В ФПА прокомментировали необходимость переработки Госпрограммы «Юстиция»

Дата: 25 января 2021 г.

19 января Счетная палата РФ опубликовала отчет о результатах стратегического аудита Государственной программы «Юстиция» за 2013–2020 гг. 

Госорган пришел к выводу, что госпрограмма разработана «в отсутствие документов стратегического планирования в сфере юстиции». «Это не в полной степени соответствует требованиям законодательства и снижает вероятность достижения заявленных целей», – указано в отчете. При этом система показателей госпрограммы не позволяет оценить достижение ее целей и решение задач. Информация об итогах проверки должна быть направлена в Правительство, Совет Федерации и Госдуму.

Министерство юстиции в свою очередь заявило, что уже год кардинально перерабатывает госпрограмму «с учетом необходимости существенной корректировки ее целей, а также изменений механизмов реализации и оценки эффективности». Однако там же указано, что «в целом в Минюсте России согласны с выводами Счетной палаты» и намерены совершенствовать программу, «в том числе используя полученные рекомендации».

«Не забывает Минюст напомнить, что Минэкономразвития в 2017–2019 гг. давало высокую оценку эффективности реализации “Юстиции” и даже ставило ее на первое место среди всех госпрограмм. По оценке той же Счетной палаты, степень эффективности “Юстиции” в 2018–2019 гг. соответствовала среднему уровню эффективности, а качество управления госпрограммой было высоким. Хотя, как выяснилось теперь, все эти годы стратегическое планирование в сфере юстиции вовсе отсутствовало, – указал вице-президент Федеральной палаты адвокатов Геннадий Шаров. – Мы наблюдаем все эти и массу других просчетов госпрограммы по отношению к проблемам регулирования рынка юридических услуг, по отношению к обеспечению конституционной гарантии права на квалифицированную юридическую помощь».

Он обратил внимание на то, что в отклике на отчет Минюст отметил серьезную работу по развитию уголовно-исполнительной системы и системы пробации. В то же время, подчеркнул вице-президент ФПА РФ, в кратком отклике Минюста прямо говорится, что «Юстиция» направлена прежде всего не на совершенствование УИС и пробацию, а на развитие рынка профессиональных юридических услуг, повышение их качества и доступности для всех слоев населения и хозяйствующих субъектов.

«Не беремся оценивать все направление деятельности Минюста, но ни в отчете Счетной палаты, ни в отклике Минюста не удалось найти ни слова о судьбе многострадальной Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, работа над проектом которой началась в 2010 г. одновременно с разработкой госпрограммы “Юстиция” и продолжалась почти 10 лет», – указал Геннадий Шаров.

В 2017 г., напомнил он, Минюст впервые опубликовал проект Концепции, а в конце 2019 г. Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев говорил о проекте Концепции: «Мы его доработаем, обсудим в разных измерениях, что называется (и даже на Юридическом форуме в Санкт-Петербурге это можно было бы сделать), чтобы в середине года правительство могло принять по нему окончательное решение». «Прошел год, сменились председатель правительства и министр юстиции, и как-то по-тихому забылись или задвинуты в дальний угол проект Концепции нормализации на рынке профессиональной помощи, приведение этого рынка в достойный вид, ликвидация на нем двойных стандартов», – сказал вице-президент ФПА РФ.

Одной из основных задач Минюста, продолжил он, является обеспечение в пределах своих полномочий защиты прав и свобод человека и гражданина. «При этом установленная сфера деятельности Минюста не предусматривает обеспечения конституционной гарантии права на квалифицированную юридическую помощь. Либо такую помощь вправе оказывать исключительно адвокаты, либо сфера деятельности Минюста имеет необъяснимую прореху, – считает Геннадий Шаров. – Пока с высоких трибун нас заверяли в скором принятии и реализации Концепции, жила надежда, что эта прореха будет устранена, но теперь становится очевидно, что Минюст самоустранился от регулирования рынка юридических услуг и не намерен в обозримом будущем его нормализовывать».

Однако без незамедлительного включения этих проблем в «кардинально перерабатываемую» госпрограмму невозможны ни нормальное урегулирование рынка юридических услуг, ни полноценная судебная реформа, убежден вице-президент ФПА РФ.



Эксперты обсудили, как обеспечить реализацию принципа презумпции невиновности в судебном процессе

Дата: 26 февраля 2021 г.

В Совете Федерации состоялся круглый стол на тему «Обеспечение реализации принципа презумпции невиновности», в ходе которого рассматривались проблемы соблюдения прав человека в уголовном судопроизводстве и международная практика нормативно-правового регулирования реализации принципа презумпции невиновности. 

В первой части дискуссии речь зашла о нарушении прав подсудимого непосредственно в судебном процессе.

Сенатор Людмила Нарусова напомнила, что наличие защитных кабин в судах, которые называют «клетками» или «аквариумами», для еще не осужденных нигде не прописано, оно не регламентировано ни Конституцией, ни законами РФ. Сенатор сообщила, что наличие защитных кабин предусмотрено лишь сводом правил проектирования зданий судов общей юрисдикции. Каждый обвиняемый является невиновным, пока его вина не доказана решением суда, он не должен подвергаться унижающему достоинство обращению. Таким образом, по мнению Людмилы Нарусовой, нарушаются положения Европейской конвенции о правах человека, что подтверждается решениями ЕСПЧ, обязывающими Россию выплатить компенсацию за нахождение обвиняемого в «клетке».

Демонтаж «клеток», который достаточно затратен, абсолютно не обязателен. Их можно просто не использовать, отметила Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. С ней согласился и заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики СПбГУ Алексей Александров. «Очень трудно общаться с нашими доверителями. К тому же приставы даже не подпускают нас к небольшому окошечку в такой кабине», – подтвердил президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев. «Мы должны ставить во главу угла права человека, а судьи иногда боятся принимать законные решения, чтобы их не обвинили в коррупции», – сказал он.

Член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин констатировал, что нарушаются права не только подсудимого, но и еще одного участника процесса – адвоката, которому международными документами гарантируется конфиденциальность общения со своим доверителем.

Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин выразил недоумение тем, что получившая положительное заключение Правительства законодательная инициатива легла почти на четыре года под сукно.

«Не понимаю, почему наши судьи чего-то ждут и не могут самостоятельно принять процессуальное решение, устранив очевидную несправедливость», – заключил он.

Говоря о презумпции невиновности, Константин Добрынин заметил, что этот принцип, многими воспринимаемый как теоретический, обеспечивает баланс публичных интересов общества и государства, заинтересованных в преследовании лиц, предположительно совершивших преступление, и интересов личности, которая подвергается уголовному преследованию и имеет право защищать себя всеми не запрещенными способами. Есть базовые постулаты в презумпции невиновности: недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности; если виновность не доказана, человеку не нужно доказывать свою невиновность. Но на практике с этим проблемы, отметил Константин Добрынин. Он рассказал о способах игнорирования судами презумпции невиновности: судьи объясняют все аргументы подсудимого желанием избежать наказания, а представленные защитой документы квалифицируются как искусственные, созданные подсудимым для придания видимости правомерности своим действиям. При этом ссылка на ст. 51 Конституции РФ расценивается как воспрепятствование следствию или попытка что-то скрыть.

Константин Добрынин напомнил, что в России «среднестатистический судья выносит оправдательный приговор раз в семь лет». Причина – «”палочная” организация работы судебной системы». Он предложил законодателю и представителям федеральных органов власти изменить эту ситуацию, иначе правосудие в нашей стране начнет носить имитационный характер, чего допустить нельзя.

Людмила Нарусова предложила напомнить Минюсту России о поручении Совета Федерации от 12 февраля 2019 г., связанном с необходимостью проработать вопрос об отмене защитных кабин в зале суда без их демонтажа, чтобы снять все финансовые препятствия. Она также озвучила идею внести в УПК РФ поправку, обязывающую судей удовлетворять ходатайства защиты о разрешении доверителю сидеть за столом рядом со своим адвокатом. Или, по ее мнению, следует принять законопроект, внесенный в 2017 г. членами СФ. Константин Добрынин поддержал второй вариант и призвал завершить работу, начатую четыре года тому назад.

ФОТО: council.gov.ru