Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Присутствие адвокатов в информационном пространстве при осуществлении защиты по резонансным уголовным делам

Дата: 28 октября 2020 г.

Профессиональная адвокатская экспертиза острых тем и вопросов от Виктории МАКАРЕВИЧ и Владимира ДЕМИДОВА в новой рубрике раздела «Фемида Грата» «Адвокатский блиц»


В информационном пространстве страны несколько месяцев назад громкой и нелогичной «мелодией» прозвучало «звездное» уголовное дело, вызвавшее у российского общества максимальный отклик, а в профессиональной адвокатской среде – оживленное обсуждение. Сделав медийно заметными фигурами работавших в нем коллег, данное дело в очередной раз поставило перед адвокатами и адвокатурой острый вопрос: действительно ли адвокатам не надо бояться публичности? Или всё же мелькание на экранах ТВ – излишняя публичность, которая помогает конкретному адвокату «раскрутиться», вредя при этом интересам его же подзащитного и нередко всей адвокатуре? О некоторых важных аспектах этого вопроса мы поговорили в режиме блица с активно практикующими именно в сфере уголовного права адвокатами Викторией МАКАРЕВИЧ (АПГМ) и Владимиром ДЕМИДОВЫМ (АП ЛО).

МАКАРЕВИЧ Виктория Григорьевна – адвокат Адвокатской палаты города Москвы (АПГМ); партнер адвокатского бюро г. Москвы «Пчелин и Партнеры». Ведет адвокатскую практику с 2004 года. До этого, в 1999-2004 годах, проходила службу в следственных подразделениях ГУВД г. Москвы: специализировалась на расследовании уголовных дел в сфере экономики.
При ведении адвокатской практики специализируется на делах, связанных с банковской сферой и с рынком ценных бумаг; на  проблемах мошенничества и правовых нюансах вывода/легализации финансовых активов. Также активно работает в сферах интеллектуальной собственности и высоких технологий. Ведет уголовные дела по защите и представлению интересов доверителей при преступлениях против личности; активно работает в рамках сложных, нетиповых  споров в области семейного права.

ДЕМИДОВ Владимир Владимирович – адвокат Адвокатской палаты Ленинградской области (АП ЛО); руководитель адвокатского кабинета Демидова Владимира Владимировича. Ведет адвокатскую практику с  2011  года. С 1992 года, после окончания юридического факультета Ленинградского государственного университета, и по 2007 год проходил службу следователем, старшим следователем, заместителем прокурора и прокурором в различных структурных подразделениях прокуратуры г. Санкт-Петербурга.
При осуществлении адвокатской деятельности специализируется на ведении сложных уголовных дел (в том числе, по тяжким и особо тяжким составам); также активно представляет интересы доверителей в гражданских и административных делах.

Евгений Гулин:
Виктория, Владимир, рад возможности с Вами побеседовать!
В рамках темы нашего блица предлагаю Вам ответить на несколько важных, на мой взгляд, вопросов…

По Вашему мнению, в уголовных делах, с самого начала ставших благодаря личности их фигурантов резонансными, можно ли признать с профессиональной точки зрения тактически правильной максимальную публичность в действиях защитников?

Оправданны ли постоянное взаимодействие адвокатов с журналистами, участие в различных ТВ-передачах и тому подобная медийная активность наших коллег?

Виктория Макаревич:
Действующее законодательство предоставляет адвокату возможность при оказании правовой помощи использовать все не запрещенные законом методы и способы защиты. Грамотное взаимодействие со СМИ, на мой взгляд, является одним из эффективных инструментов в арсенале адвоката. Прессу не стоит обижать, прессу не стоит боготворить; прессу целесообразно использовать как эффективного партнера и союзника в достижении намеченной цели.

Тактика работы адвоката по каждому делу индивидуальна, при ее выборе учитывается множество как внешних, так и внутренних факторов. Иногда излишняя публичность может существенно помешать действительно эффективной юридической работе, а в других случаях привлечение общественного внимания является чуть ли не самым действенным способом пресечения противоправных действий (например, со стороны некоторых правоохранителей, имеющих в определенных делах собственный незаконный интерес). Может быть, немного пафосно прозвучит, но наши доверители вручают нам свою судьбу. Особенно это касается адвокатской работы по уголовным делам, что возлагает на нас дополнительную ответственность за принимаемые решения, в том числе и за выбор тактики информационного освещения проблемного дела.

Необходимо также учитывать, что если ситуация представляет общественный интерес, то СМИ будут стремиться его удовлетворить, в том числе обращаясь за комментариями к адвокату, оказывающему квалифицированную юридическую помощь по делу. Конечно, можно отказаться от любого рода комментариев, но ведь интерес не может остаться неудовлетворенным, а значит, журналисты будут искать другие источники получения информации – и совсем не факт, что сведения, полученные ими из альтернативных источников, будут соответствовать интересам доверителя отказавшегося от общения со СМИ адвоката.

Какую бы тактику взаимодействия со СМИ ни выбрал адвокат, неоспоримым является одно: его публичное поведение должно полностью соответствовать интересам его доверителя и нормам адвокатской этики. Выступления одного адвоката формируют общественное мнение обо всем адвокатском корпусе, в чем многие коллеги смогли уже убедиться на примере некоторых последних громких дел.

Владимир Демидов:
Полагаю, что вопрос участия адвоката в ТВ-передачах, дачи им интервью тому или иному журналисту, сознательного подключения СМИ для освещения конкретного дела, которое ведет адвокат, полностью зависит прежде всего от интересов подзащитного. Главная цель во всех названных мною ситуациях – не навредить, а помочь своему подзащитному. И любое участие адвоката в общении с «медийщиками» должно преследовать цель защитить доверителя, а не разрекламировать самого себя.

При этом сами комментарии должны носить сдержанный характер. Следует отметить, что подавляющее большинство уголовных дел, в том числе резонансных, расследуются и рассматриваются в судах без публичных выступлений адвокатов, без «раздавания» коллегами интервью и без их участия в ток-шоу. Данную тактику защиты считаю наиболее правильной и верной, поскольку при ней не формируется негативное общественное мнение в отношении сложившейся в определенном деле ситуации. Не следует также забывать, что выступления адвоката в медийном пространстве «доброжелатели» доводят до сведения судей, следователей, прокуроров, которые формируют свое мнение об обвиняемом и его защитнике, об их отношении к случившемуся, к стороне обвинения, к потерпевшим и к суду. И если в итоге неправильного освещения дела в СМИ у стороны обвинения и у суда сложится негативное отношение к ведущему дело адвокату, то это навредит прежде всего интересам его подзащитного.

Особо хочется отметить, что совершенно недопустимо комментировать в ток-шоу, в других выступлениях в СМИ дела, которые не находятся в твоем производстве; делать утверждения о виновности какого-либо лица в чем-либо. Такие утверждения даже со стороны отдельных адвокатов наносят вред всей корпорации, подрывают авторитет адвокатуры в глазах общественности.

При этом само по себе участие адвоката в ТВ-передачах, если оно не преследует цели личной рекламы в ущерб интересам доверителя, если оно стилистически сдержанно и выверено и не содержит комментария чужих дел, в принципе, допустимо. Ведь большинство наших граждан не обладают юридическими познаниями, и кто, как не адвокат (независимый профессиональный правовой советник), доступным языком в состоянии объяснить некоторые имеющие существенное значение правовые категории, что как раз способствует формированию благоприятного имиджа адвокатуры.

Если изначально можно предположить, что конкретное дело не просто будет сложным в профессионально-юридическом смысле, но и вызовет ажиотаж в обществе и в журналистской среде, – то возможно ли качественно работать в рамках такого дела одному адвокату? Или в делах определенного уровня сложности и «громкости» необходима исключительно командная работа защитников?

Должно ли присутствовать четкое распределение ролей в группе адвокатов при ведении широко освещаемых в СМИ уголовных дел? Адвокат – публичный спикер в подобных дел – необходимость или излишество?

Виктория Макаревич:
Сложные многоэпизодные дела, как и дела, затрагивающие интересы известных личностей, часто вызывают большой общественный интерес, а значит, объективно требуют освещения в СМИ. Фактическая и юридическая сложность таких дел обусловливает целесообразность командной работы адвокатов, профессионалов своего дела. Безусловно, при любой командной работе существует разграничение компетенций, только так оказываемая юридическая помощь может быть действительно эффективной и позволит достичь максимального результата.

Одним из направлений тактики ведения дела может быть эффективное сотрудничество со СМИ, направленное как на формирование определенного общественного мнения, так и на достижение иных полезных для благоприятного результата целей, а это требует от адвоката, выполняющего данную функцию, серьезных временных и трудовых затрат. Поэтому наделение данной функцией конкретного адвоката представляется весьма эффективным. Адвокат, регулярно освещающий проблему и необходимые в данный момент времени элементы позиции защиты в СМИ, должен не только обладать хорошими знаниями в области права, но и иметь навыки публичных выступлений, ведь существенное значение имеет не только то, что им будет сказано, но и то, как он это скажет.

Однако не стоит забывать, что основным полем деятельности адвоката является все же правовая, а не медийная работа. Качественное изучение материалов дела, выработка тактики и стратегии его ведения, подготовка необходимых процессуальных документов, судебное представительство – важнейшие направления работы адвокатов, которые не должны страдать в угоду публичности, поэтому жесткое разграничение функций между адвокатами на «медийного» и «рабочего» вряд ли является оправданным.

Для достижения желаемого для защиты эффекта адвокат-спикер должен обладать необходимым объемом информации по освещаемому событию, а также серьезным профессиональным уровнем, позволяющим осознавать все фактические обстоятельства дела и грамотно применять при работе по нему правовые инструменты. А кто, как не лицо, непосредственно участвующее в юридической работе по делу, может свободно и всесторонне ориентироваться в ситуации?

Поэтому адвокат – публичный спикер при ведении громкого дела – скорее интересная возможность для кого-то из реально ведущих дело коллег, чем исключительно специфичная позиция, отделенная от чисто адвокатской работы.

Владимир Демидов:
Всё сугубо индивидуально в каждом конкретном случае, и адвокат сам, исходя из своего профессионального опыта и из сложности дела, определяет, нужна ли именно в этом конкретном деле командная работа. Сама по себе работа команды адвокатов с согласия доверителя по сложным и многоэпизодным делам достаточно эффективна и с успехом применяется многими коллегами. Данная форма защиты позволяет до мелочей разработать тактику, не упуская важных элементов защиты и ошибок стороны обвинения.

При этом участие команды адвокатов в освещении дела в СМИ, как и при индивидуальной адвокатской работе, должно преследовать только одну цель – защиту законных интересов доверителя. Всё остальное – от лукавого.

Нужны ли работающим по сложным делам адвокатам личные связи в СМИ? «Свои» журналисты – эффективные «инструменты» оказания влияния на общественное мнение или миф, с помощью которого не самые добросовестные коллеги в определенном ключе пытаются воздействовать на собственных клиентов?

Виктория Макаревич:
Как известно, журналистику приравнивают к четвертой власти, и не учитывать влияния этого мощного института на формирование общественного мнения невозможно. Взаимодействие адвоката со СМИ может стать эффективным альтернативным инструментом при осуществлении адвокатской деятельности. Однако при его использовании осторожность не помешает. В руках «неумелого пользователя» этот инструмент может нанести непоправимый вред как доверителям, так и самому «не справившемуся с управлением» им адвокату. В то же время умный и умелый профессионал, «дернув» за нужные «струны», сможет извлечь прекраснейшую «мелодию» в виде максимальной пользы для своего доверителя.

К сожалению, в умах людей всё еще бытует мнение, что «свой» –  значит лучший, чем и пользуются многие не очень добросовестные юристы, журналисты и другие специалисты. Когда мы идем к врачу, мы в первую очередь ориентируемся на его профессиональные успехи и достижения, а уже потом на то, «свой» он нам или нет.

Аналогичное правило должно действовать и при выборе любого профессионала, в том числе журналиста, который будет освещать важную для доверителя и его адвоката информацию. Безусловно, если адвокат в ходе своей деятельности часто взаимодействует со СМИ, то в его окружении со временем появляется круг журналистов-профессионалов, которые имеют определенный вес в обществе и способны верно донести до публики суть освещаемой проблемы. Взаимодействуя с проверенными «информационщиками», адвокат в большей степени может быть уверен, что они не исказят данных им комментариев, а их работа действительно будет способствовать достижению поставленной им перед собой цели – защите законных интересов его доверителя.

Но можно ли их назвать «своими»? Скорее всё же нет, чем да! Они, как и сами адвокаты, – профессионалы своего дела, имеющие свое мнение, свой стиль, свои принципы. Как правило, заслуживающие доверия журналисты работают в уважаемых и дорожащих своей репутацией изданиях. Имеющие прекрасную репутацию журналисты вряд ли будут рисковать своим добрым именем и публиковать откровенно лживые, заказные статьи или пытаться «водить за нос» вышедшего с ними на контакт адвоката. Но думать, с кем он взаимодействует в информационном пространстве при ведении дел, должен сам адвокат – это уже проблема не журналистов, а его и его доверителя.

Владимир Демидов:
Есть дела, когда адвокату без помощи СМИ бывает сложно вести защиту по сфальсифицированному (например, конкретными сотрудниками того или иного правоохранительного органа) делу. Именно тогда помощь журналистов, формирующих общественное мнение, просто необходима. Резонанс, интервью адвоката, ведущего дело, статьи журналистов в заметных изданиях позволяют прекратить незаконное уголовное преследование.

В то же время есть коллеги, которые активно используют СМИ в своей деятельности, комментируют различные ситуации и делают это настолько часто, что у общественности складывается впечатление, будто адвокат имеет, мягко выражаясь, собственных «карманных» журналистов. Хорошо это или плохо? Полагаю, всё должно быть в меру: журналистов имеет смысл привлекать только в экстренных случаях, а не по каждому поводу. Иначе в глазах общественности адвокат предстает не как квалифицированный юрист, способный с помощью правовых инструментов защитить своего доверителя, а как решающий проблемы только с помощью СМИ, сам ничего собой не представляющий общественный деятель, не являющийся высококвалифицированным профессиональным юристом. А это уже опасная тенденция.

Вместе с тем с развитием коммуникационных технологий влияние адвокатов на общество возрастает. В связи с этим также хотелось бы обратить внимание на одну проблему. «Ютуб» наполнен каналами юристов и адвокатов, которые специально создают конфликтные ситуации, снимают всё происходящее на видео и выкладывают в Сеть для просмотров, сопровождая ролики своими комментариями. Цель таких публикаций очевидна – откровенная самореклама. С данным явлением адвокатской корпорации также следует бороться, поскольку такое поведение некоторых коллег негативно сказывается на авторитете адвокатуры.

При кулуарном общении с некоторыми журналистами и периодически выступающими в различных ток-шоу лицами приходилось слышать, что в ряде ТВ-передач распространены изначально «расписанные» сценарии выступлений приглашенных экспертов. При этом адвокаты – нередкие гости на ТВ; время от времени участвуют в ток-шоу.

Насколько упомянутые выше слухи правдивы, сказать сложно, но само участие адвокатов в ток-шоу – по Вашему мнению, что это: профессиональная необходимость при ведении определенных дел, более или менее циничная самореклама со стороны некоторых коллег или нечто принципиально приемлемое для адвокатов, но с точки зрения осуществления действенной уголовной защиты вовсе не обязательное?

Виктория Макаревич:
Если мы обратимся к выяснению значения слова «шоу», то получим ответы на многие интересующие нас вопросы. С.И. Ожегов в своем знаменитом толковом словаре дает следующее определение: «шоу – яркое эстрадное представление, развлекательная программа». А значит, так к нему и надо относиться – с легкой долей здорового цинизма.

Ни в коем случае не ставя априори под сомнение компетентность коллег, участвующих в таких мероприятиях, скажу: вряд ли освещение конкретного уголовного дела именно в формате ток-шоу может быть по-настоящему эффективным инструментом защиты доверителей от предъявленного им обвинения.

Однако не следует забывать, что адвокат является независимым профессиональным правовым советником, одна из функций которого – повышение общего уровня правового просвещения населения. И вот с этой точки зрения подобный формат может быть достаточно эффективен.

К сожалению, пока уровень правовой грамотности населения в нашей стране не является высоким; люди элементарно не знают своих прав и обязанностей, что не только приводит к совершению ими множества случайных правонарушений, но и позволяет мошенникам-профессионалам реализовывать различные схемы обмана граждан. Ток-шоу имеют широкую целевую аудиторию; диалоги участников не перенасыщены «профессионализмами» – они доступны для понимания людей, далеких от юриспруденции. Всё это в некоторых случаях позволяет коллегам в простой форме донести значимую информацию до большого числа людей.

Участвуя в подобного рода телепроектах, адвокаты оказывают прямое и важное влияние на формирование общественного мнения не только о конкретном деле, которое они ведут, или о самих себе, но и обо всей адвокатской корпорации. Именно поэтому в отношениях с представителями СМИ адвокаты должны строго придерживаться норм профессиональной адвокатской этики, а их высказывания должны быть честными, добросовестными; не должны нарушать права доверителей и иных адвокатов.

В конечном счете, участвуя в ток-шоу, коллеги обязаны думать о том, чтобы не наносить репутационный ущерб адвокатскому сообществу.

Владимир Демидов:
Я уже частично ответил на данный вопрос. Участие в ток-шоу, по моему убеждению, возможно только в целях профессиональной пропаганды адвокатуры, когда адвокат дает какие-то пояснения по важной юридической ситуации. Но не по чужим делам и только в интересах своего доверителя.

При этом мы понимаем: ток-шоу – это развлекательный жанр, построенный по определенным сценариям. Там должны быть конфликты, эмоции, иногда даже провокации и прямые оскорбления участниками друг друга (к сожалению, это «заводит» зрителей). Как говорится, зрелище. Если и возможно участие в таком действе адвокатов, то оно должно быть взвешенным и сдержанным, достойным.

Лично мое мнение: адвокат не должен, подобно клоуну, участвовать в таких передачах. Ток-шоу – не место для лица, обладающего элитным адвокатским статусом; адвокат должен быть выше этого. Серьезные, экспертного уровня ТВ-передачи – да, ток-шоу – нет.

По Вашему мнению, оказывает ли реальное давление на следственные органы и на суд реакция общества на то или иное уголовное дело?

Отношение СМИ к обвиняемым и к потерпевшим – чувствуют ли его сотрудники правоохранительных органов и судьи, каким-либо образом ориентируются ли на него?

Виктория Макаревич:
Само по себе наличие терминов «громкие», «резонансные» дела свидетельствует о том, что общественное мнение может оказывать влияние на ход и результаты расследования таких дел. Наиболее явно такое воздействие проявляется обычно уже на первоначальных этапах дела (в частности, при выборе судом меры пресечения для фигурантов).

К сожалению, в правоприменительной практике всё еще встречаются случаи нарушения законодательства со стороны должностных лиц правоохранительных органов, в частности заведомо необоснованное привлечение людей к уголовной ответственности. В таких случаях тесное взаимодействие адвоката и СМИ, направленное на пресечение незаконных действий со стороны правоохранителей, может стать весьма эффективным «альтернативным методом» защиты и будет как раз способствовать возвращению ситуации в правовое поле.

В частности, всестороннее систематическое освещение ситуации позволяет придать ей общественный резонанс, что в свою очередь, например, способно привлечь к делу внимание надзорных и контролирующих органов, заставить их более тщательно отнестись к проблеме, а возможно, и поставить ее под личный контроль руководителей упомянутых структур. Именно максимальное обнародование допускаемых «силовиками» нарушений и пристальный контроль общественности способствуют как минимум пресечению дальнейших нарушений закона, а зачастую – восстановлению нарушенных прав граждан.

Кроме того, максимальная огласка нарушений, допущенных по конкретным делам, выполняет еще и превентивные функции – способствует повышению правовой грамотности населения и пресечению новых аналогичных правонарушений.

Что же касается влияния общественного мнения на судебные органы, особенно в рамках конкретного процесса, то здесь всё не так однозначно. Безусловно, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя (об этом еще классики марксизма-ленинизма говорили), однако действующее законодательство запрещает нам вмешиваться в деятельность суда в любой форме, в том числе посредством использования ориентированного на суд пиара или антипиара.

При этом рассматривающие громкие дела судьи, будучи членами общества, конечно, испытывают на себе колоссальное эмоциональное воздействие, ведь определенное информационное давление заинтересованных в каком-то конкретном результате сил нацелено в первую очередь именно на них. Суд же обязан принять законное и обоснованное решение, основанное на внутреннем убеждении судей, руководствуясь законом и совестью, а не давлением общества, сторон, СМИ или кого-то еще.

В то же время «общественный контроль» за ходом рассмотрения дела заставляет суд более внимательно относиться к нему, способствует неукоснительному соблюдению процессуальных норм, что имеет существенное значение для принятия в итоге справедливого судебного акта.

Кроме того, закон не запрещает участникам процесса использовать сведения, отраженные в СМИ, для характеристики личности фигурантов дел – и эта информация является для суда обязательной в силу положений ст. 73 УПК РФ. Считаю, что разрешенные законом способы защиты адвокату можно и нужно использовать, – только делать это надо ответственно и профессионально! 

Владимир Демидов:
Безусловно, реакция общества учитывается правоохранительными органами. На практике это выглядит следующим образом. При публикации в СМИ серьезной информации о какой-то ситуации, в которой участвуют правоохранительные органы, вышестоящие и надзорные органы ставят ее на контроль, запрашивают дополнительные сведения о случившемся, обязывают уполномоченных лиц периодически докладывать о развитии ситуации и о принятых решениях. Это, без сомнений, действенный метод «общественного контроля» за работой правоохранительных органов.

В то же время если имели место незаконные действия со стороны сотрудников правоохранительных органов, то они либо прекращаются, либо, как это иногда бывает, наоборот усиливаются после подключения к ситуации СМИ. Поэтому освещение в СМИ сложных резонансных дел требует от адвоката подробного анализа всех вариантов развития событий. В этом вопросе необходимо учитывать очень много нюансов! 


Ответы Виктории и Владимира на заданные вопросы были смелыми и содержательными, основанными на многолетнем опыте адвокатской практики. Коллеги не уклонялись и не маневрировали; они честно поделились с нами своими взглядами, оценками и трактовками. Спасибо им за неравнодушие и профессионализм!!!