Елена Сенина: «Хочу улучшить этот мир!»

Дата: 17 ноября 2019 г.

«Когда ты всей душой и мыслями чего-то сильно желаешь, то мистическим образом оно начинает сбываться. И ты понимаешь, что все не случайно в твоей жизни. Это настраивает на позитивный лад, мотивирует на новое, интересное и значимое». О своих непростых, но ярких и насыщенных адвокатских буднях рассказала адвокат Елена Соловьева

СПРАВКА
Елена СЕНИНА (СОЛОВЬЕВА)
– адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, член Коллегии адвокатов «Московский юридический центр» и руководитель его  подразделения – адвокатского агентства «Соловьева и партнеры», член Исполкома Гильдии российских адвокатов, полномочный представитель Гильдии российских адвокатов в Липецкой области. Окончила юридический факультет Воронежского государственного университета и факультет психологии Липецкого государственного технического университета. В сферу ее профессиональных интересов входят многие направления юридической практики. На счету адвоката большое  количество успешно проведенных уголовных и гражданских дел. В настоящее время отдает предпочтение сложным уголовным делам экономической направленности, семейным спорам  высокого уровня сложности, в том числе и с иностранным элементом. Руководит Институтом медиации  Российской академии адвокатуры и нотариата и сотрудничает со многими профильными организациями. Ведет большую общественную работу. Эксперт Экспертного совета при Общественном совете Департамента образования  г. Москвы, член Международной ассоциации русскоязычных адвокатов. Почетный адвокат России. Лауреат Серебряной медали им. Ф.Н. Плевако

– Елена Николаевна, как стать адвокатом? Не просто обычным представителем данной профессии, каковых очень много, а общественно значимым и узнаваемым защитником?

–  В моем случае все произошло совершенно незапланированно и спонтанно. Сейчас можно об этом говорить как о счастливом случае и удачном стечении обстоятельств.

 В 2003 г. окончила юридический факультет Воронежского государственного университета на дневном отделении с красным дипломом. И по возвращении домой, в родной Липецк, казалось — все дороги  открыты, но действительность сильно разочаровала.

Однажды, увидев вывеску «Адвокаты»,  я интуитивно поняла, что мне нужно именно сюда. Довольно быстро оформили на стажировку. Но работа — это несколько иной ритм, чем учеба. Здесь становится ясно, что надеяться нужно только на себя. Нужен каждодневный упорный труд, чтобы реализоваться в профессии. Решила не отступать. Сдала квалификационный экзамен, сделала новые визитки, дала объявление в газете и бегущей строкой по местному телевидению. Реклама принесла свои плоды. Появилось серьезное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ, которое я провела успешно. А дальше доверители пошли от доверителей. — Можете немного рассказать о вашем стиле, ваших индивидуальных особенностях и профессиональных «фишках»? — Во-первых, это общение с доверителями, со следователями, коллегами. Пусть коммуникация формальная, но это — процесс человеческого общения в рамках закона. Психология личности для меня как психолога по второму образованию — не пустой звук. Считаю важным, чтобы доверитель после моей консультации нашел пути решения своей проблемы, занял выгодную для себя позицию. Пришлось разработать свою систему консультирования и определенную адвокатскую стилистику. Во-вторых, это публичные выступления в судах. К сожалению, в современном процессе на это отводится мало времени. Суды перегружены, приходится излагать все в сжатой форме, кратко. Но от того, как ты выступишь, во многом зависит в конечном счете решение суда. Поэтому к каждому выступлению готовлюсь как можно тщательнее, продумываю все до мельчайших деталей. И, в-третьих, нельзя забывать о том, что в традициях нашей корпорации — научить молодого коллегу тому, что знаешь и умеешь сам. Как говорится, учитель, воспитай ученика.

 А у меня на сегодняшний день их уже 23. Пройдя стажировку, они сдали квалификационный экзамен и становятся все более успешными адвокатами. Считаю своим долгом помогать воспитанникам развивать профессиональные качества, правильно применять полученные ими знания. Горжусь, что создала замечательный сплоченный и профессиональный коллектив в Адвокатском агентстве «Соловьева и партнеры», где трудятся специалисты всех направлений адвокатской практики. Это поистине команда мечты!

– Вы провели множество дел, помогли многим людям. Каков процент выигрышных дел в вашей практике?

– Действительно, у адвокатов есть такая графа: «процент выигранных дел». Но было бы нескромным козырять этим. Мы же не боксеры в ринге, где считают нокауты и нокдауны. Нужно понимать, что значит выигрыш. Профессиональной победу можно считать, если ты добился максимального результата и сделал для своего доверителя все возможное в сложившейся ситуации. Другое дело, отметить те дела, в которых я осталась довольна собой как профессионал. Их на самом деле очень много.

– Какие из этих дел вам наиболее памятны?

– В первую очередь запоминаются самые первые дела, за которые ты очень волнуешься и переживаешь. Как сейчас помню: 2004 г., Подольск. В убийстве подозреваются двое мужчин. Их обвиняют в том, что они связали человека по просьбе его жены и ушли. Затем супруга его задушила. На почве ревности. Следствие и суд продолжались 2,5 года. Действия моих подзащитных были квалифицированы по ст. 128 УК РФ (незаконное лишение свободы). Они получили по 4 года условно. Как известно, лучшая война – та, которая не началась. Запомнились дела, прекращенные еще до начала следствия. В начале практики мне удалось добиться двух оправдательных приговоров по убийству и причинению тяжких телесных повреждений, повлекших смерть по неосторожности. Процент оправдательных приговоров по таким делам минимален, поэтому считаю это значимым достижением.

Кстати, оба имели большой общественный резонанс. Громким можно считать и недавнее дело сотрудника спецслужб, которое длилось около двух лет и в конечном счете было прекращено. Это первое подобное постановление в системе военных судов РФ. Судья не побоялся поступить по своему внутреннему убеждению. Сейчас в моем производстве в основном уголовные дела. Например, по незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ, по организованному преступному сообществу (игорный бизнес), ДТП, против личности и, конечно же, экономические преступления. В связи с большим разнообразием дел и широким профилем работы часты командировки. В настоящее время, кроме Москвы и Московской области, у меня много дел в Липецке, Воронеже, Кирове, Ханты-Мансийске, Уфе, Туле. Это дает возможность наблюдать за отправлением правосудия на местах, стимулирует к профессиональному и личному развитию.

– Как случилось, что вы увлеклись медиацией?

– Изначально я критически относилась к медиации как к альтернативному способу урегулирования споров. Была уверена, что это отъем денег у адвокатов, которые и без того обладают необходимыми знаниями. Но когда несколько лет назад в Липецке начался проект по внедрению медиации, решила принять в нем участие. Спорила с лекторами, протестовала, писала разгромные статьи в журнал. Потом начала сама практиковать и тогда поняла, что медиация никакого отношения к адвокатской деятельности не имеет. Для меня она стала уникальной возможностью попробовать себя в новом амплуа, совместить юридические и психологические навыки. Часто провожу выездные курсы, например, в Туле, Челябинске, Екатеринбурге, других городах,  в которых в правоприменительную деятельность активно внедряется процедура медиации. Медиация неожиданно сблизила меня с моей младшей сестрой Ириной. У нас совершенно разные характеры. Я для себя открыла в ней такие черты, о которых раньше не знала.

Моя сестра тренер-медиатор, руководитель Центра медиации НИИ ЛГТУ, у нас совместный авторский курс. Этот проект сейчас действует по всей стране. За последний год у нас прошли обучение около 300 медиаторов. И это только начало. Сегодня люди охотнее идут к медиаторам. Ведь именно благодаря этим специалистам в процессе переговоров вырабатывается приемлемое решение для обеих сторон, и конечное слово остается за самими участниками. Провела не один десяток переговоров по семейным делам, которые завершились медиативными соглашениями. Это нормальная практика. А вот судебное разрешение конфликта, когда посторонний человек решает, с кем и в каком порядке будет жить ваш ребенок, — нонсенс. Пришла к этому выводу после одного из процессов, когда судья, решая вопросы, где будет жить ребенок, кто и как будет с ним общаться, спросил у родителей: «Любите ли вы своего ребенка?». Конечно же, они ответили утвердительно. Затем судья спросил: «А я вашего ребенка люблю? Вопрос риторический. Разумеется, нет. Так почему же мне, человеку, который не любит вашего ребенка, вы доверяете решить вопрос, как этому ребенку жить?»

– Вы любите быть в центре общественной жизни. Что вами движет?

– Во мне живет постоянная потребность, стремление помогать окружающим и делать мир лучше. До сих пор вхожу в состав Общественного совета при председателе Липецкого городского Совета депутатов.

 С 2003 г. являюсь доцентом кафедры уголовного и гражданского права ЛГТУ. И это еще не окончательный список. Всегда приглашаю на встречи с молодежью практиков: судей, прокуроров, представителей органов опеки и попечительства, полиции, комиссии по делам несовершеннолетних для того, чтобы студенты имели возможность посмотреть на профессионалов в своем деле, ознакомиться со всеми нюансами их работы. Люблю студенческую аудиторию, ребят с горящими глазами и сильной энергетикой. Вожу их на экскурсии, например,  в суд, прокуратуру. Они искренне интересуются вопросами права и верят, что все можно изменить в лучшую сторону. Студенты – это мое все! Помимо всего прочего, вношу свой публицистический вклад в юриспруденцию: пишу научные и популярные статьи для профессиональных журналов. Общественная жизнь – хороший стимул оставаться в форме, повышать квалификацию, профессиональный уровень, самосовершенствоваться. Люблю учиться, про- ходить различные тренинги и семинары, активно участвовать в жизни адвокатского сообщества.

– Расскажите, что для вас значит дорога Липецк — Москва?

– Дорога жизни! Конечно, приезжаю туда часто, у меня там родители, друзья, а трасса в 450 км не представляет никакого труда. Москва – дом. А Липецк – дача, где отдыхаешь и набираешься сил. Дома, в Москве, моей опорой являются дети. Дочери Юлии 17 лет, ей предстоит поступать в МГЮА им. Кутафина. Сыну Владиславу 8 лет, он активно занимается спортом. Как и мама, планирует в будущем стать адвокатом. Хочется всегда оставаться для них лучшим примером и доказательством того, что все зависит от нас самих!

Все в наших руках!

Беседовала Екатерина АЛМАЗОВА



Наталья КЛЕЙН: «Три главных составляющих бренда адвоката: личность, интеллект и душевные качества»

Дата: 2 июля 2020 г.

Не так давно портал Право.ru сообщил о том, что специалист в области юридического маркетинга и PR Наталья Клейн открыла частную практику в качестве консультанта по развитию юридического бизнеса. О востребованности подобных услуг на юридическом рынке, современных проблемах и вызовах, а также о специфике работы консультанта в столице и регионах Наталья рассказала в интервью «Российскому адвокату».

– Наталья, сегодня эксперты в один голос говорят о том, что бизнес переживает трудности. На фоне такой нестабильной обстановки Вы открываете свою практику. Это действительно смелое решение. Что подвигло Вас на такой шаг? Нет чувства страха?

– Многие задают мне этот вопрос. Но я давно приняла решение о том, что буду двигаться в сторону своего дела, так что к этому шагу я готовилась: продвигала свой бренд, работала над репутацией, создавала «подушку безопасности». С одной стороны, я, конечно, испытывала некоторый страх, но с другой, несмотря на то что всё совпало – и пандемия, и кризис, – я это восприняла как сигнал к действию. Пока я, вероятно, движима не столько рациональными рассуждениями, сколько ощущениями, но мои чувства подсказывают мне, что я всё делаю правильно.

– Наш ресурс рассказывает о людях «в праве», и традиционно нашим собеседникам мы задаем вопрос о том, как они пришли в профессию, какие обстоятельства повлияли на их выбор. Как это было у Вас?

– Я часто отвечаю на вопрос, как так получилось, что журналист стал консультантом по развитию юридического бизнеса. На самом деле, ничего волшебного в моем пути нет, хотя он довольно интересный. У меня два образования: журналистика и PR, а также юриспруденция. Когда я окончила университет, моим первым местом работы стал всем известный портал Право.ru. Я была правовым журналистом, в частности корреспондентом в арбитражных судах. Больше всего времени я проводила в Арбитражном суде г. Москвы. После Право.ru я работала судебным корреспондентом в РБК, где помимо арбитражных дел освещала громкие уголовные процессы, такие, например, как дела Ходорковского и Навального. Там же я работала с силовыми ведомствами, поэтому все годы, проведенные в РБК, были так или иначе связаны с правом.

Когда я приняла решение уйти из журналистики, мой путь привел меня в юридический PR. Так две мои компетенции сошлись и идут вместе до сих пор.

Свой путь в пиаре я начала в юридической фирме «ЮСТ», там я была специалистом по связям с общественностью, но занималась разными вопросами: от взаимодействия с прессой до подачи анкет в юридические рейтинги.

После «ЮСТа» я пять лет работала в адвокатском бюро «Павлова и партнеры», где возглавила направление по вопросам развития компании. Там в сферу моей деятельности уже входил весь спектр задач, касающихся продвижения компании: от рейтингов, прессы и сайта фирмы до стратегических вопросов запуска новых практик и в целом пути развития организации.

– Специфика Вашей деятельности – PR и маркетинг в области юридического бизнеса – это достаточно узкая специализация. Могу предположить, что раньше такие услуги были востребованы в основном у крупных игроков рынка. Сегодня ситуация изменилась?

– Этот процесс развивается на наших глазах. Когда я пришла в эту сферу, подобных сотрудников могли позволить себе исключительно большие организации, да и профессионалов на рынке были считанные единицы. Но со временем тенденция стала меняться, всё больше фирм привлекают либо в штат, либо на аутсорсинг соответствующих экспертов, эта услуга всё более востребована. Сегодня бывает так, что в штате фирмы два партнера и специалист по развитию, т.е. организация маленькая, но активно занимается развитием и продвижением бизнеса. И мне это отрадно видеть, потому что, на мой взгляд, это делает рынок более качественным, конкурентным и бизнес-ориентированным. Мне кажется, для юридического рынка сегодня это крайне важно.

– Стали ли представители отрасли уделять больше внимания вопросам развития личного бренда? И если да, то с чем это связано?

– Тема личного бренда сейчас очень актуальна. Адвокаты и юристы с энтузиазмом восприняли этот тренд, интересуются данным направлением. Я думаю, как уже отмечала, это связано с тем, что рынок становится более профессиональным. В условиях, когда конкуренция очень высокая, необходимо каким-то образом выделяться.

Именно бренд имеет большое значение в юридических услугах, ведь они предполагают личностный контакт с клиентом. Я всегда говорю, что адвокат или юрист «берет лицом и душой», т.е. какие бы прекрасные рекламные инструменты у него ни были, всё равно его личность, интеллект и душевные качества будут имеют большое значение. И идея личного бренда очень хорошо встраивается в это понятие. Личный бренд, если говорить образно, – это хорошая упаковка, но без интеллекта, в том числе эмоционального, в нашей сфере не обойтись.

– Вероятнее всего, с отменой ограничительных мер и возвратом к прежней жизни в новых условиях трансформируется поле юридической деятельности. Адвокаты и юристы всё больше используют в практике цифровые технологии, реальностью стало онлайн-правосудие. В этих условиях, наверное, компаниям придется по-новому выстраивать отношения с клиентами. Так ли это?

– Данная ситуация сыграла на руку тем, кто «готовил сани летом». О внедрении информационных технологий на юридическом рынке много говорили и до пандемии, проводили огромное количество конференций, публиковали статьи. Юридические компании по-разному относились к такой идее. И вот когда «гром грянул», те юристы, которые адекватно воспринимали требования времени, не растерялись, потому что были готовы перестроиться, перейти в онлайн-режим, их работа не просела и не остановилась из-за того, что людям пришлось ограничить личные контакты.

Эксперты говорят о том, что когда пандемия закончится, многие не вернутся в офисы, перестроится работа, изменятся подходы к продвижению бизнеса и общению с клиентами. Я думаю, что это наше будущее – во многом так и будет.

Но юристы – известные консерваторы, и это станет для них нелегким испытанием. Им непросто даются изменения, тем более те, которые касаются технологий. Однако перестраиваться приходится, поэтому одни коллеги практически не почувствовали изменений, а другие до сих пор пребывают в некоторой растерянности.

Изменения неотвратимы не только в плане технологий, но и в плане общения с клиентом, да и вообще зарабатывания денег. Мы привыкли жить в условиях кризиса, у нас он, к сожалению, практически не прекращается, а мы в нем пытаемся лавировать. Тем не менее перемены грядут, и выживут те, кто к ним готов.

– Дайте читателям «Российского адвоката» несколько лайфхаков, на что обратить особое внимание в новых условиях и как не потерять клиента.

– Тем, кто в силу каких-то причин не готов перейти к онлайн-формату работы, я бы посоветовала больше уделять внимания именно личным взаимоотношениям с клиентом. Наша сфера деятельности во многом построена на личном общении с доверителем. И тем не менее я часто наблюдаю, что адвокаты и юристы отстранены от своего клиента и его нужд. Чтобы выстроить хорошие взаимоотношения и, как следствие, увеличить продажи своих услуг, важно хорошо знать портрет клиента, общаться с ним, понимать его и его проблемы. Иногда нужно просто позвонить своему клиенту и спросить, как у него дела, какие есть проблемы, предложить помощь – в общем, проявить участие.

Сейчас у бизнеса довольно много трудностей, он нуждается в профессиональной помощи. При этом простое общение с клиентом – это, казалось бы, достаточно примитивный маркетинговый шаг, но он работает. И именно его часто так не хватает адвокатам и юристам. Сама мысль, что можно снять трубку и позвонить доверителю, встретиться, выпить кофе и поговорить о проблемах, до сих пор воспринимается как что-то неправильное, как «продажи в лоб». Зачем навязываться, надо будет – сам позвонит. Но так это не работает, работает с точностью до наоборот.

– Вы признались, что особенно хотите быть полезной региональному юридическому рынку. Чем обусловлен интерес к этому сектору? Отличается ли он от рынка столичного?

– Мой интерес вызван несколькими причинами. Во-первых, неравнодушием к делу, которым я занимаюсь: мне хочется быть причастной к развитию юридического рынка в России. Во-вторых, по понятным причинам московский рынок очень развит по сравнению с региональным, поэтому именно регионы нуждаются в том числе в развитии и продвижении бизнеса, и это мне интересно.

Во время моей работы в бюро «Павлова и партнеры» мы запускали проект по работе с региональными юристами и столкнулись с довольно большой проблемой поиска кадров: отличные специалисты есть, но их крайне сложно найти, о них никто ничего не знает. Это говорит о том, что рынок не очень развит. Так что мне интересно данное направление, поскольку это огромное поле для работы.

Ну и еще один фактор – это люди. Мне очень нравится работать с юристами в регионах, поскольку я действительно в них часто вижу неподдельный интерес к профессии и развитию в ней. А интерес к работе – это ведь главная составляющая успеха.

– Юристы и адвокаты знают Вас как эксперта в области маркетинга и бизнес-девелопмента, человека решительного и способного на смелые поступки, а кто такая Наталья Клейн вне работы? Расскажите о своих увлечениях и что составляет Вашу “личную” жизнь.

– Последние пару лет я занимаюсь большим теннисом, мне это очень нравится! Но из-за пандемии пришлось приостановить занятия, я очень по ним скучаю и с нетерпением жду возобновления тренировок.

Кроме того, я люблю путешествовать и стараюсь выбирать необычные места. В прошлом году побывала на Камчатке. Я так прониклась этим краем, что, когда публиковала в Facebook фотоотчеты из поездки, чувствовала, что мои подписчики вместе со мной не только вдохновлялись прекрасными видами Камчатки, но и проникались невероятными эмоциями!

Вообще я довольно много путешествовала по миру, но так получалось, что мало уделяла времени туристическим поездкам по России. Сейчас меня увлекают именно поездки по нашей стране, и я думаю, что воспользуюсь моментом, связанным с пандемией, чтобы посмотреть в этом году Алтай.

Что касается моей личной жизни, то могу сказать, что всё новое пришло ко мне и здесь. Такое получилось пресловутое обнуление, свобода по всем фронтам. При этом я полна приятного ощущения от жизни и самой себя, от всего, что сейчас происходит вокруг меня. «Хорошо» – это слово, как никакое другое, характеризует нынешнее состояние моей души.

Беседовала Юлия Румянцева-Томашевич