Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Юридические рейтинги: впечатления адвокатов-практиков

Дата: 23 декабря 2020 г.

Юридические рейтинги в современной России – «ярмарки тщеславия» или необходимые для понимания реального уровня «фирм» и специалистов экспертные исследования? Попробуем разобраться…


Перед Новым годом принято подводить итоги, оценивать год прошедший, обращая внимание на успехи и неудачи. А в профессиональном юридическом мире предновогоднее время – период обнародования результатов рейтинговых исследований, когда победившие компании и адвокатские образования торжествуют, а не участвовавшие в этих захватывающих дух мероприятиях или не добившиеся признания в них команды изучают победный опыт коллег, надеясь превзойти их в году наступающем. Но что такое сами эти юридические рейтинги: «ярмарки тщеславия» или объективные показатели успешности игроков юридического рынка страны? Нужны ли нам юридические рейтинги? Есть ли что-то существенное и необходимое, что мы можем и должны предложить организаторам рейтинговых исследований; что-то, на что мы должны обратить их внимание? Мы в редакции интернет-ресурса «Российский адвокат» решили обсудить актуальный вопрос с двумя известными московскими адвокатами, руководителями существующих уже много лет адвокатских образований со сложившейся надежной репутацией.

Адвокат Адвокатской палаты города Москвы (АПГМ), член Ассоциации юристов России (АЮР), управляющий партнер адвокатского бюро «Проценко и партнеры» Татьяна Проценко.

– Татьяна, юридические рейтинги – важное явление в жизни профессионального юридического сообщества России. Интересно Ваше мнение: всегда ли они объективны? Показательны ли современные юридические рейтинги в плане справедливой оценки реального уровня участвующих в них юридических компаний и адвокатских образований? 

– Профессиональные рейтинги в юридической профессии играют важную роль, как и в любой другой. Потенциальные клиенты юридических фирм и доверители адвокатов выбирают себе правовых советников, в том числе опираясь и на результаты присутствующих в юридическом пространстве страны рейтингов. Если Вы посмотрите условия госзакупок, то увидите, что одним из критериев оценки поставщика юридических услуг для государственных нужд является его деловая репутация; наличие его в рейтинге, а нередко нахождение в определенном рейтинге (и по определенной категории) прямо устанавливается заказчиком как обязательное квалификационное требование для участия претендентов в торгах.

При этом надо понимать, что в последнее время на различных сайтах в интернете всё чаще стали появляться некие псевдорейтинги адвокатов, адвокатских образований и юридических компаний. Такой рекламный ход: некие, по сути, аферисты составляют список действительно известных юридических компаний и адвокатов и где-нибудь между ними в первых строчках указывают нужного им адвоката или оказывающее юридические услуги ООО.

К сожалению, настоящую цену таким псевдорейтингам знают только адвокаты и активно практикующие юристы, а вот потенциальные клиенты, ищущие в интернете информацию о юридических услугах и об оказывающих их профессионалах, часто попадаются на удочки таких обманывающих реклам.

Говоря более конкретно, если не принимать во внимание, безусловно, очень важные для юристов международные рейтинги, то заслуживающими доверия могу назвать только два рейтинга в России: рейтинг «Право-300», составляемый крупным юридическим порталом «Право.ру», и рейтинг издательского дома «Коммерсантъ». Состав экспертных жюри указанных масштабных российских рейтингов, правила проведения рейтинговых исследований, критерии оценки в целом вызывают доверие у действующих игроков российского профессионального юридического мира.

Хочу обратить внимание, что нахождение или отсутствие в рейтинге дает положительную характеристику специалисту (или фирме), но не отрицательную. Дело в том, что рейтинг оценивает не всех специалистов, а только тех, которые подали заявки на участие в рейтинге и представили для оценки успешности/эффективности свои проекты.

Таким образом, наличие компании или специалиста в рейтинге говорит о его высокой квалификации и профессиональной репутации, а вот отсутствие в рейтинге не свидетельствует об обратном, так как, возможно, определенная юридическая компания просто не подавала заявку и только поэтому профессиональная квалификация этой фирмы в рамках указанного рейтингового исследования не оценивалась.

– Недавно прочитал в «Фейсбуке», что Вы задавали коллегам – участникам одного известного юридического рейтинга вопрос: как они смогли занять в нем лидирующие позиции, если их «фирма» была создана лишь за несколько месяцев до опубликования результатов рейтинга? У меня сложилось впечатление, что их ответ прозвучал в смысле: «потому что гладиолус». Мне просто показалось или так и есть в реальности? Что Вы об этом думаете?

– У любого рейтинга есть правила участия, сроки проведения рейтинговых исследований, порядок представления и оценки проектов. Если срок регистрации заявок на участие в рейтинге истек в августе, а фирма зарегистрирована в октябре, то она, по моему мнению, никак не могла участвовать в рейтинговом исследовании. Второй вопрос, который у меня возник: какие проекты были представлены участниками для оценки экспертов? По условиям рейтинга, о котором шла речь во время упомянутой Вами дискуссии в «Фейсбуке», оценке подлежали проекты, проведенные участниками с сентября 2019 г. по сентябрь 2020 г. Поэтому, естественно, «фирма», зарегистрированная в октябре 2020 г. (да и даже в сентябре), никак не могла такие проекты представить. Очевидно, это были проекты, осуществленные участниками этой «фирмы» в составе других команд, что, мягко говоря, нечестно по отношению к остальным участникам рейтингового исследования по данной категории. 

Я знаю коллег, которые много лет в составе одного адвокатского бюро были победителями рейтинга, но в этом году их бюро разделилось на два самостоятельных адвокатских образования, причем произошло это задолго до начала рейтингового исследования (кажется, еще весной). Так вот, они в этом году решили не участвовать в рейтинге, потому что посчитали нечестным и невозможным для себя представлять проекты, которые начинали вести еще в составе другого адвокатского бюро. Вот это – достойная и заслуживающая уважения позиция. 

– По Вашему мнению, что могло бы сделать более объективной и совершенной ситуацию с рейтинговыми исследованиями деятельности игроков юридического рынка страны? Есть ли у Вас какие-либо предложения на этот счет?

– Международные юридические рейтинги оценивают специалистов и юридические компании не только по отзывам клиентов, но и по деловой репутации в профессиональном юридическом сообществе – по отзывам коллег. К сожалению, в экспертные жюри российских юридических рейтингов представители нашего профессионального сообщества (адвокатуры), насколько мне известно, не входят. Думаю, было бы правильно включать в состав жюри наиболее влиятельных российских профессиональных юридических рейтингов представителей Федеральной палаты адвокатов РФ, а также Ассоциации юристов России – самых крупных и уважаемых профессиональных организаций адвокатов и юристов нашей страны.

Адвокат Адвокатской палаты города Москвы (АПГМ), председатель АА МГКА «Власова и партнеры», кандидат юридических наук Ольга Власова.

– Ольга, организация и проведение рейтингов по разным направлениям деятельности юридических компаний и адвокатских образований развиваются у нас в стране исключительно активно. При этом прозрачность и объективность процедур осуществления рейтинговых исследований нередко вызывают значительные сомнения (как и их итоговые результаты).

Как Вы считаете, реалистичны ли проводимые в настоящее время на российском юридическом рынке рейтинговые исследования? Можно ли на основании существующих сейчас в нашей стране рейтингов составить достоверное впечатление об уровне и профессионализме работающих в Российской Федерации юридических фирм и адвокатских образований?

– К сожалению, приходится констатировать, что информационное пространство нашей страны (особенно это актуально для сети «Интернет») в настоящее время просто заполонили псевдорейтинги адвокатов и юристов, в которых недобросовестные участники рынка юридических услуг в целях введения потенциальных клиентов в заблуждение (для получения вероятного конкурентного преимущества перед другими игроками), заведомо зная о недостоверности распространяемых ими сведений, публикуют на интернет-сайтах информацию о своем нахождении на первых позициях рейтингов юридических компаний в тех или иных сферах оказания юридических услуг, а также используют профессиональную адвокатскую терминологию, не являясь при этом адвокатами.

Сейчас мы с коллегами начали активную борьбу с такими псевдорейтингами и их организаторами и планируем эту борьбу продолжать и развивать. Вместе с тем помимо упомянутых псевдорейтингов на российском юридическом рынке есть и серьезные рейтинговые проекты, в которых ежегодно участвуют уважаемые в сообществе, без сомнений, достойные и вполне успешные адвокаты. Это как международные, так и российские рейтинговые проекты.

Часть этих так называемых рейтингов – проекты во многом коммерческие, но потребители юридических услуг в большинстве случаев об этом не знают. Кстати, суды нередко отмечают, что величина взыскиваемых в судах расходов на оплату услуг представителей не должна зависеть от занимаемых ими мест в том или ином рейтинге, и это в целом соответствует аналогичным положениям законодательства и судебной практики других стран.

Я думаю, что как минимум на основании информации, содержащейся в наиболее уважаемых рейтингах, можно составить адекватное представление об основных игроках на рынке юридических услуг, а также получить и другую полезную, скажем так, практически значимую информацию, которую можно эффективно использовать как для достижения конкретных результатов, так и в аналитических целях.

– Встречались ли Вам странные, на Ваш взгляд, случаи номинирования в отечественных рейтингах адвокатских образований или юридических компаний? Если да, то что Вы об этом думаете?

– Такие странности, к сожалению, встречаются. Особенно богат ими этот, 2020 год. Странности, на которые обращала внимание я, заключаются в бросающемся в глаза несоответствии некоторых номинантов, занявших лидирующие позиции во вполне респектабельных рейтингах, определенным самими организаторами условиям и параметрам.

Безусловно, это заставляет несколько сомневаться в объективности рейтинговых результатов и некоторых других участников, поскольку, возможно, и в их проектах были определенные изъяны (которых мы просто не замечаем). Поэтому для тех, кто намерен получать из такого источника, как юридические рейтинги, достоверную информацию, это не очень приятная история.

По моему мнению, уже весьма актуальным становится вопрос, а не пришло ли время создать действительно заслуживающий доверия и внимания рейтинг для тех, кто оказывает именно профессиональную квалифицированную юридическую помощь, т.е. для адвокатов.

На мой взгляд, Федеральная палата адвокатов могла бы стать инициатором и/или организатором проведения независимых профессиональных рейтингов адвокатов и адвокатских образований России, поскольку именно у нее есть возможность получать наиболее достоверную и актуальную информацию об адвокатах, успехах и достижениях коллег в профессиональной сфере, а также привлекать для участия в жюри наиболее уважаемых и авторитетных членов именно адвокатского сообщества.

Это позволит поставить заслон для недобросовестных рейтингов, вводящих в заблуждение наших доверителей, а кроме того, создать действительно достоверный и профессиональный рейтинг адвокатов и адвокатских образований, что важно и для самого адвокатского сообщества. Считаю, что идея создания адвокатского профессионального независимого рейтинга под эгидой или с активным участием ФПА очень актуальна.