Вся власть советам!

Дата: 25 октября 2019 г.

Принятые уже во втором чтении поправки в закон об адвокатуре таят опасную для органов адвокатского самоуправления норму

Предлагается устранить возможность представителю совета палаты участвовать в работе квалификационной комиссии. В состав квалификационной комиссии не будет входить президент палаты, а также члены совета палаты. Председатель квалификационной комиссии избирается простым большинством голосов.

Не понятно, кто аппаратно будет обеспечивать работу комиссии, особенно в том случае, если председатель квалификационной комиссии (даже адвокат) встанет в контрапозицию по отношению к совету адвокатской палаты. Да и вообще, что делать с аппаратом?

Председательская работа в комиссии носит постоянный характер, поскольку связана не только с дисциплинарным производством, но также и с организацией приема квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката. Это требует канцелярии да и зарплаты.
Не означает ли перетекание власти в квалификационную комиссию (половина которой адвокатами не является) одновременную утрату советами адвокатских палат контроля за положением дел в целом и в кадровой политике в частности?

Сегодня адвокатура задумывается о наведении порядка в своих рядах. Предложение разделить политику напополам таит в себе серьезную опасность. Представим на минуту, что решения совета будут фактически торпедированы тем, что квалификационная комиссия не усматривает нарушений в их неисполнении? Да и как быть с ответственностью самих адвокатов – членов квалификационной комиссии? Одно дело, если за этим последует процедурный пинг-понг, и совсем другое, если все закончится неопределенностью и хаосом в адвокатурах регионов, с неизбежными конференциями и перевыборами.

Основанием для внесения поправки стало желание добавить демократического лоска процедуре привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности. Тем более что ставки выросли – в пакете поправок есть и та, что вводит запрет на судебное представительство для адвокатов, лишившихся статуса в результате совершения дисциплинарного проступка.
Мне кажется, что шум, поднимаемый вокруг ряда дисциплинарных дел, которые, в силу небольшого их числа, не могут служить подтверждением необходимости кардинальных перемен, был нужен только как фон для тех предложений, какие звучат сегодня.

Замена концепции дисциплинарного производства, задуманного как суд товарищей по профессии, на концепцию квазисудебного органа, может иметь далеко идущие последствия, для адвокатуры, как института негосударственного и некоммерческого, а стало быть, самоуправляемого.

Сегодня вся полнота власти находится в руках совета адвокатской палаты. И это не случайно, ибо совет «чисто адвокатский» (состоящий только из адвокатов) орган самоуправления. Так и должно быть.