Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Гуманизация с нюансом

Дата: 06 ноября 2020 г.

Адвокаты и юристы – об инициативе введения института уголовного проступка


Подготовила Юлия РУМЯНЦЕВА-ТОМАШЕВИЧ

Пленум ВС РФ в ходе заседания 13 октября 2020 г. принял постановление о внесении в Государственную Думу проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка».

Председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев отметил, что в соответствии с представленным законопроектом предлагается распространить институт уголовного проступка на 112 составов преступлений, за которые в 2019 г. были осуждены 68,1 тыс. лиц.

В соответствии с проектом гражданин признается совершившим уголовный проступок впервые при отсутствии у него неснятых и непогашенных судимостей и при условии, что он в течение года не освобождался от уголовной ответственности в связи с совершением уголовного проступка. Как отметил Председатель ВС РФ, наличие судимости препятствует социализации граждан, трудоустройству и получению финансовых услуг, поэтому введение института уголовного проступка будет способствовать укреплению гарантий справедливости правосудия и повысит эффективность превентивной функции УК РФ.

Эксперты, высказавшиеся для «Российского адвоката» по данному вопросу, также отметили, что инициатива направлена на гуманизацию уголовного закона, и поддержали ее, но с оговоркой…

Дмитрий КАЛИНИЧЕНКО, адвокат, руководитель проектов уголовно-правовой практики АБ КИАП:

Пленум Верховного Суда РФ направил в Госдуму новый законопроект, который предусматривает введение в законодательство понятия уголовного проступка.

По нашему мнению, однозначно оценить проект и выразить свое мнение невозможно. Законопроект содержит как прогрессивные, так и весьма спорные положения.

Особое место в указанном законопроекте отводится новому институту уголовного проступка. Однако Уголовный кодекс оперирует понятием «преступление», определяя его как виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим кодексом под угрозой наказания. Про уголовные проступки в УК РФ речи не идет. Что касается проступков, то в научной литературе выделяют их следующие виды: гражданские, административные и дисциплинарные. Таким образом, с принятием закона в уголовное законодательство может попасть термин, присущий другим отраслям права. Ввиду этого размывается категория общественной опасности, которая отличает преступления от проступков.

В проекте федерального закона предлагается отнести определенные преступления к категории проступков – те, которые, по мнению субъекта законодательной инициативы, наименее общественно опасны. Получается, что есть преступления, а есть преступления-проступки. Вызывает некое недоумение подобный понятийный аппарат.

По нашему мнению, конкретные преступления небольшой и средней тяжести не нуждаются в переименовании в уголовные проступки, так как всё равно остаются преступлениями, как это указано в ст. 14 УК РФ.

Если говорить, что данный законопроект повлечет закрепление новых оснований для освобождения от уголовной ответственности, то это не так: ст. 76.2 УК РФ давно уже содержит более вариативные основания для освобождения от уголовной ответственности лиц с назначением судебного штрафа, и гипотеза указанной нормы предусматривает наиболее «гибкие» основания для ее применения, чем предлагается в законопроекте.

Однако важным и позитивным отличием предлагаемых изменений по сравнению с действующими нормами является то, что при определенных условиях освобождение от уголовной ответственности лиц за совершение конкретных преступлений будет не правом, а обязанностью суда.

Также достаточно спорным является предлагаемый порядок освобождения от уголовной ответственности лица в связи с применением иных мер уголовно-правового характера. Как следует из положений законопроекта, суд будет принимать такое решение по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа. Однако в настоящий момент непонятно, обязанностью или правом следователя станет заявление такого ходатайства перед судом. По нашему мнению, снижению репрессивности уголовного закона будет способствовать такой порядок принятия решения, при котором заявление подобных ходатайств будет обязанностью следователя и который будет детально регламентирован нормами УПК РФ, в противном случае указанную возможность сотрудники правоохранительных органов смогут использовать по своему личному усмотрению.

Мария ЗАЗИРНАЯ, юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»:

Представляется, что в сложившихся условиях практически любая законодательная инициатива, направленная на гуманизацию уголовного закона, заслуживает поддержки, однако есть ряд существенных моментов, которые требуют более пристального внимания.

Проект предполагает внесение изменений в основополагающую для уголовного закона главу о понятии преступления и его видах, при этом концепция нового института уголовного права сводится к перечислению статей и служит исключительно целям формирования специальных оснований для освобождения от уголовной ответственности. Возникает закономерный вопрос: почему бы не внести соответствующие изменения в ст. 76.2 УК РФ, а не создавать лишние сложности в понимании признака общественной опасности преступления?

Отдельно стоит отметить предлагаемое примечание к ст. 15.1 УК РФ, согласно которому лицо признается впервые совершившим преступление, если на момент его совершения лицо не только не имеет неснятой или непогашенной судимости, но и не освобождалось от уголовной ответственности по ч. 1 или ч. 2 ст. 76.2 УК РФ в течение одного года, предшествовавшего дню совершения этого преступления. Такая формулировка противоречит смыслу ч. 6 ст. 86 УК РФ и сложившейся правоприменительной практике по вопросу об основаниях для освобождения от уголовной ответственности (например, п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

В пояснительной записке к проекту закона указано, что лица, впервые совершившие деяния, характеризующиеся наименьшей общественной опасностью, могут быть исправлены без применения уголовного наказания. При этом законопроект, по сути, предполагает ужесточение требований ст. 76.2 УК РФ путем дополнения судебного штрафа альтернативными мерами уголовно-правового характера, фактически являющимися аналогом обязательных и исправительных работ, т.е. не самых мягких видов наказания. Возникает ситуация, когда, например, освобождение от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 170 УК РФ возможно с назначением ограниченно оплачиваемых работ (по сути, исправительных), тогда как санкция ч. 1 ст. 170 УК РФ вообще не предусматривает этого вида наказания.

Также есть нюансы с точки зрения юридической техники. Так, ч. 2 ст. 76.2 УК РФ в предлагаемой редакции требует возмещения ущерба, причиненного уголовным проступком, тогда как ряд составов, перечисленных в ней, относятся к формальным и не включают в качестве обязательного признака объективной стороны общественно опасные последствия. Целесообразно придерживаться действующей формулировки ст. 76.2 УК РФ, предполагающей не только возмещение ущерба, но и иное заглаживание причиненного вреда.

Не особенно ясна усматриваемая законодателем разница степени общественной опасности налоговых преступлений и уклонения от уплаты таможенных платежей, выражающаяся в более мягких условиях освобождения от уголовной ответственности за налоговые составы, но законопроектом предложено еще более странное положение в части ст. 194 УК РФ. Так, к категории уголовных проступков отнесен только основной состав уклонения от уплаты таможенных платежей, освобождение от уголовной ответственности за который предполагает возможность фактически подвергнуть лицо наказанию в виде обязательных или исправительных работ. При этом освобождение от уголовной ответственности за квалифицированный состав ч. 2 ст. 194 УК РФ возможно при условии возмещения ущерба, причиненного государству в результате совершения преступления, и перечисления в федеральный бюджет денежных средств в размере двукратной суммы причиненного ущерба, т.е. при формально более мягких условиях.

Иннокентий КОРНЮШИН, адвокат юридической компании «Бендерский и партнеры»:

Уголовный проступок – новое понятие для российского уголовного права. Предлагается считать уголовными проступками деяния небольшой тяжести, которые не наказуемы лишением свободы. Уголовными проступками будут признаваться и некоторые преступления небольшой и средней тяжести, за совершение которых изначально предусматривалось лишение свободы. И напротив, некоторые нетяжкие составы, которые не предусматривали лишения свободы, не будут признаны уголовными проступками и останутся преступлениями. Это говорит о том, что законодатель провел кропотливую работу, анализируя каждую статью Особенной части УК РФ на предмет возможности отнесения того или иного деяния к уголовному проступку.

Так что же это такое – уголовный проступок? Это деяние, совершение которого не влечет судимости для лица, его совершившего. При соблюдении определенных условий, разумеется. Так, лицо, обвиняемое в совершении уголовного проступка, не должно иметь неснятую (непогашенную) судимость или освобождение от уголовной ответственности за совершение уголовного проступка в течение года. Кроме того, лицо, обвиняемое в совершении уголовного проступка, должно загладить причиненный вред, возместить причиненный ущерб в порядке и размерах, установленных уголовным законом. Ну и, наконец, совершенное деяние должно быть отнесено законом к уголовному проступку.

При наличии указанных условий следователь (дознаватель) обращается в суд с ходатайством о прекращении уголовного дела в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении уголовного проступка. Суд, рассмотрев такое ходатайство (либо по собственной инициативе), прекращает уголовное дело с назначением наказания в виде судебного штрафа (общественных работ или ограниченно оплачиваемых работ). То есть уголовное дело прекращено, приговор не постановлен, судимость у лица отсутствует.

Введение уголовного проступка – это, безусловно, акт гуманизации. Мне как человеку, не лишенному эмпатии, хотелось бы приветствовать такое нововведение. И да, в существующих условиях уголовный проступок нужно закреплять в законе, несмотря ни на что.

Однако меня не покидает ощущение, что такая гуманизация – это попытка законодателя восполнить недостаток состязательности в уголовном производстве. То есть, не уделяя должного внимания проблемам равноудаленности сторон от суда, законодатель идет по пути минимизации последствий привлечения к уголовной ответственности.

Более того, очередная гуманизация происходит каждый раз в отношении одной и той же категории дел, где и без того инструментарий защиты более-менее развит. Речь идет о прекращении уголовных дел по нереабилитрующим основаниям, по делам небольшой и средней тяжести, совершенным впервые. Прекращение уголовного дела за примирением, за деятельным раскаянием, судебный штраф – всё это уже закреплено в уголовном законе и так же, как и уголовный проступок, не влечет судимости. Разница лишь в том, что в режиме уголовного проступка суд «должен» прекратить уголовное дело, а не «вправе», как это установлено сейчас для большинства способов прекращения дел такой категории. Это важный позитивный момент.

Но почему не гуманизируются другие категории? Например, многострадальная ч. 4 ст. 159 УК РФ, которую даже амнистии обходят стороной. Возникает ощущение диспропорции такой гуманизации.

Надлежащий способ гуманизации уголовного правосудия заключается в становлении состязательности, равноудаленности сторон уголовного процесса от суда, что в свою очередь положительно скажется на справедливости судебных актов. В отсутствие состязательности и равноудаленности мы имеем то, что имеем: в первую очередь обеспечиваются интересы статистических показателей и «производственной эффективности» правоохранительных (судебных) органов, а восстановление нарушенных прав потерпевших или лиц, привлеченных к уголовной ответственности, неумолимо отодвигается на второй план.

Поможет ли это нововведение сохранить правовые возможности для лиц, совершивших уголовный проступок, которые они имели до этого совершения? Скорее да. То есть будет больше составов, по которым можно избежать судимости. Но остаются ситуации, где уголовный проступок – совсем не панацея.

Например, требования к кандидатам на должность судьи, устанавливаемые законом «О статусе судей в Российской Федерации». Судьей может быть гражданин Российской Федерации, не имеющий или не имевший судимости либо уголовное преследование в отношении которого прекращено по реабилитирующим основаниям. Как я уже говорил, прекращение уголовного дела вследствие уголовного проступка – это нереабилитирующее основание. То есть презюмируется виновность лица, согласного с прекращением уголовного дела в отношении него по таким основаниям. Разумеется, лицо может возразить против такого прекращения уголовного дела и добиваться оправдания в суде на общих основаниях, но, возвращаясь к проблеме состязательности, полагаю, что не у всех невиновных возникнет желание идти в суд с обвинительным заключением.

Остается вопрос: а что мешает законодателям в будущем считать совершение уголовного проступка основанием для отказа в трудоустройстве или отказа в предоставлении специального права? Так, административный регламент МВД РФ от 7 ноября 2011 г. № 1121 предусматривает выдачу справок о наличии судимости или факта уголовного преследования. То есть факт совершения уголовного проступка будет навсегда зафиксирован в ГИАЦ МВД. Является ли после этого биография лица, совершившего уголовный проступок, незапятнанной? Не думаю.

Возможно, следует закрепить в УК РФ запрет на применение негативных последствий, связанных с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, т.е. запрет на последствия при трудоустройстве или при получении специальных прав.

Но тут мы затрагиваем давнюю проблему попрания постулатов ст. 86 УК РФ, в которой сказано, что погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Однако весьма распространены случаи, когда иные некодифицированные федеральные законы предусматривают негативные последствия для лиц, которые имеют погашенную (снятую) судимость или прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Тем не менее очевидно, что рассматриваемый законопроект должен быть принят. Введение института уголовного проступка позволит существенно разгрузить судебную систему, даст возможность суду сконцентрироваться на более серьезных кейсах, что в свою очередь положительно скажется и на состязательности сторон в уголовном процессе.