Кассация «канонизировала» доводы Генри Резника по адвокатскому делу

Дата: 11 ноября 2021 г.

Мэтр не дал превратить статью 294 УК РФ в безразмерную

Фото со страницы А. Лебедева в Facebook

В благоприятном для адвокатуры ключе мотивировал отказ в отмене оправдательного приговора московскому адвокату Александру Лебедеву Второй кассационный суд общей юрисдикции. После разрешения 16 сентября дела в пользу Лебедева вице-президент ФПА Генри Резник, выступавший его защитником, не исключал, что кассация может обосновать свое решение, сославшись только на истечение годичного срока пересмотра приговора к худшему. Такое развитие событий могло бы сыграть на руку Генпрокуратуре и Следственному комитету, которые, по словам мэтра, хотели создать опасный прецедент, превратив ст. 294 УК РФ в безразмерную, подвести под «вмешательство в деятельность суда, прокурора и следователя» законные процессуальные действия защитника.

Однако опасения защиты не подтвердились. В опубликованном мотивированном определении 2-й КСОЮ, как и надеялся Генри Резник, на основе его возражений «отверг несостоятельные доводы прокурорского представления по существу». В своем выступлении в кассации мэтр, в частности, подчеркнул: «Ни одно процессуальное действие участников уголовного судопроизводства не может образовать состав преступления 294-й статьи по определению… Вне зависимости от субъективного отношения участников процесса – суда, прокурора, самого адвоката – к представленным доказательствам это не может составить данное преступление» (с речью Генри Резника можно ознакомиться здесь).

Как отметила судебная коллегия, по смыслу ст. 294 УК РФ вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия – это оказание воздействия на указанных лиц в любой форме и любым способом с целью добиться принятия определенного решения либо создать препятствия для всестороннего, полного, объективного расследования или разрешения дела. Вмешательство возможно прямое и косвенное; в устной, письменной и иной форме. Это могут быть уговоры, требования, угрозы (кроме угроз, предусмотренных в ст. 296 УК РФ), шантаж, вторжение группы людей в служебные помещения, уничтожение материалов дела и т.д.

Оказание воздействия на судью в целях склонения его к принятию определенного решения осуществляется, как правило, в форме активных действий: дачи указания или «настоятельного совета», высказывания угроз, шантажа, обещания каких-либо благ, совершения посягательств на судью, присяжного или арбитражного заседателя, их родственников или их имущество. Однако не исключается возможность оказания воздействия на судью и путем бездействия (например, путем длительного непредоставления судье жилья, неосуществления ремонта помещений суда и т.п.).

По мнению кассационного суда, не может расцениваться как вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия реализация сторонами своих процессуальных прав в форме заявления ходатайств, написания жалоб, представления суду в письменном виде предлагаемых формулировок решений, высказывания просьб о тех или иных действиях или решениях. Однако случаях, если адресованные суду просьбы сопровождаются обещаниями отблагодарить деньгами или иными материальными благами, они могут расцениваться как подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294 УК РФ.

Кроме того, как воспрепятствование осуществлению правосудия следует рассматривать также создание с этой целью помех в объективном и справедливом разрешении судом дела в разумные сроки путем уничтожения доказательств или иных материалов дела, невручения повесток участникам судопроизводства, недоставления в судебное заседание содержащегося под стражей подсудимого со ссылкой на якобы введенный в следственном изоляторе карантин.

При этом виновное лицо должно действовать с прямым умыслом воспрепятствовать путем реального применения своих действий принятию судьей законного справедливого решения.

«Как видно по делу, Лебедев таких действий не совершал», – заключила кассация.

Напомним, Александру Лебедеву инкриминировали представление суду полученного от подзащитной документа, который был выдан задним числом. Его доверительница-юрист обвинялась в крупной растрате в компании сына тогдашнего генпрокурора РФ Артёма Чайки. Для расследования дела адвоката в СКР была создана группа из шести следователей, включая двоих следователей по особо важным делам, а надзор за следствием осуществляла Генпрокуратура. Адвокат был полностью оправдан московскими судами, за ним признано право на реабилитацию.

Аргументы, которые Генри Резник приводил в своих выступлениях в суде в защиту Лебедева, успешно использовались другими адвокатами, привлекаемыми по схожим обвинениям. Теперь же кассационный суд фактически «канонизировал» доводы мэтра.

Валерий ЖУКОВ.