Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Ольга ВЛАСОВА: «Процесс в Хамовниках – способ привлечения истцами к себе внимания»

Дата: 07 октября 2020 г.

Откровенный разговор с адвокатом, представляющим интересы ФПА РФ в судебном споре по иску АП Удмуртской Республики


Судебное рассмотрение претензий Адвокатской палаты Удмуртской Республики и примкнувших к ней лиц к правовым актам Федеральной палаты адвокатов РФ и IХ Всероссийского съезда адвокатов началось уже почти год назад, в октябре 2019 г. За это время в стране произошли важные, исключительного значения события: пришедший в нашу реальность из Китая коронавирус атаковал россиян, на несколько месяцев сделав почти невозможной привычную работу судов и адвокатов; сменились состав Правительства РФ и руководство «профильного» для адвокатуры Министерства юстиции; по инициативе Президента России В.В. Путина в Конституцию РФ были внесены существенные изменения… Казалось бы, в эти дни для адвокатского сообщества России пришло время консолидации, примирения и поиска внутренней гармонии. Однако не так, по всей видимости, чувствуют момент и видят себя в нем «адвокатские оппозиционеры». О громком процессе АПУР vs ФПА РФ, о действующих лицах и перспективах «сражения в Хамовниках» мы поговорили с адвокатом Ольгой Власовой, представляющей в процессе интересы ФПА (беседа состоялась до принятия Хамовническим районным судом г. Москвы решения по данному делу).

Справка:
ВЛАСОВА Ольга Игоревна – адвокат Адвокатской палаты г. Москвы; председатель Ассоциации адвокатов «Московская городская коллегия адвокатов “Власова и партнеры”»; член Федерального союза адвокатов России (ФСАР); кандидат юридических наук.
В судебном процессе по иску Адвокатской палаты Удмуртской Республики к ФПА РФ в Хамовническом районном суде г. Москвы представляет интересы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. Известна в адвокатском сообществе России как признанный специалист-практик в сфере гражданского права и процесса, корпоративного и жилищного законодательства РФ.
На протяжении многих лет преподавала целый ряд юридических дисциплин во Всероссийской государственной налоговой академии Министерства финансов Российской Федерации – ВГНА Минфина РФ.
В 2020 г. за успехи в защите прав и законных интересов граждан и юридических лиц награждена Серебряной медалью им. Ф.Н. Плевако.

– Ольга, судебный процесс по иску Адвокатской палаты Удмуртской Республики и примкнувших к ней нескольких адвокатов-соистцов к Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, который сейчас продолжается в Хамовническом районном суде Москвы, постоянно сопровождается «взрывами» эпатажных заявлений истцов и их представителей в медийном пространстве (прежде всего в сети Facebook). А как эти люди ведут себя непосредственно в процессе?

– Ведут они себя, на мой взгляд, в профессиональном плане странно и порой эпатажно. Я никому свою оценку не навязываю, но именно так смотрятся истцы по иску АПУР к Федеральной палате адвокатов РФ и их действия непосредственно в рамках самого процесса в Хамовническом суде (в многочисленных к настоящему времени уже судебных заседаниях). Периодически судьи задают истцам вопрос: а действительно ли все истцы по делу являются адвокатами? Возможно, это происходит потому, что истцы и их представители не являются часто практикующими специалистами в гражданском праве и процессе и чувствуют себя не очень уверенно, допуская процессуальные промахи.

В этой связи «зарисовка» из процесса – сама «громкость»: А.В. Рагулин, представитель удмуртской палаты и к тому моменту уже не представитель горно-алтайской (Палата адвокатов Республики Алтай к настоящему времени уже отозвала его доверенность на участие в этом деле и неоднократно пыталась выйти из процесса против ФПА РФ), стал подлинным соучастником своеобразной «революции» в гражданском процессе, поддержав на одном из последних заседаний ходатайство одного из истцов-адвокатов – члена АПМО Капитанова – о запрете мне, представителю ФПА, держать руки в карманах! Как звучит?

– Мягко говоря, оригинально. А какие аргументы?

– Неуважение к суду.

– А ведь сильно, Ольга! Скажите честно: как Вам удается сохранять спокойствие и внутреннее равновесие в такой психологической обстановке, которая имеет место в этом – на удивление «кричащем» по стилю декларируемой реализации истцами их прав – внутрикорпоративном, «адвокатском» судебном споре?

– Евгений, я опытный человек. У меня были многочисленные суды с Правительством Москвы, я защищала в качестве адвоката крупные предприятия при попытках рейдерских захватов в начале 2000-х…

Это Вам еще, возможно, в адвокатуре многое в новинку – меня уже сложно вывести из равновесия или удивить. Хотя истцы в этом деле, конечно, по-своему незабываемы.

– Ольга, я неоднократно уже высказывал ранее в открытом пространстве сети Facebook следующее мнение: процесс в Хамовниках нужен истцам как информационный повод, позволяющий постоянно атаковать руководителей Федеральной палаты адвокатов РФ, саму ФПА и лояльных ей адвокатов. Скажу больше: у меня сложилось стойкое убеждение, что чем дольше продлится процессуальная «битва в Хамовниках», тем более будут довольны истцы.

Вы лично как активно работающий в самом этом процессе профессионал хотя бы отчасти согласны с такими оценками?

– Сложно однозначно с Вами согласиться.

С одной стороны, выиграть столь раскрученное в «паблике» (ими же самими раскрученное, хочу подчеркнуть) дело у ФПА эти люди, конечно, хотят. Даже очень хотят, я бы сказала, – это видно работающим в процессе адвокатам.

С другой стороны, всем разумным людям понятно, что одержать победу в данном деле истцам вряд ли удастся. Не говоря уже о том, что иски отдельных адвокатов по обжалованию решений органов управления ФПА в принципе не должны иметь перспектив на положительные судебные решения, поскольку, как известно, отдельные адвокаты являются членами не ФПА, а своих региональных палат. Ввиду этого у них просто нет права на обжалование этих решений. И чтобы это понять, достаточно ознакомиться с практикой Хамовнического суда по данной категории дел.

Так что с юридической точки зрения подача иска в суд коллегой В. Шавиным и присоединение к иску АПУР других адвокатов не имеют под собой никаких правовых оснований и перспектив, а преследуют лишь одну цель – затягивание процесса и привлечение внимания к иску.

Напоминаю, процесс длится уже целый год, и в последнее время лично у меня складывается такое впечатление, что у истцов этот процесс – единственный способ привлечения к себе внимания в публичном пространстве путем создания видимости борьбы с «ветряными мельницами».

Не будет процесса в Хамовническом суде – не будет последнего информационного повода, чтобы истцам напоминать «адвокатской улице» о своем существовании и своей «революционной» борьбе.

– Один из самых активных адвокатов в деле АПУР vs ФПА РФ, профессор Андрей Рагулин, охарактеризовал в своей посвященной именно рассматриваемым Хамовническим судом адвокатским внутрикорпоративным правоотношениям монографии «Трактат об Обращении 32-х, принципах, дискриминации и демократии в российской адвокатуре» действия истцов в этом деле как «позицию нравственного и правового рационализма», а позицию ФПА и ее сторонников назвал «порочной».

Как Вы считаете, нормально ли это? Соответствуют ли подобные характеристики позиций противоположной стороны объективно заметного и важного для адвокатской корпорации России судебного разбирательства, данные профессором Андреем Рагулиным в его монографии, профессиональным этическим требованиям и принципам поведения российского адвоката?

– На самом деле, рассматриваемое в Хамовническом суде дело формально к «Обращению 32-х» не имеет никакого правового отношения, хотя, безусловно, истцам очень хотелось бы, чтобы имело.

Мне сложно что-то сказать по этому поводу, потому что я, если честно, «Трактат» коллеги Рагулина не читала и читать не собираюсь. Откровенно говоря, я вообще не знаю лично ни одного адвоката, который бы осилил его или хотя бы относительно подробно ознакомился с этим удивительным объемным трудом.

Хочу сказать одно: можно написать хоть 300, хоть 500 страниц, но нельзя заставить людей, в данном случае – своих коллег, изменить мнение о низком поступке – доносительстве.

«Обращение 32-х», к сожалению, уже, видимо, вошло в историю как яркий пример доносительства (пускай и открытого) на своих коллег по корпорации, которого не знали ни царская, ни советская, ни современная российская адвокатура.

Я могу себе позволить выразить только личное человеческое отношение к такому поступку: я бы с такими коллегами, которые пишут и подписывают подобные обращения, в разведку не пошла.

И, пользуясь случаем, хотела бы сказать большое спасибо Генри Марковичу Резнику за его яркое и сильное выступление на последнем Всероссийском съезде адвокатов с осуждением того самого «Обращения 32-х». Для нас всех, простых адвокатов, было очень важно это услышать – и услышать именно от него.

– Такой вопрос: основной аргумент президента АПУР Д.Н. Талантова, профессора А.В. Рагулина и их сторонников, насколько я понимаю, следующий: Кодекс профессиональной этики адвоката и Разъяснения Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам не могут отменить нормы Конституции (гарантирующие адвокатам как гражданам РФ различные права). Но ведь, например, Правила дорожного движения или нормы федерального законодательства РФ об обороте в стране оружия вполне себе существенно ограничивают возможности по совершению гражданами различных действий, и никакого ущемления конституционных прав в таком ограничении нет.

Почему же в нашем внутрикорпоративном законодательстве истцы столь настойчиво стремятся обнаружить нарушения конституционных прав адвокатов? Как Вы думаете, в чем причина такой агрессивной трактовки ими адвокатского законодательства?

– Я думаю, чаще всего причины подобных конфликтов – жизненная и профессиональная несостоятельность конкретных людей, их завышенные самооценки, необоснованные амбиции…

Конкретно в нашем деле никакого отношения к праву и якобы нарушенным правам адвокатов реальные причины подачи истцами этого иска к ФПА РФ, я думаю, не имеют.

Всё, чем занимаются оппоненты в данной ситуации, – это, на мой взгляд, обычный популизм. «Лидеры протеста» неоднократно заявляли в ходе процесса, что они – этакие «санитары леса» в адвокатуре, которые «до последней капли крови» будут бороться с нечистоплотными «адвокатскими управленцами».

При этом парадокс заключается в том, что основные истцы или их представители – многолетние бессменные «адвокатские управленцы»: один 25 лет руководит региональной палатой; другой последние годы, будучи президентом региональной палаты, находился в беспрерывных судебных процессах со своим же собственным советом; третий возглавляет нереальное количество непонятных адвокатских и юридических организаций, входит в руководство вузов и научных юридических изданий.

Между тем сегодня в работе адвокатов действительно есть много реальных проблем. Это многочисленные систематические нарушения прав адвокатов в уголовном процессе; многочасовые (порой по 5–7 часов) задержки начала заседаний в судах; деятельность псевдоадвокатских образований и юридических мошенников; низкие ставки оплаты труда адвокатов, участвующих в оказании правовой помощи по назначению государственных органов, и т.д.

Но решать реальные проблемы и бороться с внешними врагами российской адвокатуры сложно, а иногда и опасно. Куда как проще и безопаснее создавать видимость внутрикорпоративной борьбы, а реально – бороться за власть в сообществе, прикрываясь якобы защитой интересов «адвокатской улицы».

– А что Вы можете сказать о «федеральной» стороне в данном деле  представителях ФПА РФ в процессе? Какой в команде ФПА «психологический климат»; каков Ваш, Ольга, и Ваших коллег настрой? Расскажите, если можно, подробнее, кто именно вместе с Вами работает в одной команде в Хамовническом суде…

– В нашей команде стабильный, устойчивый позитивный «психологический климат». Работающие в этом деле на стороне Федеральной палаты адвокатов коллеги – опытные адвокаты, имеющие в своем активе десятки успешных дел.

Татьяну Проценко, Илью Прокофьева, Сталину Гуревич прекрасно знают в адвокатском сообществе России. Вячеслав Голенев – адвокат молодой, но очень способный и профессиональный. Скажу от себя, что работать с ними мне интересно, и команда у нас умная и дружная, есть чему друг у друга поучиться. Также не могу не отметить, что в процессе активно лично участвует вице-президент Федеральной палаты адвокатов Михаил Николаевич Толчеев, который, как никто другой, прекрасно разбирается во всех тонкостях содержания КПЭА и в практике его применения. Сильный состав у команды ФПА в этом деле.

Лично от себя могу сказать: я горда тем, что выбор ФПА в этом деле пал в том числе и на меня – как на адвоката, который будет отстаивать интересы российской адвокатуры в суде и представлять ФПА РФ в процессе.

– В общем, все, кто понимает правоту позиции Федеральной палаты адвокатов России в этом деле, могут быть спокойны: противник будет разбит?

– Обязательно будет! Только с таким настроем можно входить в сложные дела и побеждать в них. Мы с коллегами изо всех сил стараемся победить, и рано или поздно наши уверенность и решимость принесут необходимый адвокатуре позитивный для всех адвокатов страны результат.

Убеждена в фундаментальной правоте позиции Федеральной палаты адвокатов РФ в деле, о котором идет речь! Кстати, очень многие коллеги, напряженно и хорошо работающие в «поле», но малоактивные по разным причинам в «Фейсбуке», полностью поддерживают нас в этом. Сужу по личному общению, по отзывам и пожеланиям успеха, услышанным во время встреч (даже быстрых и случайных, «на бегу» – во время непосредственной адвокатской работы) в судах, в госорганах и т.д.

Мы обязательно победим!

– Вы очень занятой человек, и Ваше время сильно ограничено, поэтому задам Вам последний вопрос: как бы Вы могли прокомментировать замену судьи, слушавшего дело с первого заседания? Очень, кстати, много эмоций по этому поводу истцы в социальных сетях, особенно в «FВ»-группах, «выплеснули». Как Вы считаете, может замена председательствующего в данном деле что-то изменить?

– Теоретически может быть вообще всё, но мы ориентируемся на право, на доводы и аргументы, а не на личность председательствующего – при всем уважении к обоим судьям. Я предлагаю не уподобляться истцам и не акцентировать на фигуре судьи излишнее (спекулятивного характера) внимание!

– Спасибо Вам за интересную содержательную беседу! Победы Федеральной палате адвокатов в Хамовническом суде!!!

– Спасибо и Вам, Евгений! Победим обязательно!!!