Александр ОНУЧИН: «Обычное отложение дел»

Дата: 21 марта 2020 г.

Карантин – не повод для беспокойства


Волей-неволей о карантине* поговорить надо. Что думают о ситуации адвокаты? В обществе угадывается тревожность, которую разговорами, наверное, не уймешь. Тем удивительнее было услышать вполне себе оптимистичное мнение от нестоличного адвоката. Поговорили с Александром Онучиным, адвокатом АП Пермского края с ноября 2003 г. Он специализируется на трудовых, гражданских, семейных и наследственных спорах и делах об административных нарушениях, а свою адвокатскую деятельность осуществляет в адвокатском кабинете.

– Александр Николаевич, совсем недавно некоторые горячие головы приглашали адвокатов выйти на забастовку и прекратить посещать суды. Сегодня коронавирус дал возможность почувствовать, каково это: суды закрыты до 10 апреля. Среди адвокатов уже появилось волнение – на что жить? Вы разделяете эту тревогу?

– Нет, не разделяю, ведь перенос судебных заседаний, даже на длительное время, – это для адвоката штатная ситуация. Карантин, таким образом, можно воспринимать как обыкновенное отложение рассмотрения дела. Конечно, там, где суды загружены, это скажется на их работе и создаст определенные трудности для представителей: если будут срываться графики рассмотрения дел (но они, кстати, и так периодически срываются), то, возможно, суды будут больше возвращать заявления или оставлять их без движения (как обычно бывает в декабре). Я не разделяю тревожность, связанную с сокращением объема работы: не pro bono, а именно оплачиваемой работы.

– На сколько, по-Вашему, рассчитана «подушка безопасности» для «среднего адвоката»? Имею в виду «запас» работы, на которую не распространится карантин, возможности по секвестру бюджета, накопления?

– Я еще хорошо помню первые годы адвокатской деятельности: отсутствие финансовой стабильности, небольшой круг доверителей, значительный объем дел по назначению.

Главное – не забывать, что судебное представительство – не единственный род деятельности адвоката. 

Помню, в 2003–2004 гг. из-за неплатежей дела по назначению не пользовались успехом у коллег, так я не вылезал из таких дел, зато в 2005 г. и позднее стабильно получал ежемесячно круглую сумму.

Второй вид деятельности, лекторская, сейчас под запретом из-за карантина, но появились новые технологические возможности проведения семинаров.

Третий вид работы адвоката – это, увы, будничная писанина: заявления, жалобы, договоры, уставы, локальные нормативные акты… Зато она приносит пусть и небольшой, но стабильный доход.

Я всегда придерживался принципа: по одежке протягивай ножки, поэтому умеренность в потреблении – наше всё, да и жизнь в провинциальном мегаполисе не такая дорогая, позволяет разумно экономить.

– Какие меры повышения профессиональной активности можете порекомендовать адвокатам в условиях карантина, если он затянется?

– Думаю, передышка в посещении судов позволит адвокатом подчистить «хвосты».

У меня, например, не готов отчет за 2019 г., а скоро подводить итоги за первый квартал 2020 г., на столе десяток книг – воспоминаний адвокатов и столько же монографий по интеллектуальному праву.

С 23 марта, кажется, по Первому каналу начнется сериал про адвоката, созданный на основе воспоминаний Д. Каминской, посмотрим! Следует еще добавить, что появляется время заняться архивом адвокатского образования, уничтожить документы с истекшими сроками хранения.

В условиях карантина адвокат может увеличить свою активность в интернете, изучить отдельные отрасли и институт законодательства применительно, скажем, к погодным условиям, карантину, техногенным катастрофам, которых, увы, немало. Много работы и по делам об административных нарушениях, по делам, связанным с несовершеннолетними.

– Предвидите ли обострение отношений адвокатов с адвокатскими палатами, в какой плоскости, на какой стадии развития событий? И как этого избежать?

– Не знаю, как в других регионах, но у меня с палатой конструктивные отношения: взносы плачу регулярно, на конференции хожу, принимаю посильное участие в повышении квалификации коллег. У нас возбуждают дисциплинарное производств, если взносы не уплачиваются в течение, кажется, трех месяцев, поэтому небольшие «судебные каникулы» на начинающих адвокатах не отразятся. Кстати, в бюджете палаты есть небольшая сумма, которую ежегодно используют на возвратные ссуды адвокатам. Этот механизм можно было бы направить на персональную поддержку тех, кто в этом сейчас нуждается.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить своих коллег, которые откликнулись на просьбу о материальной помощи двум адвокатам из Пермского края, оказавшимся в сложной ситуации**.

– Коронавирус признан обстоятельством непреодолимой силы. Какие риски существуют для адвокатов в этой связи по линии отношений с клиентами и какие плюсы могут быть в такой ситуации?

– Ни рисков, ни плюсов я не вижу. Наша деятельность некоммерческая, а вот тему форс-мажора можно изучить, что называется, «не отходя от кассы». Риски есть у адвокатов, работающих в форме адвокатских кабинетов, в случае их заболевания, препятствующего профессиональной деятельности, но эти риски существуют с момента принятия решения об учреждении адвокатского кабинета и не являются для нас чем-то новым.

Что касается сложностей с оплатой юридической помощи, то они тоже сопровождают адвоката в течение всей его деятельности. Возможно, отдельные доверители будут при задержке оплаты ссылаться и на объявленный карантин. Увы, это жизнь. С 2001 г. я специализируюсь на защите турфирм от претензий туристов и прекрасно понимаю, что объем работы сегодня у меня будет большой, а вот оплату турфирмы из-за кризиса в отрасли могут задержать. Совет один: диверсификация деятельности!

* 18 марта Президиум Верховного Суда РФ и Президиум Совета судей РФ приняли Постановление, которым установлен режим, ограничивающий деятельность судов в связи с коронавирусной инфекцией (2019-nCoV). Согласно Постановлению приостанавливается личный прием граждан в судах. Рассмотрению подлежат только категории дел безотлагательного характера (об избрании, продлении, отмене или изменении меры пресечения, о защите интересов несовершеннолетнего или лица, признанного в установленном порядке недееспособным, в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни, и др.), а также в порядке приказного, упрощенного производства. Ограничен доступ в суды лиц, не являющихся участниками судебных процессов.
** Речь идет о помощи, оказанной адвокатским сообществом адвокатам Ирине Тузовой в связи с необходимостью медицинского обследования за рубежом в марте этого года и Ольге Паниной, чей дом пострадал от пожара в феврале 2019 г.