Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Разрешение адвокату не нужно

Дата: 30 января 2021 г.

Статья эксперта «РА», адвоката и члена Комиссии по защите прав адвокатов АПМО Виктории ГНЕЗДИЛОВОЙ о значимой проблеме нарушений профессиональных прав адвокатов при посещении коллегами подзащитных, находящихся в учреждениях УИС


Виктория Гнездилова

ГНЕЗДИЛОВА Виктория Андреевна – адвокат Адвокатской палаты Московской области (АПМО); осуществляет адвокатскую практику в Адвокатском бюро «Система защиты». Член Комиссии по защите прав адвокатов АПМО. Статус адвоката получен в 2005 году.
Специализируется на ведении уголовных дел по тяжким и особо тяжким преступлениям; также активно осуществляет адвокатскую защиту в рамках уголовных дел в сфере экономики. Представляет интересы доверителей в арбитражных судах Москвы и Московской области.

В данной статье мне хочется поделиться с Вами мыслями об одном из самых, к сожалению, распространенных видов нарушений, с которым сталкиваются в своей повседневной практике адвокаты, оказывающие юридическую помощь доверителям по уголовным делам. Речь идет о требованиях сотрудников следственных изоляторов (СИЗО) и изоляторов временного содержания (ИВС) уголовно-исполнительной системы Российской Федерации (УИС) к адвокатам, пришедшим к своим доверителям на свидания, помимо адвокатских удостоверений и ордеров на ведение уголовных дел своих подзащитных предоставлять им иные документы, не предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (УПК РФ): разрешение следователя или суда либо удостоверение личности (паспорта). И при отсутствии у адвокатов подобных разрешений (или паспорта гражданина) они не допускаются администрациями соответствующих учреждений УИС к своим доверителям.

До недавнего времени (до вступления в силу 28 апреля 2017 года новой редакции Уголовно-процессуального кодекса) в соответствии с частью 4 статьи 49 УПК РФ адвокаты допускались до участия в уголовном деле при наличии адвокатского удостоверения и ордера. Коллеги заявляли ходатайства следователям с просьбами допустить их к участию в уголовном деле и выдать разрешение на посещения адвокатами своих доверителей в ИВС или СИЗО. Очень часто при этом адвокаты сталкивались со злоупотреблениями со стороны представителей следственных органов, которые затягивали удовлетворение указанных ходатайств и выдачу разрешений на посещение подзащитных в ИВС или СИЗО, «работая» в этот период времени с подозреваемым/обвиняемым, находящимся, как правило (после задержания и избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу), в состоянии сильного стресса, для получения нужных следствию признательных показаний.

Однако нормы, предусматривающие «допуск» адвокатов к подзащитным, с 28 апреля 2017 года (после вступления в силу Федерального закона от 17 апреля 2017 года № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации») перестали действовать. 

В пояснительной записке к проекту N 99653-7 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», внесенному Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным 11 февраля 2017 года в Государственную Думу Федерального Собрания РФ (проект впоследствии и стал вышеуказанным Федеральным законом от 17 апреля 2017 года № 73-ФЗ), раскрыт мотив решения законодателя изменить рассматриваемую нами правовую норму.

В проекте указано (цитата): «Проект федерального закона разработан во исполнение подпункта “б” пункта 3 перечня поручений Президента Российской Федерации от 27 ноября 2015 г. № Пр-2442 по итогам заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 1 октября 2015 г. и направлен на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве» [см.: Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/99653-7). – Прим. ред.].

И далее: «Проектом федерального закона вводятся правила, которые, развивая уже закрепленные в уголовно-процессуальном законе требования, позволят в ходе предварительного расследования сократить риски воспрепятствования допуску защитника к участию в досудебной процессуальной деятельности, в том числе на первоначальном этапе, исключить немотивированные отказы в рассмотрении и удовлетворении ходатайств об исследовании доказательств, приобщении к делу документов и других материалов и иные неправомерные ограничения в реализации адвокатом его процессуальной функции».

В целях устранения формальных препятствий для вступления адвокатов в уголовные дела и исключения практики использования разрешительного порядка допуска к участию в осуществлении реальной защиты Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ в статью 49 УПК РФ были внесены изменения, согласно которым адвокат вступает в уголовное дело, а не допускается к участию в нем; также обладает всеми процессуальными правами с момента вступления в уголовное дело, а не с момента допуска к нему.

Предложенный в 2017 году подход согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, указавшего, что закон не предполагает никакого разрешения следователя на этот счет, а одно только предъявление удостоверения адвоката и ордера, подтверждающего заключение адвокатом с подозреваемым/обвиняемым соглашения о защите, является совершенно достаточным для всесторонней реализации полномочий защитника – иное противоречило бы принципам состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты. 

Выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от основанного на не перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело. Иное понимание норм уголовно-процессуального закона о вступлении адвоката в уголовное дело расходилось бы с их аутентичным смыслом и противоречило бы предписаниям части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации, в силу которой реализация закрепленного в ней права подозреваемого/обвиняемого пользоваться помощью адвоката, в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена соответствующим разрешением лица или органа, в производстве  которого находится уголовное дело (Постановление КС РФ от 25 октября 2001 года № 14-П).

Помимо этого в части 4.1. статьи 49 действующей в настоящий момент редакции УПК РФ указано, что  «в случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». 

Итак, необходимые поправки, которые должны дополнительно гарантировать независимость адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи доверителям в уголовном судопроизводстве, уже внесены законодателем в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Тем не менее адвокаты и сегодня часто сталкиваются с незаконными требованиями сотрудников СИЗО и ИВС о предоставлении им помимо адвокатского удостоверения и ордера на ведение уголовной защиты соответствующего лица еще и разрешения от следователя или суда.

Если говорить о правовом регулировании вопроса посещения адвокатами подозреваемых и обвиняемых, то оно закреплено положениями статьи 18 Федерального закона от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», статьи 49 УПК РФ, главы 16 Приказа Министерства юстиции РФ от 14 октября 2005 года № 189 «Об утверждении правил внутреннего распорядка следственных изоляторов УИС», из которых следует, что сотрудникам СИЗО при предоставлении свидания защитнику с подозреваемым или обвиняемым необходимо требовать предъявление только оформленных в установленном порядке удостоверения адвоката и ордера на осуществление уголовной защиты соответствующего лица.

Согласно положениям части 1 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полномочия адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством РФ.

Установленные частью 3 статьи 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации правила распространяются на адвоката с момента вступления в уголовное дело в качестве защитника после предъявления адвокатского удостоверения и ордера (часть 4 статьи 49 УПК).

Согласно положениям части 1 статьи 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым/обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого/обвиняемого, что указывает в том числе на наличие волеизъявления непосредственно самих подозреваемых/обвиняемых для предоставления им свидания с адвокатом.

Несмотря на все изложенные правовые нормы, гарантирующие адвокату профессиональное право иметь свидания с подозреваемым/обвиняемым, а также отсутствие у сотрудников учреждений УИС полномочий на истребование у адвоката каких-либо дополнительных документов, в Комиссию по защите прав адвокатов АПМО нередко обращаются адвокаты, права которых были нарушены незаконными действиями этих лиц, требующих предоставлять им разрешения следователя/суда на свидания с подозреваемым/обвиняемым (не предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации) и необоснованно отказывающих коллегам в пропуске в спецучреждения.

В 2020 году по таким поводам в Комиссию по защите прав адвокатов АПМО обратились значительное число адвокатов. Чаще всего с подобными незаконными требованиями адвокаты сталкивались в ФКУ СИЗО-2 ФСИН России («Лефортово»), ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве («Матросская тишина»), ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве («Бутырка»).

Убеждена, что с этим необходимо бороться, обжалуя указанные действия представителей СИЗО в судебном порядке. Однако, даже обжалуя в порядке административного судопроизводства подобные незаконные действия представителей ИВС или СИЗО, адвокаты и члены комиссий по защите прав адвокатов региональных адвокатских палат часто сталкиваются с тем, что суды, вынося по подобным делам решения, зачастую руководствуются старой редакций Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, действовавшей до 2017 года (где адвокатов еще допускали до участия в уголовном деле, а также требовалось разрешение следователя/суда на свидания адвоката с подозреваемым/обвиняемым, «закрепленным» за тем или иным органом). В данной ситуации нам остается только продолжать бороться с подобным деструктивным поведением администраций спецучреждений ФСИН, стараясь достучаться до вышестоящих ведомственных и судебных инстанций; вносить свой вклад в изменение этого подхода.

Но все-таки не всё так плохо, как могло показаться: ФСИН России направила в свои территориальные органы разъяснения, касающиеся организации пропуска адвокатов в целях осуществления ими профессиональной деятельности на территорию учреждений УИС на основании удостоверения адвоката. «Территориальным органам ФСИН России в целях выработки единообразной практики осуществления пропускного режима для адвокатов на территории УИС, в том числе исключения отказов в пропуске адвокатов в учреждения, исполняющие наказания, и следственные изоляторы, также поручено исключить случаи предъявления требований к адвокатам в части предоставления дополнительных документов, не предусмотренных законодательством Российской Федерации», – говорится в ответе Дениса Васильевича Новака (на тот момент – заместителя министра юстиции РФ) на письмо Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, посвященное не предусмотренным действующим законодательством требованиям сотрудников учреждений ФСИН адвокатам предъявлять удостоверения личности при посещении коллегами учреждений УИС [см.: От адвокатов не будут требовать паспорта (https://fparf.ru/news/fpa/ot-advokatov-ne-budut-trebovat-pasporta/). – Прим. ред.].

Руководство ФПА РФ придает проблеме борьбы с нарушениями профессиональных прав адвокатов важное значение, что уже неоднократно было выражено как в содержательном анализе ситуации, так и в различных практических действиях по исправлению ситуации.

Будем надеяться, что всё-таки в скором времени ситуация с посещением адвокатами СИЗО и ИВС кардинально изменится, а неприглядные нарушения профессиональных прав наших коллег, которые мы время от времени наблюдаем сегодня в этой сфере, наконец-то прекратятся. При этом многое нам всем еще предстоит сделать.