Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Новейшие судебные технологии потребовали вмешательства полиции

Дата: 02 апреля 2021 г.

О неожиданностях, с которыми можно столкнуться при проведении судебных заседаний в онлайн-формате, на примере недавнего казуса в штате Мичиган рассказывает в своей статье ответственный редактор интернет-ресурса «Российский адвокат» Валерий ЖУКОВ


Валерий ЖУКОВ

ЖУКОВ Валерий Вадимович – ответственный редактор интернет-ресурса «Российский адвокат». С февраля 2020 г. по март 2021 г. был ведущим публицистического раздела «АГ-Ракурс» на сайте «Адвокатской газеты». До этого работал главным редактором портала Legal.Report, заместителем главного редактора портала «Право.ru». Окончил Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Лауреат премии Москвы в области журналистики.

Недавний скандал с арестом недобросовестного участника онлайн-процесса в одном из американских окружных судов мог бы войти в учебники в качестве иллюстрации того, какими неприятными последствиями подчас чревато ускоренное внедрение в судопроизводство новейших технологий.

3 марта в городе Стёрджес в суде округа Сент-Джозеф, штат Мичиган, в онлайн-режиме на платформе Zoom слушалось дело по обвинению некоего Коби Харриса в нападении в целях причинения тяжких телесных повреждений на проживавшую совместно с ним Мэри Линдси. После ареста мужчина был отпущен под залог, однако в его отношении был выдан охранный ордер – запрет приближаться к потерпевшей ближе, чем на 100 метров, и вступать с ней в контакт. Харрис прежде уже привлекался к ответственности по аналогичному обвинению, и с учетом этого ему грозило до 10 лет заключения.

В ходе онлайн-заседания прокурор Дебора Дэвис проводила стандартный допрос потерпевшей относительно ее личности, места проживания, а также обстоятельств происшедшего. Девушка в огромных очках-стрекозах казалась напуганной и отвечала заторможенно, особенно когда речь зашла об описании события нападения. При этом она периодически посматривала в сторону. Сам Харрис, сравнительно молодой человек с внешностью гопника, не сводил глаз с экрана.

Адвокат подсудимого Пол Гипсон попытался отвести один из вопросов к потерпевшей – о реакции прибывших по вызову полицейских, возражая, что это показания с чужих слов. Как вдруг прокурор резко заявила: «Ваша честь, у меня есть подозрения, что потерпевшая сейчас находится в одном помещении с обвиняемым, и я опасаюсь за ее безопасность. Просьба незамедлительно провести проверку». Присутствовавший в качестве свидетеля полицейский Джош Эджингтон, производивший арест Харриса, схватился за телефон и на время исчез из поля зрения камеры.

«Где вы находитесь?» – строго спросил потерпевшую судья Джеффри Миддлтон.

Девушка озвучила свой домашний адрес.

«А вы? – обратился судья к Харрису. – И скажите, какой девайс вы используете».

Тот назвал другой адрес и пояснил, что использует телефон.

«Прошу вас взять телефон, выйти на улицу и показать нам номер дома», – сказал судья.

Подсудимый невозмутимо ответил, что на смартфоне осталось меньше двух процентов зарядки и он не может выйти, поскольку аппарат подключен к сети.

В это время прокурор объявила, что наряд полиции подъехал к дому потерпевшей и стучит в дверь, поэтому лучше было бы, чтобы она открыла. Судья рекомендует девушке не отключать телефон и показывать происходящее. На экране видно, как она открывает дверь, но потом связь обрывается. Исчезает и экран с подсудимым. Лицо адвоката, до этого имевшее несколько сонное выражение, начинает вытягиваться.

Судья просит полицейского Эджингтона связаться со своими коллегами и узнать, что происходит.

Вскоре возобновляется трансляция со смартфона потерпевшей: полицейские в ее доме под камеру производят задержание Харриса. Не вынимая изо рта сигарету, тот говорит: «Ваша честь, вы извините, что я вам соврал, мы с Мэри не хотели этого охранного ордера об отсутствии контактов».

«Помолчите уже, – оборвал его судья. – Вы этим только загоняете себя всё глубже. Залог отозван, вы заключаетесь под стражу. Заседание переносится на две недели. И сигарету уберите!» 

«Мисс Дэвис, – обратился он к прокурору, – завтра можно будет провести предъявление обвинения в воспрепятствовании осуществлению правосудия, а так через две недели встретимся и обсудим. Если бы у нас было нормальное судебное заседание вживую, такого бы никогда не могло произойти».

И предвосхищая возможную тираду адвоката, судья ему заявил: «Мистер Гипсон, вы можете ничего не говорить, я понимаю, что для вас это всё было полной неожиданностью».

*         *         * 

20-минутная запись онлайн-трансляции этого судебного заседания попала на YouTube и стала предметом горячих обсуждений. Отдельные скептики даже заподозрили в ней постановку, настолько четко действовали в этой ситуации «под запись» и прокурор, и судья, и полицейские. В действительности у судьи Джеффри Миддлтона (кстати, председателя окружного суда) есть свой видеоканал, где для обеспечения открытости судопроизводства ежедневно, а то и дважды в день ведутся прямые трансляции проводимых им заседаний. Эти записи, судя по всему, находятся в общем доступе порядка трех недель. 

К ролику с описанным заседанием по горячим следам оставила комментарий прокурор Дебора Дэвис. Он проливает свет на обстоятельства изобличения подсудимого, который пытался оказывать давление на жертву.

По словам прокурора, незадолго до слушания появилась информация, что Харрис в нарушение условий залога находится в квартире, в которой не имел права быть.

Поэтому поблизости находились полицейские, готовые действовать, если судья решит отменить залог, – об этом обвинитель собиралась просить на заседании. Однако вмешательство потребовалось раньше – когда поступила дополнительная информация о том, что жертва находится в той же квартире, и возникли опасения по поводу ее безопасности. 

Таким образом, прокурор опровергла догадки о том, будто она смогла по одному поведению потерпевшей понять, что та вынуждена давать показания под контролем своего обидчика.

*         *         *

Коронавирусные ограничения, которые начали вводиться по всему миру с весны прошлого года, подстегнули активное использование цифровых платформ (Skype, WhatsApp, Zoom) в судопроизводстве, включая уголовное. При этом сами процедуры проведения дистанционных заседаний еще не устоялись и могут, как мы видим, создавать возможности для злоупотреблений.

В России в апреле 2020 г. Президиумы Верховного Суда и Совета судей РФ рекомендовали всем судам при наличии технической возможности с учетом мнений участников процесса проводить судебные заседания с использованием не только системы видео-конференц-связи, но и системы веб-конференции – с учетом уже имевшегося опыта ВС. Для участия в судебном заседании посредством веб-конференции участникам судопроизводства необходимо было подать в суд заявление в электронном виде с приложением электронных образцов документов, удостоверяющих личность и подтверждающих полномочия. После чего они могли принять участие в судебном заседании с использованием личных устройств видеотрансляции.

Оценивая эти шаги как соответствующие экстраординарной ситуации, ряд экспертов, однако, указывали на то, что действующее процессуальное законодательство не предусматривает возможности проведения судебного заседания в форме веб-конференции, имеются лишь нормы, касающиеся видео-конференц-связи. А следовательно, подобная процедура может оцениваться в качестве существенного нарушения норм процессуального права, влекущего отмену судебных актов.

Вдобавок, взяв на вооружение новые процедуры, суды не всегда учитывали наличие соответствующих технических возможностей у участников судопроизводства, в частности достаточное качество онлайн-соединения. Например, известен случай, когда районный суд в Кемерово принял решение о госпитализации восьмимесячного ребенка с подозрением на COVID-19 в недобровольном порядке, рассмотрев административный иск с помощью видеозвонка его отцу по WhatsApp. Обжалуя судебный акт, тот указывал, что из-за плохой слышимости не понял, что ему был назначен адвокат, которого он принял за медицинского эксперта.

Тем не менее в октябре 2020 г. председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев положительно отозвался о применении веб-конференций, которые «позволяют гражданам дистанционно участвовать в судебных заседаниях с помощью личного компьютера».

А примерно в это же время Минюст России вынес на общественное обсуждение проект поправок в ГПК, АПК и КАС РФ, предусматривающий использование в судопроизводстве наряду с системой видео-конференц-связи альтернативной системы веб-конференции, например компьютера, смартфона или планшета. Предполагается, что веб-конференция будет осуществляться при наличии соответствующего ходатайства и технической возможности. При этом установление личности должно происходить по документам, удостоверяющим личность гражданина, с использованием информационно-технологических средств, обеспечивающих дистанционную идентификацию и аутентификацию лица, включая единую систему идентификации и аутентификации и единую биометрическую систему.

Технологическая модернизация уже заставляет руководителей судебной системы задумываться о выработке новых требований к сторонам судопроизводства. «Возникают вопросы о нормативной регламентации и правилах поведения участников процесса в случае его проведения в режиме ВКС, о внешнем виде и месте, из которого ведется трансляция, и многом другом», – заявил в конце минувшего года секретарь Пленума ВС РФ, председатель Совета судей РФ Виктор Момотов.

Похоже, в домашней футболке и из неустановленного места на онлайн-связь с судом выйти не удастся. Это вам не Мичиган.