Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Профессиональная конкуренция в адвокатском сообществе и юридической среде

Дата: 12 марта 2021 г.

Статья эксперта «РА», адвоката Виктории ГНЕЗДИЛОВОЙ на насущную тему профессиональной конкуренции в адвокатском сообществе и юридической среде


Виктория ГНЕЗДИЛОВА

ГНЕЗДИЛОВА Виктория Андреевна – адвокат Адвокатской палаты Московской области (АПМО); осуществляет адвокатскую практику в Адвокатском бюро «Система защиты». Член Комиссии по защите прав адвокатов АПМО. Статус адвоката получен в 2005 году.Специализируется на ведении уголовных дел по тяжким и особо тяжким преступлениям; также активно осуществляет адвокатскую защиту в рамках уголовных дел в сфере экономики. Представляет интересы доверителей в арбитражных судах Москвы и Московской области.

Добрый день, друзья и коллеги. В этой статье я хочу рассмотреть некоторые аспекты, на мой взгляд, важной, а кроме того, острой и сложной темы профессиональной конкуренции в адвокатском сообществе и юридической среде в целом. 

Конкуренция в адвокатской среде сейчас исключительно велика. И это при том, что среди адвокатов есть профессионалы узких специализаций, занимающиеся, например, только адвокатской защитой по уголовным делам в сфере экономики. Некоторые коллеги специализируются на защите при обвинениях, касающихся незаконного оборота наркотических и психотропных веществ, а есть адвокаты, которые не только осуществляют защиту и представляют интересы доверителей в уголовном процессе, но и не менее активно работают в сферах гражданского, семейного, арбитражного права и процесса, т.е. являются в полном смысле этого слова универсалами в адвокатском деле. Часть наших коллег вообще не занимаются уголовным процессом, а специализируются только на ведении в интересах своих доверителей гражданско-правовых, арбитражных и/или семейно-правовых дел.

Но, конечно же, только каждый конкретный доверитель может сам определиться и решить, с кем именно ему комфортнее и приятнее работать: со специалистом в определенной узкой сфере адвокатской практики или же с адвокатом-универсалом.

При этом во время адвокатской работы по так называемым экономическим уголовным делам (например, при защите доверителей от обвинений в совершении предусмотренных той же статьей 159 УК РФ преступлений) коллегам очень часто параллельно с классической уголовно-процессуальной защитой необходимо также активно обжаловать в судах общей юрисдикции наложение арестов на имущество обвиняемых и членов их семей или участвовать в рассмотрении арбитражными судами заявлений кредиторов и конкурсных управляющих о привлечении обвиняемых к субсидиарной ответственности (как людей, контролирующих юридические лица-должники). Если же доверителю в итоге не нравится качество работы адвоката либо подход того или иного коллеги к ведению его дела, если адвокат не смог установить с клиентом доверительные отношения, то последний уйдет ко второму адвокату, а потом, возможно, и к третьему.

В условиях вызванной пандемией и рядом других причин кризисной ситуации в экономике страны, которая выразилась в серьезном падении темпов экономического развития и снижении показателей экономической активности населения, а также при высоком уровне конкуренции среди адвокатов (и при одновременном снижении платежеспособности значительной части российского населения) каждый адвокат сейчас максимально заинтересован в сохранении платежеспособных клиентов и выстраивании с ними устойчивых отношений. Более того, успешная работа с уже имеющимися доверителями в дальнейшем, возможно, приведет к появлению новых, пришедших к адвокату уже по рекомендациям тех его клиентов, которым понравилась квалифицированная и эффективная работа адвоката при ведении их дел.

Лично я считаю очень важным в своей работе для поддержания доверительных отношений с клиентами с самого начала быть максимально честной и открытой во взаимоотношениях с ними. Предпочитаю подробно обсуждать с доверителями их ситуации, рассказывая им все возможные варианты развития событий с учетом конкретных нюансов того или иного дела, а также положений Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве и сложившейся судебной практики по похожим делам. Однако, как правило, клиенты, прежде чем остановить свой выбор на том или ином адвокате, консультируются у многих коллег, нередко до самого последнего момента выбирая, с кем именно всё-таки им сотрудничать. 

И зачастую бывает так, что клиентам больше нравятся те адвокаты, которые преподносят сами ситуации и перспективы дальнейшего развития событий в рамках конкретных реалий в более радужном свете, чем они есть на самом деле, – так уж устроена психология человека, что ему всегда хочется верить в лучшее. Поэтому часто доверителям нравятся адвокаты, которые уверяют, что им угрожает лишь условный срок, хотя сами прекрасно понимают, что с учетом вменяемой органами следствия статьи Уголовного кодекса Российской Федерации и сложившейся судебной практики уголовное наказание с максимально высокой степенью вероятности будет выражаться именно в реальном лишении свободы на более или менее продолжительный срок. 

Однако в скором будущем, когда клиент, услышав на скамье подсудимых оглашенный ему приговор с реальным сроком лишения свободы, будет шокирован подобным развитием событий, не спровоцирует ли это подачу им жалобы на адвоката, а потом и возбуждение в отношении нашего коллеги дисциплинарного производства?

По сути, каждый адвокат решает для себя сам, что ему важнее: «заполучить» здесь и сейчас клиента и максимальную сиюминутную материальную выгоду, невзирая на профессиональные этические ограничения (с весьма вероятными дисциплинарными проблемами в будущем), или же работать исключительно добросовестно в рамках положений Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве и Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА), т.е. дорожа своим именем и репутацией, постоянно повышая свою квалификацию и не дезинформируя ни в чём своих подзащитных.

При этом на российском юридическом рынке адвокаты конкурируют не только друг с другом, но и с не имеющими адвокатского статуса частнопрактикующими юристами, которые работают в различных коммерческих юридических организациях (фирмах), являются индивидуальными предпринимателями или даже самозанятыми лицами.

Все мы прекрасно знаем, что адвокатская деятельность – это оказание квалифицированной юридической помощи на профессиональной основе получившими в установленном Законом об адвокатуре порядке статус адвоката лицами иным физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и законных интересов, а также обеспечения им доступа к правосудию.

Закон об адвокатуре и КПЭА устанавливают обязательные для адвокатов правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения коллег к дисциплинарной ответственности за несоблюдение указанных правил. И если действия адвокатов регулируются указанными нормативными актами, то действия юристов без адвокатского статуса при оказании ими юридических услуг физическим и юридическим лицам, можно сказать, никем и ничем не регулируются.

Поэтому можно смело резюмировать, что качество оказываемой адвокатами юридической помощи достаточно надежно обеспечено установленными законодательством требованиями к претендентам на получение статуса адвоката, процедурой сдачи квалификационного экзамена, регламентацией Кодексом профессиональной этики адвоката прав и обязанностей коллег, Стандартом осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, дисциплинарным производством адвокатских палат субъектов Российской Федерации и т.д. Этого при всём желании нельзя сказать о качестве правовых услуг, оказываемых «необремененными» адвокатским статусом юристами.

Безусловно, среди частнопрактикующих юристов есть профессионалы своего дела, грамотно и квалифицированно работающие по гражданским, семейным или арбитражным делам. Однако мы, адвокаты, в своей работе слишком часто сталкиваемся с ситуациями, когда к нам приходят за квалифицированной юридической помощью доверители, выслушав которых (и изучив принесенные ими документы) мы понимаем, что как минимум две, а то и все судебные инстанции ими вчистую проиграны, причем большинство действительно эффективных правовых инструментов в момент обращения этих людей к нам просто уже нет возможности применить. Клиенты в таких ситуациях обычно растеряны и сообщают нам, что юристы из юридических фирм или юристы – индивидуальные предприниматели обещали им победу, с уверенностью «гарантируя» выигрыш дела. И вот, столкнувшись много раз с такими ситуациями, понимаешь, что, скорее всего, юридическому пространству нашей страны действительно необходима адвокатская монополия на представление интересов доверителей в судах и иных государственных учреждениях (пусть этот вопрос и является до сих пор дискуссионным в российских юридических кругах).

К сожалению, в сложившейся в России сегодня ситуации действительно острой конкуренции на так называемом юридическом рынке адвокаты в некотором смысле находятся в менее благоприятном положении по сравнению с частнопрактикующими юристами. Я имею в виду более высокий процент уплачиваемых адвокатами налогов (адвокаты платят НДФЛ в размере 13% от суммы полученных гонораров), что вместе с ежемесячными выплатами отчислений в адвокатские палаты субъектов РФ, в реестрах которых состоят коллеги, и отчислениями на содержание адвокатских образований, членами которых они являются, конечно, в финансовом плане более обременительно, чем определенная налогово-финансовая «вольница» юристов без адвокатского статуса.

Тем более что адвокаты еще и ежегодно выплачивают сами за себя страховые взносы на обязательное пенсионное страхование (ст. 430 Налогового кодекса Российской Федерации) в определяемом в следующем порядке размере: при величине дохода плательщика за расчетный период, не превышающей 300 000 рублей, – в фиксированном размере за расчетный период (32 448 рублей в 2020 году); при величине дохода плательщика за расчетный период, превышающей 300 000 рублей, – в фиксированном размере за расчетный период (32 448 рублей в 2020 году) плюс 1% от суммы дохода плательщика, превышающего за указанный расчетный период 300 000 рублей.

Также ежегодно адвокаты выплачивают страховые взносы на обязательное медицинское страхование в фиксированном за расчетный период размере (8426 рублей в 2020 году).

Суммы страховых взносов государство при этом из года в год  повышает.

Частнопрактикующие юристы в зависимости от выбора ими той или иной формы ведения деятельности очень часто являются индивидуальными предпринимателями или самозанятыми лицами, а значит, в плане налогообложения находятся в более выгодном положении по сравнению с адвокатами. Более того, индивидуальные предприниматели вправе сами выбирать, какую систему налогообложения они будут применять к своей профессиональной деятельности.

Возможны для выбора:
– общая система налогообложения (ОСНО);
– упрощенная система налогообложения (УСН), в рамках которой налог можно считать как с доходов, так и с доходов за вычетом расходов;
– патентная система налогообложения (ПСН);
– налог на профессиональный доход (НПД).

В целях обеспечения читателям статьи большей наглядности представляю далее указанные налоговые опции работающих в сфере юриспруденции индивидуальных предпринимателей в форме таблицы:

Налоговый режимКто может применятьОбъект налогообложенияСтавка налогаОтчетность
ОСНОВсе ИП с
любым числом
сотрудников и
видом
деятельности
1. Доходы
физического лица
(с возможностью
применить
налоговый вычет).
2. Добавленная
стоимость для НДС.
3. Среднегодовая
стоимость
имущества для
налога на
имущество
От 13 до 30%



От 0 до 20%

До 2%



Налоговый
учет ведется в
книге учета
доходов и
расходов
(КУДиР).
Отчетность: 3-НДФЛ по
итогам года и
ежеквартальная
декларация по
НДС
УСН в
вариантах:
1) доходы;
2) доходы
минус расходы
ИП с доходами
менее 150 млн
руб. в год и
количеством
наемных
работников не
более 100
человек1
1. Доходы.




2. Разница между
доходами и
расходами


1. 6%
(региональные
власти имеют
право на
ставку до 1%).
2. От 5 до 15%
(на усмотрение
региональных
властей)
Учет ведется в
КУДиР,
отчетность –
одна годовая
декларация.
При наличии
доходов ИП
каждый
квартал платит
авансы по
налогам,
окончательный
расчет – по
итогам года
ПСНИП с доходами
менее 60 млн
руб. в год и
численностью
наемных
работников не
более 15
человек
Потенциально
возможный доход
определяется
местным законом
6%Учет ведется в
КУДиР,
декларацию
сдавать не
надо. ИП
покупает
патент на срок
от 1 до 12
месяцев в
пределах
одного
календарного
года

1 Стандартные лимиты на УСН могут быть увеличены до 200 млн руб. и до 130 работников, но в этом случае налоговые ставки выше: 8% для объекта «доходы» и 20% для объекта «доходы минус расходы». – Прим. авт.

Выбравшие форму ведения деятельности в качестве самозанятых частнопрактикующие юристы вообще платят 4% налогов с доходов, полученных от физических лиц, и 6% с доходов, полученных от юридических лиц. И государство обещает не повышать для них эти налоговые ставки в течение 10 лет. При этом в условиях пандемии многие индивидуальные предприниматели и самозанятые в 2020 году получили различную поддержку от государства, чего нельзя сказать об адвокатах.

Думаю, есть некая фундаментальная несправедливость в создании государством значительно более благоприятных налогово-финансовых условий для частнопрактикующих юристов по сравнению с имеющими большую профессиональную ответственность адвокатами – и это при том, что профессиональная деятельность адвокатов имеет еще и весомую социальную значимость. Надеюсь, данная нелогичная налогово-финансовая «дискриминация» адвокатов в определенный момент всё-таки будет устранена. Наиболее подходящим для ее устранения периодом, по моему мнению, должен стать момент введения в России адвокатской монополии.