Встречайте, я пришел

Дата: 22 января 2020 г.

Рассуждаем о заменах на ключевых для адвокатов государственных постах. Пока на двух

Как бы написали в прежние времена, смена состава Правительства РФ «никого из граждан не оставила равнодушным».

Произошла кадровая перестановка на профильной для адвокатуры позиции – министра юстиции.

Это первая и, на мой взгляд, вполне себе положительная новость: кресло министра занял представитель блока Дмитрия Медведева. Я не пытаюсь высчитать «с точностью до запятой» степень влияния существующих в моем сознании подгрупп власти и не претендую на указание до миллиметра границ этого влияния. Я понимаю, что все подгруппы связаны теперь в еще большей степени той общностью, в которой они состоят.

Но есть детали, которые тоже имеют значение.

Тот факт, что Министерство юстиции, как и раньше, остается во втором эшелоне власти, с одной стороны, может огорчить всех причастных (проблемы юстиции для правительства не являются первейшими в стране), а с другой – может и радовать: отсутствие пристального внимания «высшего начальства», считающего первостепенными иные задачи, создает некий люфт для «самодеятельности».

Что позволяет отнести нового министра Константина Анатольевича Чуйченко, а вместе с ним и Министерство юстиции к зоне «духовной ответственности» Дмитрия Анатольевича?

Учеба в одной группе с экс-премьером, некоторое адвокатское прошлое, служба в юридических департаментах, работа под началом Дмитрия Медведева в Правительстве РФ.

Так вот, положительная новость в том, что пребывание Министерства юстиции, как и раньше, в креатуре Д.А. Медведева позволяет рассчитывать на сохранение той кинетической энергии, которая была придана реформе рынка правовой помощи в прошлом году.

***

Не знаю, успею ли опубликовать этот материал до того, как мы услышим о возможных кадровых перестановках в высших судах, но на момент его написания мое внимание привлекла еще лишь одна кадровая замена. Речь идет о должности Генерального прокурора РФ.

Тут ситуация сложнее. Заявления Юрия Яковлевича Чайки, сделанные весной 2019 г., звучали как планы на «расширение полномочий прокуроров на этапе следствия, приоритет позиций гособвинителя в суде, снижение роста нарушений, допускаемых на этапе предварительного следствия».

Частично полномочия прокуроров были расширены в самом конце 2019 г. Однако новый Генеральный прокурор Игорь Викторович Краснов, который до этого был заместителем председателя Следственного комитета РФ, уже заявил, что полномочий у прокуратуры достаточно.

Таким образом, надежды на либерализацию процесса, у кого они есть, можно временно отложить. Впрочем, пребывание на прокурорской должности рано или поздно не может не изменить менталитет, который мы приписываем следователю, но всё это из разряда ожиданий.

Теперь о том, что понравилось в этом назначении. Понравилось то, как Игорь Викторович повел себя, отвечая на вопрос президента ФПА РФ Юрия Сергеевича Пилипенко. Дело было в Совете Федерации.

Должен признаться, что сама мизансцена доставила мне большое удовольствие, прежде всего тем, как «человек в бабочке» задал вопрос «человеку в погонах».

Слов, которые я напишу ниже, в самом вопросе вы не найдете. Тем не менее вопрос был составлен так, что в нем ненавязчиво прозвучали все нужные адвокатуре презумпции.

В частности, кандидат на должность Генерального прокурора зондировался на предмет того, станет ли прокуратура филиалом СКР или есть понимание, что это другая работа. Одновременно Игорю Краснову внушалось, что неизбежно с новой кадровой позиции по иному предстоит открыть для себя миссию адвокатуры, нежели он мог видеть ее из окна следственного кабинета. Расшифровывалось то, что состязание адвоката и прокурора в процессе является скорее сотрудничеством в общем деле, а это может быть ново для тех, кто знает только противостояние следователя и адвоката, носящее более жесткий характер.

Ну так вот. Тонко подав материю, Юрий Сергеевич в итоге спросил о перспективах взаимопонимания и взаимоуважения органов прокуратуры и адвокатского сообщества, в частности о возможности встреч для обсуждения проблемных вопросов.

Наблюдение за вторым участником мизансцены доставило мне не меньшее удовольствие. Во-первых, «человек в погонах» пришел на заседание в штатском. Во-вторых, хотя и лаконично, но твердо сообщил о своей готовности взаимодействовать с адвокатским сообществом: «Только диалог позволит разобраться в ситуации и защитить права граждан».