ли Вы себя на пороге совершенно нового этапа в жизни? Если да, то какие ожидания с ним связываете?

– Когда ты 20 лет отработал в одной компании, взрастил ее, уход из нее – это в любом случае, конечно, новый этап. А значит, новые горизонты, прежде всего профессиональные (как для практикующего юриста, так и для партнера в бизнесе), новые цели, новые задачи, вероятно, более высокие. Не поставив для себя новых планок, не имеет смысла дальше заниматься юриспруденцией. Должен быть мотив. За 20 лет мне удалось и многого достигнуть, и многое повидать, поэтому для дальнейшего движения должен быть серьезный раздражитель.

– Готовясь к интервью, я изучала Ваши аккаунты в соцсетях, и у меня возникло ощущение, что Вы закрытый человек, который не афиширует подробности личной жизни. Расскажите читателям, кто Вы за пределами офиса и зала суда.

– Мое главное правило – разделять работу и семью. Должен быть некий «водораздел»: если дома будет обсуждаться работа и наоборот, ни к чему хорошему это не приведет. Это и позволяет мне, с одной стороны, успешно заниматься профессиональной деятельностью, а с другой – быть обычным человеком, у которого есть свои желания, хобби и увлечения.

Я люблю спорт. Еще до поступления в вуз я 10 лет профессионально занимался хоккеем. Регулярно уделяю время фитнесу и сейчас, это уже вошло в привычку. Пока из-за карантина были закрыты тренажерные залы, я чувствовал, что мне их не хватает.

Новое (а точнее, хорошо забытое старое) мое увлечение – это собаки. Когда я учился в школе, у меня был домашний питомец, а сейчас мы с собакой регулярно участвуем в выставках, даже готовились поехать на чемпионат мира в Мадрид в апреле. В прошлом году мы выиграли чемпионат России, т.е. у нас один из лучших представителей своей породы (бишон фризе. – Прим. ред.). Мне нравится сам процесс участия в выставках, подготовки к ним, здесь также присутствует соревновательный дух. Конечно, не я лично участвую и готовлю – для этого есть профессиональные люди, но для меня это некоторая отдушина, которая позволяет абстрагироваться от рабочих будней.

– Давайте перейдем к блицу. Вы «сова» или «жаворонок»?

– И то, и другое.

– Что предпочитаете: чай или кофе?

– Кофе.

– Костюм: деловой или спортивный?

– Деловой.

– Пять качеств успешного юриста…

– Профессионализм, честность перед собой и доверителем, умение признавать ошибки, самосовершенствоваться, никогда не останавливаться на достигнутом.

– Если не адвокатура, то…

– …собаки.

– Если представить, что судебный процесс – это хоккейный матч, какую роль Вы отведете в нем себе?

– Забивной центральный нападающий с хорошим видением площадки и поставленным броском, но ставящий интересы партнеров и команды выше личных статистических показателей и не чурающийся черновой работы в защите собственных ворот.

Беседовала Юлия РУМЯНЦЕВА-ТОМАШЕВИЧ