КПЭА неподсуден?

Дата: 20 февраля 2020 г.

Поможет ли Определение Конституционного Суда прекратить судебные споры вокруг КПЭА?

Два вывода я сделал после ознакомления с Определением Конституционного Суда РФ от 30 января 2020 г. №34-О по делу В. Буркина.

Первый заставил задуматься, второй вопросов не вызвал.

1. Кодекс профессиональной этики адвоката неподсуден. Как указал КС РФ, к его компетенции не относится оценка положений КПЭА, являющегося корпоративным правовым актом.

Поскольку заявитель утверждал, что положениями КПЭА ограничивают его право на свободу мысли и слова, и такие же аргументы могут быть использованы другими истцами в судах общей юрисдикции, возникает вопрос, вправе ли остальные суды давать оценку тех же самых положений КПЭА в тех делах, где эти положения в том или ином виде оспариваются.

2. Конституционный Суд подтвердил, что задачи и функции адвоката имеют публично-правовое значение. При этом адвокат обеспечивает защиту прав и свобод граждан «во взаимодействии с органами государственной, прежде всего судебной, власти». Поэтому адвокат должен, по мнению КС РФ, поддерживать доверие граждан к судебной власти, что вполне согласуется с предписаниями статьи 29 Конституции Российской Федерации и статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, задающих пределы осуществления свободы слова.

Вакханалию с комментариями в социальной сети с резкими и категоричными оценками решений судов, которые зачастую даже не читаны, понемногу надо прекращать. Эта сдержанность позволит возвратить адвокатуре цивилизованный образ, который в соцсетях она утрачивает.

Как указал Европейский суд по правам человека, давая толкование статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, «адвокаты не могут позволить себе высказывания, которые настолько серьезны, что выходят за пределы допустимых комментариев, без надежного фактического обоснования, а также они не могут высказывать оскорблений».