Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Кто защитит врачей?

Дата: 13 октября 2020 г.

Преимущества профессионального адвокатского сопровождения медицинских организаций в современной России


Многие российские врачи прямо сейчас спасают людей. Но бывают ситуации, когда и самим спасителям требуется защита.

Справка:
Матвиенко Людмила Олеговна
– адвокат Адвокатской палаты г. Москвы; советник президента Гильдии российских адвокатов (ГРА); адвокатскую деятельность осуществляет в качестве члена Адвокатского агентства «Альянс» (структурное подразделение Коллегии адвокатов «Московский юридический центр»). За вклад в развитие адвокатуры награждена в 2019 г. Знаком отличия ГРА.
При осуществлении адвокатской деятельности специализируется на проблемах профессиональной юридической защиты бизнеса и вопросах медицинского права; ведет активную практику в сфере интеллектуальной собственности; работает по комплексным, многоотраслевым делам.

Врачебная деятельность, как, впрочем, и организация здравоохранения, и управление медицинскими учреждениями, не только требует высокой квалификации и отменной профессиональной подготовки, но в последние годы объективно становится и весьма опасным занятием в нашей стране, поскольку привлекает к себе всё большее внимание российских следственных органов и увлеченных «потребительским экстремизмом» «профессионально недовольных» пациентов. Внимание со стороны следователей СК выражается в возбуждении в отношении врачей уголовных дел, а «потребительский экстремизм» пациентов проявляется в многочисленных досудебных претензиях и исковых заявлениях, предъявляемых к администрациям медучреждений и в суды общей юрисдикции. Работать в сфере медицины стало опасно для самих медицинских специалистов. Врачи и даже руководители медицинских организаций в любой момент могут стать фигурантами уголовных дел, а медучреждения – ответчиками в судебных процессах с предъявленными к ним требованиями на колоссальные денежные суммы.

Что в этой ситуации могут сделать врачи и медицинские организации? В первую очередь обеспечить максимально квалифицированную юридическую защиту самих себя и профессиональное юридическое представление своих интересов в судебных инстанциях. Но как лучше результативно и безошибочно это сделать?

Единственное по-настоящему правильное решение – своевременное обращение к профессионалам. Врачи и руководители медорганизаций не могут защитить себя сами. Правовая защита – не менее сложное искусство, чем врачебное дело. Правовая защита – это мастерство и опыт, профессионализм и, по сути, стиль жизни.

В штате многих медицинских организаций есть юридические отделы, сотрудники которых занимаются решением задач по обеспечению правовой стороны текущей деятельности данных организаций. Большинство юристов-«штатников» из сферы медицины достаточно качественно выполняют свои профессиональные обязанности.

Однако они зачастую не подготовлены к защите интересов своих работодателей в жестких условиях психологического и процессуального прессинга со стороны органов следствия; для них совершеннейший ужас – допросы, обыски, выемки документов… Да и опытными «бойцами-судебниками» тоже практически никто из них, честно говоря, не является, поэтому полагаться на них как на представителей медорганизаций в гражданско-правовых судебных кейсах с предъявленными к их работодателям внушительными суммами исковых требований, на самом деле, не стоит.

Руководителям и владельцам медучреждений имеет смысл рекомендовать дополнять работу своих юридических отделов привлечением «внешнего наблюдения» – адвокатов, специализирующихся на юридическом сопровождении бизнес-структур вообще и организаций в сфере здравоохранения в особенности. Основная цель подобного профессионального адвокатского сопровождения деятельности медорганизаций – выявление «болевых точек», способных привести к «атакам» силовиков и профессиональных «сутяжников» на руководство и персонал клиник. И совершенно точно в случае угрозы возбуждения уголовного дела в отношении самих руководителей или кого-то из работающих в данной клинике медиков без привлечения защитников будет уже не обойтись. Желательно в этом случае заранее понимать, к кому конкретно имеет смысл обращаться за защитой. «Профилактика» надежнее и зачастую дешевле, чем «лечение» запущенных «болезней».

Причем обращаться к неадвокатским юридическим фирмам и различным ООО, а не собственно к адвокатам при возникновении реальной угрозы возбуждения уголовных дел на практике довольно рискованно. В частности, неадвокатские юридические фирмы нередко выступают в подобных случаях в роли своеобразных посредников, нанимающих в форме «подряда» готовых сотрудничать с ними адвокатов, что само по себе уже является для последних нарушением положений п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА), запрещающих адвокату заключать соглашения не напрямую с клиентами, а с какими-либо фирмами-посредниками. Вряд ли нарушающий адвокатские, внутрикорпоративные правовые нормы адвокат – лучший вариант для обращения к нему за юридической помощью. Кроме того, некоторые неадвокатские юридические фирмы просто являются организованными группами наживающихся на проблемах клиентов мошенников – крайне часто встречающееся в современном юридическом пространстве РФ явление.

В качестве примера ситуации, когда сомнительные ООО сами являются источниками проблем для клиента, можно привести такую: в сложном адвокатском кейсе одного из авторов статьи имела место попытка шантажа клиента руководством одного из таких ООО после того, как этот клиент (доктор), не понимающий разницы между юристом и адвокатом, в ходе консультации доверил медицинские документы пациента сотруднику этого ООО.

Кроме того, надо понимать, что для по-настоящему профессиональных и квалифицированных адвокатов не имеет никакого смысла сотрудничать с неадвокатскими юридическими фирмами. Опытные адвокаты в большей степени дорожат своей профессиональной репутацией, чем интересуются сиюминутными, «спекулятивного» типа доходами; тщательно «выстраивают» профессиональную репутацию годами. Профессиональные и квалифицированные адвокаты осуществляют адвокатскую деятельность именно в установленных федеральным законодательством РФ адвокатских образованиях (в коллегиях адвокатов и в адвокатских бюро либо же в адвокатских кабинетах), имеющих многолетнюю успешную историю и устойчивое профессиональное реноме.

Ну и, наконец, по своему правовому статусу и правовым возможностям адвокаты имеют значительные преимущества перед просто юристами. В частности, положениями ст. 18 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатам предоставлены профессиональные гарантии независимости осуществления адвокатской деятельности, согласно которым недопустимо истребование от них любых сведений, связанных с оказанием ими квалифицированной юридической помощи своим клиентам. Работникам адвокатских образований также предоставлены определенные правовые гарантии; кроме того, действующее российское законодательство обязывает стажеров и помощников адвокатов хранить адвокатскую тайну.

Следует особо подчеркнуть, что адвокаты, в отличие от юристов ООО, в силу закона наделены правом и обязанностью сохранять в тайне все обстоятельства, сведения и документы, связанные с обращением к адвокату за юридической помощью. Это означает, что и врачебная тайна, и вопросы деятельности клиники, и персональная информация отдельных сотрудников не будут разглашены. В то же время юрист медучреждения или аутсорсинговой компании, к сожалению, является идеальным свидетелем обвинения, который обязан сообщать следственным органам всё, что ему известно. Служебная зависимость от руководителя клиники никогда не была гарантией безопасности юриста, а в случае уголовного преследования даже самый добросовестный сотрудник практически всегда сделает выбор в пользу своей свободы.

Между тем адвокаты-защитники не подлежат допросам в качестве свидетелей в рамках уголовных дел, в которых они защищают своих клиентов, находящихся в статусе подозреваемых или обвиняемых, обо всех обстоятельствах, ставших известными адвокатам в процессе осуществления юридической помощи (ст. 56 УПК РФ, ст. 8 Закона об адвокатуре).

Важно также подчеркнуть, что сопровождение деятельности клиники адвокатским образованием финансово выгоднее раздутого штата юристов. Доверитель не связан с адвокатом трудовыми отношениями, экономит на налоге на заработную плату, избавлен от пенсионных и социальных выплат, отпускных, пособий вследствие нетрудоспособности исполнителя. Кроме того, обычно адвокаты не пользуются помещениями и офисной техникой доверителей.

Адвокатское сопровождение деятельности медицинских организаций обычно осуществляется группой адвокатов, что позволяет консолидировать их опыт в различных сферах. Например, многолетний опыт защиты бизнеса позволил одному из авторов статьи выстроить грамотные отношения клиники с арендодателем и проверяющими организациями, а опыт коллег в трудовых спорах – проанализировать и выстроить современную и гибкую кадровую политику в коллективе доверителя. Обладая опытом защиты медработников в уголовных делах, адвокат анализирует документы под иным углом зрения, чем обычный юрист. Рекомендации адвоката направлены на минимизацию и устранение не только финансовых, но и уголовно-правовых рисков.

Таким образом, профессиональная подготовка, особый статус независимого советника по юридическим вопросам, режим адвокатской тайны, опыт в сфере защиты медработников и правовые возможности адвокатов в наибольшей степени отвечают задаче качественной и успешной юридической защиты медицинских организаций в наиболее сложных и опасных для них случаях; постоянное сотрудничество руководства и владельцев клиник с сильными и опытными адвокатами позволяет сохранять бюджет медорганизаций и оперативно решать проблемы, возникающие во всех областях права.

Людмила МАТВИЕНКО, Евгений ГУЛИН