Помочь доверителю найти «комфортного» адвоката

Дата: 15 сентября 2021 г.

Почему заслуживает поддержки предлагаемая Алексеем ИВАНОВЫМ альтернатива «сарафанному радио»

Александр БАЗЫКИН, к.ю.н., адвокат Московской коллегии адвокатов ГРАД

Неправильно полагать, что нормы, которые ограничивают возможность рекламирования юридической помощи адвокатами, не отражаются на доверителях, а затрагивают исключительно членов корпорации.

Подобные ограничения могут нанести вред именно потенциальным доверителям. Каким образом в настоящее время человек, заинтересованный в получении правовой помощи, ищет юриста или адвоката? В первую очередь он обращается к знакомым, что не всегда эффективно и правильно. А когда не удается найти юридического представителя посредством «сарафанного радио», выбирает уже привычный источник поиска любой информации, любого товара или услуги – интернет. Вот тут-то и возникает основной вопрос, на который также обращено внимание в статье Алексея Иванова. При наличии ограничений для адвокатов юристы, которые не являются адвокатами, приобретают неоправданные конкурентные преимущества. Одним из первых дел в моей самостоятельной практике (когда я еще не был адвокатом) стало взыскание денег с юристов, которые размещали очень качественную рекламу, вкладывали большие суммы в продвижение сайта в поисковых системах, а затем получали от клиентов плату и ничего не делали. Таким образом, невозможность размещать рекламу или иную информацию об адвокатах неизбежно ведет к тому, что зачастую менее квалифицированные, а то и недобросовестные юристы получают необоснованные преимущества.

В Разъяснении Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам от 28 января 2016 года № 03/16 по вопросам применения ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката отмечается, что указание адвокатом в интернете, а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах сведений о наличии у адвоката положительного профессионального опыта, информации о профессиональной специализации адвоката само по себе не противоречит КПЭА.

Таким образом, информация, которая размещена в сети Интернет, может содержать данные о профессиональном опыте. Что, безусловно, правильно.

В соответствии с Разъяснением Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам от 17 апреля 2019 года № 01/19 по вопросу применения п. 1 ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката недопустимой является информация, вводящая потенциальных доверителей в заблуждение относительно характеристик адвоката и оказываемой им юридической помощи путем ложных заявлений, обещаний, искажения фактов. Недопустимо размещение в сети Интернет не соответствующих действительности сведений о количестве оправдательных приговоров, постановленных в отношении доверителей адвоката, о проценте «выигранных» дел. И вот это разъяснение представляет особый интерес. Адвокат обязан размещать информацию таким образом, чтобы не допускать двоякого толкования. При размещении любой информации, в том числе рекламы, адвокат должен понимать, что размещаемые сведения направлены в первую очередь на лиц, которые не обладают специальными знаниями. К сожалению, на практике приходилось сталкиваться со случаями, когда доверители не понимали даже, какая специализация должна быть у юриста или адвоката для решения их конкретного вопроса.

На наш взгляд, существующие ограничения вполне оправданны. Вместе с тем спорной представляется норма о невозможности размещения отзывов других лиц о работе адвоката. Очень часто после того, как дело успешно завершено, доверитель хочет поделиться радостью с другими людьми, разместив соответствующий текст на своих страницах в социальных сетях, упомянув при этом адвоката, который вел его дело. На самом деле, по нашему мнению, закрепленная возможность размещения объективных отзывов доверителей позволила бы гражданам находить не только профессионала по части специализации, но и максимально комфортного с точки зрения психологии адвоката. Отзывы доверителей – это отзывы не о профессиональных качествах, а скорее об эмоциях от работы с адвокатом. Все доверители разные, кто-то хочет максимально сблизиться с адвокатом, кто-то старается держать дистанцию. Безусловно, есть риск того, что адвокат начнет либо «накручивать» количество положительных отзывов, либо требовать от доверителя размещения положительной информации в интернете. Такие варианты категорически недопустимы. Таким образом, целесообразно урегулировать проблему с размещением отзывов доверителей о работе адвоката при наличии у них желания.

Что касается замечаний автора о «терминологической сумятице» законодательства о рекламе, то тут вопрос в большой степени не о том, насколько данные нормы применимы или не применимы к рекламе адвокатских услуг, а в принципе о рынке рекламных услуг, что может быть предметом отдельной большой дискуссии.