Литигаторы нового образца

Дата: 30 июня 2022 г.

На ПМЮФ решали, как реформировать судебное представительство

Минюст России по-прежнему привержен идее введения ценза на судебное представительство. Это следует из выступления на Х Петербургском международном юридическом форуме заместителя министра юстиции РФ Максима Бесхмельницына. Главное, с чем не определилось министерство, – это в какую организационную форму облечь «сертификацию» литигаторов. Не исключено, что по итогам форума благодаря аргументам представителей адвокатуры неясности в этом вопросе стало меньше.

Допуск к профессии

30 июня в рамках юбилейного ПМЮФ прошла сессия «Профессионализация судебного процесса», которая на деле свелась к обсуждению профессионализации судебного представительства, в чем самокритично признался модератор дискуссии – полномочный представитель Правительства РФ в Конституционном и Верховном Судах РФ Михаил Барщевский.

Открывший обсуждение замглавы Минюста Максим Бесхмельницын отметил, что если по уголовным делам вопрос с судебным представительством решен, то по гражданским делам он остается открытым. В министерстве изучают возможность ввести допуск к судебному представительству по гражданским делам, и необходимо определить, кто будет давать юристам такой допуск. При этом, поскольку адвокатская корпорация является организацией, выполняющей публичную функцию в суде, и в адвокатуре приняты необходимые правила, адвокаты должны получать доступ к судебному представительству автоматически.

Михаил Барщевский сходу предложил два варианта решения проблемы: предоставить право давать юристам допуск или Ассоциации юристов России, имеющей отделения во всех регионах, или квалификационным комиссиям адвокатских палат, в состав которых входят в том числе представители государства – территориальных управлений Минюста и судов.

Зачем создавать «параллельную адвокатуру»?

Президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко подчеркнул, что российская адвокатура соответствует всем необходимым критериям профессионального представительства в суде. Такими критериями он назвал дееспособность, высшее юридическое образование (включая магистратуру), практический опыт работы, сдачу экзамена на знание приемов работы в суде, обязательное регулярное повышение квалификации в образовательных учреждениях, профессиональный контроль со стороны корпорации, соблюдение определенных этических правил, дисциплинарную ответственность перед корпорацией, профессиональные традиции.

«80 тысяч человек соответствуют всем этим критериям, – сказал президент ФПА. – Отсюда вопрос: зачем создавать “параллельную адвокатуру” в нашей стране?»

Юрий Пилипенко привел пример с лесными пожарами, которые постоянно случаются, например, в Сибири. Но при этом почему-то не возникает идея создать параллельное МЧС из-за того, что у «официальных» пожарных не всё получается.

«Зачем нам еще изобретать велосипед, когда он у нас есть? – продолжал президент ФПА. – Причем этот в кавычках велосипед – наш, российский, и он находится в ведении Министерства юстиции, которое имеет право в силу закона и контролировать его, и надзирать за ним. Соответственно за счет поправок в закон может настраивать этот велосипед на более быструю езду или, наоборот, на то, чтобы спускался с горки помедленнее».

Попытка установления контроля над адвокатурой?

Управляющий партнер «Пепеляев групп» адвокат Сергей Пепеляев подозревает, что смысл предложения о введении сертификации или лицензирования доступа к судебному представительству – в попытке установления контроля над адвокатурой.

По его словам, в крайнем варианте идея выглядит так: сертифицировать будут всех, кто ходит в суд, в том числе адвокатов. Только адвокаты получат этот сертификат, потому что они адвокаты, а все остальные должны будут сдать экзамены. Подвох в чем? В том, что лишить сертификата можно и адвоката, и не адвоката. Вне рамок процедур, предусмотренных Законом об адвокатуре для лишения статуса, объявления других взысканий и т.д.

Сергей Пепеляев рассказал, что схожие предложения уже выдвигались в виде законопроектов в 2013 и 2017 гг., но не были реализованы. Он напомнил: КС РФ в целом ряде своих решений закрепил, что адвокатура не входит в систему органов публичной власти, действует независимо, и высказался об автономии адвокатского образования, которая полностью отвечает целям и задачам конституционного устройства нашего общества. Поэтому лицензирование или сертификация как способ поставить адвокатуру под контроль – вне закона.

«Вопросы права должны представлять профессионалы»

Вице-президент ФПА Елена Авакян поддержала мнение, что не надо создавать новые сущности. Адвокатура умеет разделять свои компетенции, специализироваться. Адвокаты могут хорошо защищать не только по уголовным делам. Но они никогда не стремились сделать ту работу, которой занимаются корпоративные юристы. «Просто мы знаем некоторые проблемы гораздо глубже, потому что специализируемся в узком направлении, – объяснила Елена Авакян. – А корпорациям не нужны такие узкие специалисты».

Занимаясь проблематикой адвокатской монополии, «мы много лет говорили о том, что вопросы права должны представлять профессионалы». Хотя бы, для начала, в высших судах, добавила вице-президент ФПА. «Мы не хотим породить сословность, мы хотим породить профессию, чтобы в судах слушали профессионалов, а не объясняли в пятый раз представителям пределы компетенции президиума».

Не наступать на старые грабли

Вице-президент ФПА Геннадий Шаров отметил, что лицензирование в России уже вводилось, но оказалось, что для осуществления контроля у Минюста нет ни сил, ни средств, ни специалистов. И через три года лицензирование было отменено. Хотя и в те годы, по мнению Геннадия Шарова, оно не соответствовало закону: лицензирование отдельных видов деятельности может вводиться, в частности, для предотвращения ущерба правам, законным интересам, жизни или здоровью граждан, только если нет возможности урегулировать их иными методами, кроме как лицензированием. А в юриспруденции такие методы есть уже более 150 лет – это регулирование, осуществляемое адвокатурой, которая и до 1917 г., и в советское время вполне оправдывала свое предназначение и выполняла возложенные на нее задачи.

Вице-президент ФПА не согласился с утверждением модератора, что адвокатура не имеет средств надзора за квалификацией своих членов. Обязательное повышение квалификации, за которым палаты строго следят, – и есть такая форма надзора. За несоблюдение Стандарта профессионального обучения адвокат даже с большим стажем вполне может лишиться статуса.

Лицензирование Геннадий Шаров охарактеризовал как «путь в никуда»: оно потребовало бы создания какой-нибудь новой структуры, что было бы неуместно, поскольку существует адвокатура.

Валерий ЖУКОВ

При подготовке текста использован материал с сайта ФПА РФ.

Фото: Фонд Росконгресс