Госдума ужесточила наказание за пытки

Дата: 22 июня 2022 г.

Государственная Дума 22 июня приняла в итоговом, третьем чтении поправки в Уголовный кодекс РФ, ужесточающие наказание за пытки и позволяющие привлекать к ответственности в том числе сотрудников ФСИН России, а не только следователей или лиц, проводящих дознание, как это предусмотрено в действующей редакции УК РФ (проблемы пыток и законодательных инициатив по их искоренению стали темой одного из недавних эфиров адвокатского ток-шок «ПОТОК», см. здесь).

Авторами проекта закона выступили председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас, его первый заместитель Владимир Полетаев, а также глава Комитета ГД по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников (конкурирующий законопроект сенатора Людмилы Нарусовой Госдумой не рассматривался).

В принятом законе дается определение пытки, соответствующее Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, заключенной 10 декабря 1984 г. В частности, к целям осуществления пыток отнесено запугивание как способ контроля за личностью заключенного или принуждения другого лица к совершению каких‑либо действий под страхом пытки.

Также в соответствии с поправками пыткой помимо «действий» может являться и «бездействие». «То, что человек проявил малодушие, закрыл глаза на происходящее, не предотвратил пытки и жестокое, унижающее достоинство обращение, не защитил пострадавших, не оказал помощь, также должно быть соответствующе наказано», – подчеркивает Павел Крашенинников.

В ст. 302 «Принуждение к даче показаний» УК РФ вводится новый субъект преступления – сотрудник правоохранительного органа. Это позволит привлекать к ответственности за пытки в том числе и сотрудников ФСИН, а не только следователей или лиц, проводящих дознание, как это предусмотрено в нынешней редакции УК РФ. Кроме того, закон усиливает наказание за пытки, организованные и/или проводимые представителями власти в целях принуждения к даче показаний (ст. 302 УК РФ) или запугивания (ст. 286 УК РФ). Такие преступления будут наказываться лишением свободы на срок до 12 лет, а это переводит их в разряд особо тяжких.

В случае если пытки при принуждении к даче показаний привели к гибели человека или причинили тяжкий вред его здоровью, лишение свободы предусматривается сроком от 8 до 15 лет с невозможностью занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 20 лет.

Ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» дополняется нормой, устанавливающей повышенную уголовную ответственность за превышение должностных полномочий, совершенное с применением пытки, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или причинение тяжкого вреда его здоровью. За это будет грозить лишение свободы сроком от 8 до 15 лет с невозможностью занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 20 лет.

Также данная статья УК РФ дополняется новыми квалифицированными составами: «г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; д) в отношении несовершеннолетнего; е) из корыстной или иной заинтересованности». Предусмотренное наказание – лишение свободы от 3 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до 3 лет.

Кроме того, п. «д» ст. 117 «Истязание» излагается в новой редакции, предусматривающей повышенную ответственность за совершение истязания с особой жестокостью, издевательством над потерпевшим или его мучением.

Фото: пресс-служба Государственной Думы



Предложено ввести ответственность за недопуск адвоката к задержанному

Дата: 30 июня 2022 г.

В Совете Федерации прошел круглый стол по вопросам совершенствования законодательного регулирования института задержания в уголовно-процессуальном и административном законодательстве. В дискуссии приняли участие представители аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, Генпрокуратуры, МВД РФ, адвокатуры, научного и экспертного сообществ. Организатором обсуждения выступила председатель подкомитета по вопросам судебной власти, прокуратуры, защиты прав и свобод граждан Комитета СФ по конституционному законодательству и госстроительству Ольга Ковитиди.

Открывая дискуссию, сенатор отметила, что ее предметом являются два вида задержания – административное и уголовно-процессуальное, каждое из которых может быть как самостоятельным процессом, так и образовывать в своей совокупности единый процесс задержания лица по подозрению в совершении преступления. По словам Ольги Ковитиди, анализ законодательства выявляет изъяны правового регулирования института задержания, что негативно сказывается на правоприменительной деятельности. Одной из наиболее острых проблем спикер назвала исчисление сроков при задержании.

«Таким образом, федеральное законодательство, регулирующее процессуально-правовой институт задержания и институт административного задержания, нуждается в дальнейшем совершенствовании. Существует необходимость поиска новых подходов в решении имеющихся проблем», – заключила сенатор.

Заместитель начальника управления защиты прав человека в административном процессе и в местах принудительного содержания – начальник отдела защиты прав человека в административном процессе и местах временного содержания при Уполномоченном по правам человека в РФ Антон Бажанов поднял тему обеспечения задержанным права на квалифицированную юридическую помощь. Эта проблема обозначилась при анализе жалоб граждан, поступивших федеральному омбудсмену. По его словам, до составления протокола о задержании лица фактически задержанные оказываются лишены права на квалифицированную юридическую помощь. «Таким образом права задержанных недостаточно гарантированы, что обусловливает необходимость закрепления в КоАП РФ нормы о признании лицом, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, с момента фактического ограничения его свободы передвижения», – полагает Антон Бажанов.

Он также затронул еще одну проблему недопуска защитников к задержанным, находящимся в отделениях полиции, которая связана с введением в этих отделениях так называемого плана «Крепость». Адвокаты не допускаются в отделения под предлогом особого режима работы. Особенно остро эта проблема встает в период проведения мероприятий по пресечению незаконных публичных акций. Однако, как напомнил спикер, ни КоАП РФ, ни закон «О полиции» не допускают ограничений конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. По мнению представителя аппарата омбудсмена, внутренние акты правоохранительных органов, устанавливающие порядок специальных режимов, не должны идти вразрез с законодательно установленными требованиями по предоставлению привлекаемому к административной ответственности лицу права пользоваться помощью адвоката. «Учитывая изложенное, полагаем целесообразным предусмотреть ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов по оказанию ими юридической помощи задержанным», – заявил Антон Бажанов.

Профессор кафедры уголовно-процессуального права МГЮА имени О.Е. Кутафина д.ю.н. Сергей Россинский предложил рассмотреть институт задержания с точки зрения академической науки. Корень проблем, которые возникают при использовании этой меры процессуального принуждения, лежит, по его мнению, в том, что в советское время произошло сближение следствия и дознания. «Отсюда и проблема с защитником, – считает профессор. – Кто его будет обеспечивать? Полицейский, который задерживает и приводит? У него таких полномочий нет». Сергей Россинский видит необходимость в отказе от отраслевого регулирования задержания. Он предложил задуматься о создании единого межотраслевого унифицированного законодательного акта, в котором будет прописан единый механизм задержания.

Идеи, высказанные в ходе круглого стола, будут обобщены и направлены руководителю Комитета СФ по конституционному законодательству и госстроительству Андрею Клишасу.

Фото: пресс-служба Совета Федерации