Гонорар как источник опасности

Дата: 30 октября 2019 г.

Защита прав адвокатов не может быть эффективна без профилактики рисков и адвокатской осмотрительности

Техника безопасности

Правила техники безопасности пишутся кровью. Есть свои правила и в адвокатском сообществе. Они спрятаны под обложкой адвокатской Библии – Кодекса профессиональной этики адвоката, где все написано как бы для народа, вот, дескать, каким вежливым, каким честным, словом, хорошим должен быть примерный адвокат!

На самом деле все прозаичнее (никому про это не говорите). Эта Библия написана для того, чтобы уберечь адвоката от ошибок.

Ту же цель преследуют решения советов палат да и нормативно закрепленное правило об ограниченной корпоративной дееспособности сроком на пять лет. Оно не умаляет профессиональных качеств и не поражает в процессуальных правах. Но позволяет свои благие намерения проверить временем, в течение которого к профессиональным навыкам добавится и глубокое понимание техники безопасности.

Клиент мой – враг мой?

Один из неписаных законов «клиент – вот первый враг адвоката». Смысл фразы не буквален. Он не призывает обязательно подозревать доверителя в приготовлении злодейства, но напоминает о необходимости постоянно заботиться о своей безопасности, которая от клиента исходит невольно, как от источника повышенной опасности, как от технической аварии, как от дитя со спичками, наконец, как от природного явления.

Те, адвокатские правила кассовой и производственной дисциплины, наработанные адвокатурой, которую сегодня проповедуют советы адвокатских палат, проповедуют не из желания «нагнуть» адвоката, как иногда капризно утверждают некоторые коллеги, а из чувства сбережения адвокатского народа.

Деньги – это зло?

Что опасно в клиенте в первую очередь? Сегодня это деньги.

По инерции 90-х адвокатское сообщество, исходя из рыночного (договорного) подхода к расценкам, «не лезет» в размеры гонорара. Ну, разве что с антидемпинговых позиций.

Основная претензия, которую в настоящее время может выставить корпорация адвокату по линии адвокат – клиент, это качество услуги.

Между тем спираль истории выводит на новый виток старые тенденции, не повторяя их в деталях, но дублируя по их сути. Хотя государство не возвращается к плановой тарификации (адвокатура может вспомнить советскую таксу – родоначальницу МИКСТа), но задумывается о регулировании нормы прибыли.

Общественный запрос, хотя и в зачаточной стадии, на то, чтобы сделать прозрачными механизмы тарификации юридической помощи, уже существует и будет только развиваться. Сегодня мы отмечаем споры вокруг «разумности» судебных издержек. Завтра проблем добавит гонорар успеха. Опасными стали бюджетные деньги.

Участились случаи признания произвольно определенного гонорара (обоснованного не экономически, а «психологически») – предметом мошенничества. Да и сам адвокат все чаще понимает, что он на вопрос «А за что столько?» уже не может ответить «Апатамушта». В связи с чем уже не обходится без выдумывания некоторых «обоснований», которые, будучи зафиксированными, ложатся в качестве элемента признака состава преступления в казенную бумагу.

Священная корова

Сегодня адвокаты самостоятельно обмениваются «справками», и целые исследователи изучают рынок по срезу средней цены. Казалось бы, кому как не сообществу быть экспертной средой в этом вопросе, (решения советов адвокатских палат о минимальных расценках пользуются все большим спросом).

Тем не менее призыв к адвокатскому сообществу сделать размер гонорара предметом регулирования сродни покушению на священную корову, что карается смертью.

Нельзя не признать справедливыми замечания некоторых маститых коллег, что регулирование этого вопроса может принести много вреда: заключенные до его введения договоры будут помечены маркером для правоохранительных органов, а свобода определения размера гонорара после окажется под угрозой.

С другой стороны, на что опереться адвокату, доказывающему, что цена была «нормальной» и не содержит коррупционной надбавки?

Козел отпущения

Нельзя не отметить, что рыночная произвольность в государстве «схлопывается». Способ государством избран не нормативный. Декрет об отмене НЭПа вряд ли появится. А вот оценка рыночного поведения как уголовно-наказуемой схемы встречается все чаще. Заложником ситуации становится адвокатское сообщество. Оно начинает комплексовать по поводу своей «неспособности» защитить предпринимательство (у которого та же проблема) и переживать, что не может защитить своих адвокатов. Причем дел в отношении адвокатов в связи с гонораром гораздо больше, чем дел правозащитного толка (в гонорарных делах адвокат, как правило, наоборот, стремится с системой не конфликтовать).

И тут мы возвращаемся к технике безопасности с ее важной профилактической ролью. Если вопрос размера гонорара остается сугубо частным делом адвоката и клиента, то на мине, которую под ситуацию адвокат закладывает сам, не должен подрываться авторитет всей адвокатуры.

Но если кто-то намерен возлагать ответственность (хотя бы моральную) за эти несчастные случаи на адвокатские палаты (и ФПА РФ в частности), то справедливости ради должен согласиться передать ответственному лицу и какие-то рычаги для того, чтобы иметь возможность заставить технику безопасности соблюдать.

Иначе это ответственное лицо – просто заложник.