Состоялось заседание Совета Федеральной палаты адвокатов РФ

Дата: 18 февраля 2021 г.

Совет ФПА РФ в онлайн-формате обсудил актуальные для российской адвокатуры вопросы, а также проекты нескольких документов. Заседание началось с выступления президента ФПА РФ Юрия Пилипенко.

Он обратил внимание, что 17 февраля 2021 г. Совет Федерации ФС РФ одобрил принятый Государственной Думой ФС РФ закон, устанавливающий полугодовой срок подачи жалоб для рассмотрения в порядке сплошной кассации вместо двухмесячного, который был предусмотрен изначальной редакцией законопроекта. «Мы сделали всё, что смогли, и в результате нас услышали, – сказал Юрий Пилипенко. – ФПА смело может отнести это к своим победам, к своему вкладу в обеспечение профессиональных прав адвокатов».

Он сообщил о состоявшемся 9 февраля совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ, заострив внимание на данных статистики, которые привел на совещании председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев. По словам президента ФПА, о качестве работы судебной системы по неуголовным делам может свидетельствовать тот факт, что 75% заявлений граждан по трудовым спорам удовлетворено судом. Он также отметил, что судом присяжных за прошедший год вынесено 27% оправдательных вердиктов. «Это и есть, на мой взгляд, самый реальный показатель профессионализма наших коллег и показатель работы защиты», – заявил спикер.

Был затронут и вопрос о недопусках адвокатов к их доверителям, задержанным в ходе несанкционированных митингов, в связи с чем министру внутренних дел было направлено обращение.

Юрий Пилипенко также проинформировал о состоявшейся 4 февраля онлайн-конференции Союза молодых адвокатов России «Адвокатура в периоды политических кризисов», в ходе которой был избран новый председатель Союза – советник президента Адвокатской палаты Воронежской области, адвокат Евгений Панин.

Президент ФПА РФ сообщил, что первый блок Комплексной информационной системы адвокатуры России (КИС АР), предназначенный для распределения дел по назначению, проходит пилотное тестирование в Московской области, и поднял вопрос о предоставлении для ФПА на безвозмездной основе офисного помещения в центральной части г. Москвы. Он напомнил, что пока ни один из предложенных вариантов по своим техническим характеристикам, территориальному расположению и стоимости ремонта не устроил Федеральную палату адвокатов. «Председатель Правительства РФ Михаил Мишустин подтвердил это поручение, и нам опять будут искать помещение», – сообщил президент ФПА РФ.

Важнейшим вопросом Юрий Пилипенко назвал обсуждение поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката (КПЭА). В конце 2020 г. все адвокатские палаты получили таблицу предлагаемых поправок, по которым им предложено высказать свое мнение. Президент ФПА РФ совместно с вице-президентом ФПА РФ Михаилом Толчеевым уже провел обсуждение этих поправок с представителями 30 палат.

В завершение выступления Юрий Пилипенко поднял вопросы о форме проведения Х Всероссийского съезда адвокатов, намеченного на 15 апреля 2021 г. Президент ФПА РФ предложил две формы: заочно в режиме видеоконференции или очно с ограничением количества делегатов (не более одного делегата от каждой палаты). Члены Совета условились, что окончательный выбор будет зависеть от эпидемиологической ситуации в столице накануне проведения Съезда.

Церемонию награждения Национальной премией в области адвокатской деятельности и адвокатуры предложено перенести на осень.



Эксперты обсудили, как обеспечить реализацию принципа презумпции невиновности в судебном процессе

Дата: 26 февраля 2021 г.

В Совете Федерации состоялся круглый стол на тему «Обеспечение реализации принципа презумпции невиновности», в ходе которого рассматривались проблемы соблюдения прав человека в уголовном судопроизводстве и международная практика нормативно-правового регулирования реализации принципа презумпции невиновности. 

В первой части дискуссии речь зашла о нарушении прав подсудимого непосредственно в судебном процессе.

Сенатор Людмила Нарусова напомнила, что наличие защитных кабин в судах, которые называют «клетками» или «аквариумами», для еще не осужденных нигде не прописано, оно не регламентировано ни Конституцией, ни законами РФ. Сенатор сообщила, что наличие защитных кабин предусмотрено лишь сводом правил проектирования зданий судов общей юрисдикции. Каждый обвиняемый является невиновным, пока его вина не доказана решением суда, он не должен подвергаться унижающему достоинство обращению. Таким образом, по мнению Людмилы Нарусовой, нарушаются положения Европейской конвенции о правах человека, что подтверждается решениями ЕСПЧ, обязывающими Россию выплатить компенсацию за нахождение обвиняемого в «клетке».

Демонтаж «клеток», который достаточно затратен, абсолютно не обязателен. Их можно просто не использовать, отметила Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. С ней согласился и заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики СПбГУ Алексей Александров. «Очень трудно общаться с нашими доверителями. К тому же приставы даже не подпускают нас к небольшому окошечку в такой кабине», – подтвердил президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев. «Мы должны ставить во главу угла права человека, а судьи иногда боятся принимать законные решения, чтобы их не обвинили в коррупции», – сказал он.

Член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин констатировал, что нарушаются права не только подсудимого, но и еще одного участника процесса – адвоката, которому международными документами гарантируется конфиденциальность общения со своим доверителем.

Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин выразил недоумение тем, что получившая положительное заключение Правительства законодательная инициатива легла почти на четыре года под сукно.

«Не понимаю, почему наши судьи чего-то ждут и не могут самостоятельно принять процессуальное решение, устранив очевидную несправедливость», – заключил он.

Говоря о презумпции невиновности, Константин Добрынин заметил, что этот принцип, многими воспринимаемый как теоретический, обеспечивает баланс публичных интересов общества и государства, заинтересованных в преследовании лиц, предположительно совершивших преступление, и интересов личности, которая подвергается уголовному преследованию и имеет право защищать себя всеми не запрещенными способами. Есть базовые постулаты в презумпции невиновности: недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности; если виновность не доказана, человеку не нужно доказывать свою невиновность. Но на практике с этим проблемы, отметил Константин Добрынин. Он рассказал о способах игнорирования судами презумпции невиновности: судьи объясняют все аргументы подсудимого желанием избежать наказания, а представленные защитой документы квалифицируются как искусственные, созданные подсудимым для придания видимости правомерности своим действиям. При этом ссылка на ст. 51 Конституции РФ расценивается как воспрепятствование следствию или попытка что-то скрыть.

Константин Добрынин напомнил, что в России «среднестатистический судья выносит оправдательный приговор раз в семь лет». Причина – «”палочная” организация работы судебной системы». Он предложил законодателю и представителям федеральных органов власти изменить эту ситуацию, иначе правосудие в нашей стране начнет носить имитационный характер, чего допустить нельзя.

Людмила Нарусова предложила напомнить Минюсту России о поручении Совета Федерации от 12 февраля 2019 г., связанном с необходимостью проработать вопрос об отмене защитных кабин в зале суда без их демонтажа, чтобы снять все финансовые препятствия. Она также озвучила идею внести в УПК РФ поправку, обязывающую судей удовлетворять ходатайства защиты о разрешении доверителю сидеть за столом рядом со своим адвокатом. Или, по ее мнению, следует принять законопроект, внесенный в 2017 г. членами СФ. Константин Добрынин поддержал второй вариант и призвал завершить работу, начатую четыре года тому назад.

ФОТО: council.gov.ru