“Гонорар успеха”

Дата: 06 февраля 2020 г.

Нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя

В ближайшее время должны увидеть свет Правила применения «гонорара успеха». 3 февраля в ФПА РФ состоялось очередное заседание рабочей группы по их подготовке. Член рабочей группы Елена Георгиевна Авакян предложила определить само понятие «гонорар успеха», Сергей Геннадьевич Пепеляев считает важным продемонстрировать в документе, что этот вид вознаграждения соответствует интересам доверителя, полезен для судопроизводства, имеет под собой экономическую основу для расчета, кроме того, Правила должны помогать защите условий «гонорара успеха» в суде как в случае спора с доверителем, так и при возникновении разногласий относительно судебных издержек.

Небезынтересным стало ознакомление с мнением Андрея Владимировича Сучкова, «на троечку» оценившего результат узаконения «гонорара успеха».

Если я правильно понял, Андрею Владимировичу не понравилось, что в законе гонорар не разделен на собственно гонорар и «гонорар успеха» (как некую премию).

Дело в том, что законодатель использовал только термин «вознаграждение», и, как вытекает из буквального толкования нормы, когда размер вознаграждения увязывается с достигаемым по делу результатом, оно и становится «гонораром успеха».

Мне кажется, законодатель поступил правильно, поскольку в случае вычленения из вознаграждения «премиальной части» «гонорар успеха» не может быть отнесен на затраты, не может быть взыскан в составе судебных издержек, о чем Андрей Владимирович, собственно, дальше и говорит.

Хотя говорит и о другом: об удобстве, которое приносит всем точное понимание, что в адвокатском вознаграждении есть гонорар, а что – «гонорар успеха».

Не могу согласиться с идеей, высказанной Андреем Владимировичем, о необходимости заложить в Правила, разрабатываемые ФПА РФ, принцип разумности. Более того, А.В. Сучков предлагает сформулировать условия этой разумности определения вознаграждения адвоката:
– количество привлеченных адвокатов;
– новизна проблемы;
– особые требования и необходимые навыки для исполнения условий соглашения;
– рыночные цены на аналогичные услуги в регионе;
– занятость адвоката по другим делам;
– вероятность достижения положительного результата;
– характер и продолжительность отношений с доверителем;
– повышенный размер оплаты, если гонорар под условием;
– и прочие параметры, влияющие на размер гонорара.

Соблазн велик, ведь наличие норм-принципов украшает любой нормативный акт, гарантирует респект его создателю.

Но побережемся от соблазна превзойти самих себя. При выдаче «на гора» любого нормативного акта происходит формализация регулируемых им отношений. Это значит, что нормотворец обязан задуматься о том, как на практике могут быть материализованы продекларированные принципы.

В том, что требования «доказать» и «обосновать» соответствие размера гонорара продекларированным условиям всё же последуют, сомневаться не стоит. И основаны эти требования будут на подписанном собственными руками документе. Проще говоря, присутствие в Правилах предложенных условий разумности на практике может доставить адвокатам головную боль.

Зато я полностью согласен с Андреем Владимировичем в том, что Правила (которые он ожидает увидеть либеральными, и я разделяю эти ожидания) всё же не должны означать стремления к вседозволенности.

Близка мне и другая идея, высказанная А.В. Сучковым: соглашение об оказании юридической помощи есть особый вид правоотношений, отличающийся своей природой от тех, что прописаны в Гражданском кодексе, «поскольку влияние норм профессиональной этики адвоката местами делает их кардинально иными, чем это указано в гражданском законодательстве».

Всё вместе наводит на мысль, что вопросы этического плана должны самым наглым образом вмешаться в историю регулирования Федеральной палатой адвокатов «гонорара успеха».

Да, мы все собрались для того, чтобы адвокаты получали побольше. Но ведь не любыми же способами? И если сегодня создать дисбаланс в пользу адвокатов, то завтра это в соответствии с «эффектом бабочки» приведет к недовольству граждан и правоприменителей, за которым может последовать сворачивание всего достигнутого.

От чего в этой связи, мне кажется, Правила должны уберечь адвокатов?

Они должны запретить оформление соглашений о «гонораре успеха» после вынесения решения по делу.

Казалось бы, очевидно, что смысл «гонорара успеха» в том, чтобы стимулировать достижение адвокатом будущего результата и компенсировать адвокату риски. После того как на определенной стадии ее результат известен, о «гонораре успеха» речи идти не может. Речь может идти просто о гонораре. Тем не менее с точки зрения того самого ГК РФ, не обремененного адвокатской этикой, запрета на дополнительные соглашения нет.

Второе, что я бы предложил в развитие первого: о наличии соглашения о «гонораре успеха» необходимо ставить в известность суд сразу, как только у доверителя появились материально-правовые основания заявить требование о возмещении судебных издержек (заключено соглашение с адвокатом).

Разумеется, остается вопрос о воле доверителя, но, на мой взгляд, с этической стороны ситуация во многих аспектах чище, если суд заранее узнает о перспективе появления требования к возмещению «гонорара успеха» и его размере.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
Статья 25. Соглашение об оказании юридической помощи
4.1. В соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов, в соглашение об оказании юридической помощи может включаться условие, согласно которому размер выплаты доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи, за исключением юридической помощи по уголовному делу и по делу об административном правонарушении.
(п. 4.1 введен Федеральным законом от 2 декабря 2019 г. № 400-ФЗ)