Евгений ГУЛИН
редактор раздела

В интересах многих лиц

Дата: 25 марта 2021 г.

Проблему взаимодействия «правозащитных адвокатов» с так называемыми независимыми правозащитными организациями и некоторые аспекты их деятельности рассматривает в своей статье редактор раздела «Фемида Грата» интернет-ресурса «Российский адвокат» Евгений ГУЛИН

ГУЛИН Евгений Владимирович – адвокат Адвокатской палаты города Москвы (АПГМ); до прихода в адвокатское сообщество работал заместителем генерального директора исследовательской организации, заместителем руководителя правового управления межрегиональной общественной организации, преподавателем нескольких столичных вузов.
Автор ряда книг и большого количества статей в научных рецензируемых журналах («Научное мнение», «Вестник МФЮА») и адвокатских корпоративных изданиях (интернет-ресурс «Российский адвокат», официальное издание ФПА РФ «Адвокатская газета», информационно-аналитический журнал «Адвокатские вести России», газета Международного Союза (Содружества) адвокатов «Адвокат»).

Отчетливо неблагоприятные экономические условия последних лет, причинами которых стали системные проблемы российской экономики и многочисленные международные санкции в отношении Российской Федерации (к чему в 2020 году добавились еще и вызванные пандемией SARS-CoV-2 проблемы), чувствительно сказались и продолжают сказываться на доходах адвокатов, руководителей адвокатских образований и сотрудников юридических фирм. Клиенты адвокатов и юрфирм беднеют, «прижимаются» при оплате оказанной им коллегами юридической помощи, а следовательно, сами представители российского юридического сообщества если и не испытывают еще неразрешимые трудности, то уж точно переживают сейчас не самые успешные в плане доходности своей профессиональной деятельности времена.

В условиях кризиса экономики всё большее значение для адвокатов и юристов приобретают платежеспособные клиенты, которым нет необходимости предоставлять рассрочку и ради которых не нужно существенно снижать величину гонораров. Особенно важны сейчас надежные постоянные, так называемые якорные клиенты.

И почему-то именно в эти непростые годы максимальную активность стали проявлять радикально оппозиционные по отношению к нынешним политическим властям РФ, называющие себя правозащитными организации, которые заключают с некоторыми адвокатами соглашения в интересах задерживаемых сотрудниками правоохранительных органов на различных протестных акциях и мероприятиях третьих лиц (политических активистов, протестующих и других вовлеченных в оппозиционную деятельность граждан). По «неведомым» причинам (совершенно, конечно же, «случайно») постоянно работающие с этими структурами коллеги при осуществлении адвокатской деятельности публично позиционируют себя как «адвокаты “ОВД-Инфо”», «адвокаты “Апологии протеста”» или – «фишка» последних месяцев: «адвокаты от “ОВД-Инфо”», «адвокаты от “Апологии протеста”» и т.д.

В интервью и комментариях для прессы – всегда, во взаимодействии с представителями органов власти – чаще всего звучат названия не конкретных адвокатских образований или адвокатских палат (Москвы, Санкт-Петербурга и т.д.), членами которых являются эти адвокаты, а именно указанных выше правозащитных организаций. «Правозащитные адвокаты» приходят в отделы внутренних дел к задержанным, а потом и осуществляют их защиту в судах с ордерами, выписанными разными адвокатскими образованиями, но и для средств массовой информации, и для государственных органов они являются именно «адвокатами от “Апологии протеста”» (или «адвокатами от “ОВД-Инфо”»).

Вряд ли это случайно. «Правозащитные адвокаты» заключают с указанными НКО соглашения, рассчитанные на долговременное оплачиваемое сотрудничество, на совместную плотную работу. По сути, имеет место своеобразное абонентское обслуживание «правозащитными адвокатами» деятельности так называемых независимых правозащитных организаций (по крайней мере, в одной необходимой составной ее части).

Первые два компонента раскрывающей суть деятельности последних триады (информационно-пропагандистская работа – привлечение с помощью пропагандистских приемов так называемых донатов – организация работы по защите политических активистов и манифестантов в ОВД и судах) не требуют профессионального участия адвокатов. А вот в третьем пункте без «своих» защитников «независимым правозащитным организациям» уже не обойтись. На мой взгляд, эти организации для сотрудничающих с ними адвокатов и есть постоянные надежные, якорные клиенты.

И пусть руководящие сотрудники той же «ОВД-Инфо» утверждают в интервью дружественным им информационным изданиям, что сотрудничающие с ними адвокаты «работают в интересах своего подзащитного, в нашем соглашении прописано именно это», но я лично уверен, что в первую очередь организации ставят перед коллегами задачи защищать интересы самих пославших их «правозащитных фирм». Организаций, «адвокатами которых» они и представляются, сообщая, например, информацию о своей деятельности тем же СМИ.

Жизненный опыт и понимание законов политического мира говорят мне именно это. А изучение сайтов правозащитных организаций и их контента убеждают в том, что так называемая правозащитная деятельность подобных структур нацелена на «работу на публику», на создание неких политического характера «проекций» в «обертке» гуманитарного характера, конечными потребителями которых являются акторы мира политики, «медийщики» и интересующиеся политикой обыватели из стран условного Запада. Все инструкции и обучающие материалы для потенциальных жертв полицейского произвола, которые я видел и читал на «правозащитных сайтах», направлены на то, чтобы они собирали как можно больше материалов о допущенных «силовиками» и судами РФ нарушениях их прав. Материалов, которые затем можно было бы эффективно применить при подготовке жалоб в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) и в политического характера информационных кампаниях.

Более того, при ознакомлении с обучающими материалами сайтов правозащитных организаций возникает устойчивое впечатление, что потребителям этой информации ее создатели вкладывают в сознание установку: протесты – это игра. Комиксы и веселые картинки, шутки и «обучающие игры» – чего только там нет.

И при всех таких «раскладах» – кто всё-таки в большей степени клиенты для «правозащитных адвокатов»: конкретные подзащитные или «ОВД-Инфо», «Апология» и прочие?

Каждый пусть отвечает для себя на этот вопрос сам. Руководители же правозащитных организаций утверждают, что действующее в РФ в настоящее время законодательство соглашения с организациями в интересах третьих лиц адвокатам заключать прямо не запрещает. Так они и работают, «правозащитные адвокаты»  – защищают подзащитных в интересах многих лиц.

Вот только хорошо ли это?..