Участвовать в процессах разрешат со смартфонов

Дата: 5 апреля 2021 г.

Правительство РФ одобрило для внесения в Госдуму законопроект, позволяющий дистанционно участвовать в судебных заседаниях с помощью личных компьютеров и смартфонов. Соответствующие поправки вносятся в ГПК, АПК и КАС РФ.

Предусматривается, что участники арбитражного, гражданского и административного судопроизводства получат возможность подавать документы в суд через Единый портал государственных и муниципальных услуг и другие информационные системы, которые определит Верховный Суд РФ. А участвовать в судебных заседаниях стороны смогут посредством веб-конференции, используя собственные средства коммуникации, включая смартфон и планшет. При этом личность участника процесса будет подтверждаться единой системой идентификации или единой биометрической системой.

Одновременно сохраняется право граждан подавать документы на бумажном носителе, получать извещения почтой и лично присутствовать в судебных заседаниях.

Проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования дистанционного участия в судебном процессе» разработан Минюстом России.



«Ни одна поправка в КПЭА не привела к такому феномену, как гонения на адвокатов»

Дата: 16 апреля 2021 г.

Обсуждение итогов прошедшего 15 апреля Х Всероссийского съезда адвокатов и принятых на нем решений прошло в социальной сети Clubhouse. Дискуссию модерировала член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, советник ФПА Елена Авакян.

Открывая обсуждение, президент ФПА Юрий Пилипенко объяснил ограничение количества участников съезда. Такая мера вызвана объективными причинами: прежде на съездах всегда было по три представителя от палаты, но сейчас, в условиях пандемии, для проведения очного мероприятия было поставлено условие – максимум 100 человек. В связи с этим Совет ФПА принял решение пригласить по одному делегату от каждой палаты. Таким образом, максимальное количество участников с правом голоса – 86, но присутствовали и технические сотрудники, обеспечивавшие работу съезда, а также министр юстиции РФ и сопровождавшие его лица.

По словам Юрия Пилипенко, Х съезд прошел очень хорошо и организованно. А Елена Авакян обратила внимание на демократичность форума: «Всем дали возможность высказаться, и все могли голосовать так, как они хотели».

Вице-президент ФПА Михаил Толчеев прокомментировал принятые поправки в Кодекс профессиональной этики адвоката: «Были дискуссии, это нормально, это правильно. Это продолжение полуторагодового обсуждения и выработки консолидированного решения». Он напомнил, что часть поправок, по которым не удалось добиться общего согласия, рабочая группа сама отклонила и не вынесла на съезд.

Относительно позиции ряда адвокатов, которые не разделяют принятые на съезде решения, Юрий Пилипенко отметил: «Я говорил на съезде, что каждый раз принимаемые на съезде поправки в Кодекс вызывают недовольство, опасения, что начнутся гонения на адвокатов. Но дисциплинарная практика свидетельствует об обратном. Она становится всё более либеральной. Ни одна поправка не привела к такому феномену, как гонения».

Член Общественной палаты Белгородской области, адвокат Михаил Бажинов сравнил Х съезд с первым, учредительным съездом адвокатов, где также были острые дискуссии. И где тоже принимались важные решения, которые не всем нравились.

Собеседники вспомнили и опубликованные на некоторых интернет-ресурсах сообщения о создании государственной адвокатуры. Такие новости, по словам президента ФПА, являются фейковыми и не нуждаются в комментировании. Что касается возможной реформы адвокатуры, то разрабатываемые Минюстом поправки в Закон об адвокатуре, о которых упомянул на съезде министр юстиции Константин Чуйченко, предусматривают создание единого реестра адвокатов и регулирование электронного ордера. Кроме того, добавила Елена Авакян, предполагается возможность заключения соглашения об оказании юридической помощи между адвокатским образованием и доверителем. При этом, по ее словам, пока нет предпосылок того, что государство решится даже на мягкую форму адвокатской монополии.