Электронный реестр представителей

Дата: 13 февраля 2020 г.

Нужен ли нам реестр судебных представителей?

С любопытным предложением выступил Роман Сергеевич Бевзенко. Он назвал его «рационализаторским». Идея пришла вслед за мыслями автора о ненужности появившегося недавно ограничения для лиц, не имеющих диплома юриста, участвовать в судебном процессе в качестве представителей неродного интереса.

Но раз уж такое ограничение есть, смиренно рассуждает автор, то неплохо бы создать федеральный электронный ресурс, который бы взял на себя труд содержать реестр тех, кто такое право за собой сохранил. Работники суда на этот ресурс станут заходить, отыскивать представителя в электронном реестре и убеждаться, что диплом у него есть.

Это нужно для того, чтобы избавить представителей от труда носить с собой диплом, потому что требование его предъявлять «неудобно в первую очередь для участников споров. То есть для людей, ради которых и существуют суды, судьи, процессуальные кодексы, здания судов, кад.арбитр.ру и проч.».

Наверное, суд не согласится с тем, что он существует для судебных представителей (ибо тем, кто представляет себя сам, носить диплом не нужно). Впрочем, цепочка логических суждений, что раз представители для сторон и суд – для сторон, то, стало быть, суд – для представителей, понравится тем, кто исповедует безответный кастовый патриотизм.

Возможное возражение судебной системы, что раз вы, представители, – для сторон, то потрудитесь не забывать свои дипломы, как не должны забывать свои доверенности, отнесем к неправедной лености чиновников (ну не к себе же?).

Процитируем автора «рацпредложения»:

«Верховный Суд мог бы создать общероссийскую базу аккредитованных судебных представителей, в которую любой юрист, который планирует ходить в суд, мог бы заранее один раз представить документ о наличии высшего юридического образования, юриста (даже не проверяя подлинность диплома, ведь помощник же не проверяет подлинность диплома, предъявленного представителем перед заседанием) включили бы в соответствующий реестр, присвоили аккредитационный номер и впоследствии ему (ей) не надо было бы предъявлять соответствующий диплом, а просто сообщить номер аккредитации. Помощник просто бы сверился с этой базой при проверке полномочий представителя».

Понравившуюся идею автор просит максимально растиражировать, что мы и делаем. И высказываемся на ее счет, как он и просил.

1. Почем удовольствие? Я хотел бы вместе с автором надеяться, что сущие копейки. Но не могу разделить этот оптимизм, ибо по нашим реалиям коммерческое предложение от исполнителя, обрадованного возможностью потрудиться «в поте лица», вряд ли окажется экономным.

2. Стоит ли того удобство автора? Если вести речь о реестре, то надо понимать, что это не свалка сканированных дипломов, а живой организм, который нужно постоянно поддерживать. Смена фамилии, исправление ошибок, пополнение новыми данными, а может быть, и исключение старых – боюсь, всё это не делается по волшебному велению.

3. Автор полагает, что если суд не проверяет подлинность предъявленного диплома, то внесение его владельца в реестр тоже можно упростить, ограничившись сканированной копией. Думаю, не всё так просто. Да, фотографии в дипломе нет, но факт его наличия у представителя, явившегося на процесс, – всё же какая-то гарантия высшего образования. Поддельный диплом предполагает ответственность, тогда как произвольно состряпанная и загруженная копия – нет. Да и создать ее гораздо проще.

4. Необходимость идентификации как диплома, так и лица, загружающего его на ресурс, приведет к усложнению процедуры и удорожанию ресурса. Диплом, если по уму, надо «пробивать» по базе данных дипломов, для чего, видимо, нужно ее создать. А подтверждение того, что вы именно тот самый Иванов, потребует загрузки паспорта и уж точно – свидетельства о браке в случае смены фамилии.

5. Поскольку никакой формальной разницы между представителем и профессиональным представителем нет, ресурс будет засорен массой сведений о дипломах, загруженных либо для одноразового посещения суда, либо «про запас». Постепенно дипломы надо будет удалять, чтобы не переполняли базу (ввиду их «неактивности» или, не дай Бог, смерти владельца).

6. Отсутствие в электронном реестре может даже стать препятствием для участия в суде. Можно, конечно, оставить альтернативу, т.е. возможность приносить диплом вживую. То же самое надо предусмотреть для тех, кто «забыл свой реестровый номер», как забывает взять в суд сам диплом.

Но кто знает, каким будет регламент по ведению реестра, который не может тут же не появиться для упорядочивания всей этой затеи, да и во избежание спорных ситуаций – при отказе во внесении в реестр или при техническом несоответствии загружаемых документов «нормативу».

7. О технических сбоях, которые могут случиться совсем некстати, я не говорю. Лучше предположу, что, поскольку электронный реестр нужен, в сущности, только профессиональным представителям, дело пахнет пошлиной или платой за пребывание в нем. Если же представители выяснят, что им всё равно надежнее не только состоять в реестре, но и носить диплом, то для чего всё это?

***

Всё это – для прогресса. И мысль-то вроде бы правильная. И решения, наверное, найти не так сложно, если просто учесть то, что знают близкие к реестровому делу люди. Например, можно воспользоваться госуслугами, где есть и идентификация, и возможность подгружать документ, и не хватает только опции «быть судебным представителем».

А когда в стране заработает полностью электронное судопроизводство, электронный реестр представителей появится чуть ли не сам собой.

Вот только…

Как сказал один мой коллега, просто надо приобрести статус адвоката. И проблема с электронным реестром представителей просто отвалится. Потому что реестр уже есть. Реестр адвокатов России.

Справка:
Роман Сергеевич Бевзенко – к.ю.н., профессор Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, начальник Управления частного права ВАС РФ (до августа 2014 г.), член рабочей группы по подготовке реформы ГК РФ, партнер юридической компании «Пепеляев Групп», действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 2-го класса.