Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Десятый Всероссийский съезд адвокатов: КПЭА и новации

Дата: 01 мая 2021 г.

Профессиональная статья-экспертиза принятых Х Всероссийским съездом адвокатов поправок в КПЭА от опытного адвоката Владимира ДЕМИДОВА


Владимир ДЕМИДОВ

ДЕМИДОВ Владимир Владимирович – адвокат Адвокатской палаты Ленинградской области (АП ЛО); руководитель адвокатского кабинета Демидова Владимира Владимировича.
Ведет адвокатскую практику с 2011 года. С 1992 года, после окончания юридического факультета Ленинградского государственного университета, и по 2007 год проходил службу следователем, старшим следователем, заместителем прокурора и прокурором в различных структурных подразделениях прокуратуры г. Санкт-Петербурга.
При осуществлении адвокатской деятельности специализируется на ведении сложных уголовных дел (в том числе, по тяжким и особо тяжким составам); также активно представляет интересы доверителей в гражданских и административных делах.

15 апреля 2021 года Х Всероссийский съезд адвокатов принял поправки в основной нормативный документ российской адвокатской корпорации – Кодекс профессиональной этики адвоката (КПЭА). 

Сам КПЭА, кстати, был принят, что символично, I Всероссийским съездом адвокатов в далеком уже 2003 году. Естественно, спустя 18 лет возникла необходимость выверенной корректировке нашего Кодекса с учетом современных реалий и предложенных государством изменений в Федеральный закон от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), уже нашедших отражение в Законе.

Обсуждение поправок началось еще в 2019 году (как раз после принятия Федерального закона от 2 декабря 2019 года № 400-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”»): в Федеральной палате адвокатов Российской Федерации (ФПА РФ, далее – ФПА) была создана рабочая группа, в которой прорабатывались идеи и предложения. Текст поправок был опубликован на сайте ФПА и находился в свободном доступе. Таким образом, обсуждение поправок было демократичным; каждый адвокат, а также адвокатские палаты субъектов Российской Федерации могли участвовать в обсуждении и предлагать свои варианты и аргументы.

В итоге поправки затронули 12 статей КПЭА. Часть поправок носит чисто технический характер и не влияет существенно на содержание Кодекса, но другие изменения имеют более фундаментальный характер.

Изначально все поправки были внесены в сравнительную таблицу, при просмотре которой можно было легко установить, в чём именно заключаются предложенные изменения.

На сайте ФПА в день проведения Съезда велась прямая трансляция заседания. В настоящее время запись заседания Съезда имеется в открытом доступе на YouTube. Таким образом любой желающий может, пусть и виртуально, присутствовать на Х юбилейном Съезде, видеть и слышать обсуждения, выступления ораторов, наблюдать процесс принятия поправок.

Само обсуждение поправок на Съезде велось в подлинно демократичном русле. В частности, слово было предоставлено президенту Адвокатской палаты Удмуртской Республики Дмитрию Николаевичу Талантову, относящему себя к оппозиционно настроенному по отношению ко многим и многому в корпорации меньшинству. Выступавший с высокой трибуны Всероссийского съезда Д.Н. Талантов, ссылаясь на обращение более пятисот адвокатов, предложил снять поправки с обсуждения. При этом доверенностей от этих коллег на представление их интересов он делегатам не продемонстрировал, а согласно положениям Закона об адвокатуре каких-либо полномочий представлять на Съезде адвокатов из других регионов у Дмитрия Николаевича не было. Его предложение делегатами Съезда было отклонено.

По моему мнению, решительный противник внесения изменений в КПЭА по сути не подкрепил свое предложение какими-либо содержательными именно юридическими аргументами, не прислушался к словам мудрейшего Генри Марковича Резника и высказался по теме поправок как-то в общем, не детально. В целом, на меня выступление Дмитрия Николаевича произвело впечатление скорее речи политического деятеля, а не профессионала в сфере права. 

В итоге Съезд принял поправки в два этапа. Сначала были одобрены изменения, включенные в единую таблицу. Часть же поправок были изъяты из таблицы и поставлены на отдельное голосование делегатов, поскольку требовали более детального обсуждения. Речь идет о следующих четырех поправках: о недопустимости вмешательства во внутренние дела адвокатской палаты или адвокатского образования, в которых адвокат не состоит; о введении института предостережения; о регулировании срока применения мер дисциплинарной ответственности; о праве лица, возбуждающего дисциплинарное производство, участвовать в работе квалифкомиссии.

В целом все поправки можно оценить положительно как нужные адвокатскому сообществу, вызванные произошедшими и происходящими в корпорации естественными процессами развития. Взять хотя бы пресловутое «обращение 32-х», в результате которого IХ Всероссийский съезд адвокатов принял отдельную резолюцию о недопустимости призывов к органам государственной власти о проведении проверок финансово-хозяйственной деятельности адвокатских палат и иных подобных действий.

Теперь принятое на Съезде изменение о недопустимости вмешательства во внутренние дела адвокатской палаты или адвокатского образования включено в адвокатский Кодекс профессиональной этики – и это очень хорошо, ведь время показало верность данного этического принципа адвокатской жизни. Уголовное дело, возбужденное чуть ли не по инициативе адвокатов из других регионов в отношении президента одной из региональных палат, было прекращено, а подписавшие обращение в правоохранительные органы адвокаты предстали в глазах коллег в неприглядном свете. Практически вся корпорация осудила их действия, а то, что региональные палаты сами в состоянии разобраться со своими проблемами без участия не знакомых со спецификой жизни и осуществления профессиональной деятельности адвокатов других регионов, членов других палат – просто очевидно для непредвзятого профессионала. В этом суть независимости палат субъектов Российской Федерации, и этот принцип («право независимости», если хотите) заслуженно нашел отражение в поправках в наш Кодекс.

Следует особо отметить, что принятая Съездом поправка в КПЭА запрещает вмешательство в дела не только палаты, но и адвокатского образования, в которых не состоит адвокат, и это особенно важно. Коллеги – ответственные, сознательные профессионалы, а потому сами решат свои проблемы в соответствии с положениями Закона об адвокатуре и нормативных документов корпорации.

Бурное обсуждение на Съезде вызвала поправка в ст.18 КПЭА. Ранее Кодекс предусматривал шестимесячный (со дня обнаружения проступка) пресекательный срок применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности. Новая редакция ст.18 такого срока не содержит. Плохо это или хорошо для адвокатов, соответствует ли интересам коллег?

Истечение шести месяцев позволяло адвокатам избегать привлечения к дисциплинарной ответственности, если квалификационная комиссия и совет палаты по различным причинам не укладывались в этот срок для принятия решения.

С одной стороны, отсутствие данного пресекательного срока теперь позволит дисциплинарным органам палат принимать более взвешенные решения, не ограниченные излишне строгими временными рамками. Также отсутствие ограничительного шестимесячного срока будет способствовать реализации присущего всем отраслям права принципа неотвратимости ответственности, будет вынуждать коллег более внимательно относиться к своим обязанностям, не допускать нарушений. Адвокаты будут знать, что никакое затягивание сроков рассмотрения дисциплинарного производства им не поможет.

С другой стороны, если раньше благодаря этому сроку «адвокаты-нарушители» могли избежать ответственности, то теперь такая хитрость для них неосуществима. Правда, привлечение к ответственности, как и прежде, возможно только в период, ограниченный 2 годами с момента совершения проступка.

В общем, данная поправка, как уже было отмечено, стала самой бурно обсуждаемой, а решение о ее утверждении было принято с совсем небольшим перевесом голосов – можно сделать вывод, что делегаты Съезда по этому вопросу не были единодушны. Вероятно, в полной мере мы сможем дать оценку реальному применению этой поправки только по прошествии некоторого времени. Не исключаю в данном вопросе и возврата в последующем к прежней редакции 18-й статьи – всё будет зависеть от практики применения ст.18 КПЭА в новой редакции.

Также 15 апреля Всероссийским съездом была принята новация о том, что при рассмотрении дисциплинарного производства в ФПА течение сроков применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности начинается заново со дня поступления в ФПА дисциплинарного дела. Данная поправка, на мой взгляд, может способствовать слишком долгому рассмотрению дисциплинарных дел адвокатов. Фактически, признаваемые всеми отраслями права сроки давности в отношении адвокатов будут течь заново? Или компетентные органы Федеральной палаты просто не допустят никаких двусмысленностей при применении этой новации? Посмотрим, как будут развиваться события.

Достаточно долго Съезд обсуждал поправки в ст. 9 КПЭА, дающие президентам палат и президенту ФПА право направлять адвокатам предостережения о недопустимости нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также положений КПЭА. Данная поправка Съездом была принята.

Что же такое предостережение? Это не мера дисциплинарной ответственности. При этом не совсем ясно, в течение какого срока будет действовать вынесенное адвокату предостережение и за какой период оно должно учитываться. Следует ли учитывать предостережение, сделанное, допустим, 3 года назад?

Да, определенным образом предостережение характеризует адвоката, поскольку сам президент той или иной адвокатской палаты выносит его в отношении конкретного коллеги. И вряд ли это будет делаться необоснованно. Но на основании чего возникло то или иное предостережение? Какие именно данные достаточны, чтобы президент палаты был вправе вынести адвокату предостережение? КПЭА по всем этим вопросам на данный момент ответов пока не содержит.

Новация о предостережениях сейчас еще совсем «молода», а процедура принятия решений о вынесении предостережений в данный момент не расписана. При этом карающих санкций инструмент предостережения не предполагает. В общем, интересная новация, но пока, на мой взгляд, не детализированная. 

Далее хочу отметить поправки, принятые на Съезде в едином пакете, на которые надо, на мой взгляд, обратить внимание. Согласно ст.3 КПЭА действие Кодекса теперь распространяется на адвокатов, статус которых приостановлен. Статья 9 дополнена уточнением, что адвокат не вправе оказывать юридическую помощь по назначению в нарушение порядка, установленного решением Совета ФПА и принимаемыми в соответствии с ним решениями советов адвокатских палат. Таким образом сделан акцент на централизованном характере порядка оказания юридической помощи по назначению органов предварительного следствия, дознания и суда.

Поправка в ст.13 КПЭА содержит важную новеллу: теперь адвокат по соглашению вправе отказаться от защиты в суде первой инстанции, если он ранее осуществлял защиту на стадии предварительного следствия. Такое положение с момента принятия поправок не касается теперь только адвокатов по назначению: они, как и прежде, должны продолжать защищать доверителей и в суде первой инстанции.

Поправки в ст.15 КПЭА предписывают адвокатам воздерживаться от публичных комментариев обстоятельств уголовных дел, в которых они не участвуют, а также правовых позиций адвокатов, участвующих в этих делах. Это, без сомнения, верное решение, поскольку отрицательные комментарии коллег только вредят защите. Полагаю при этом, что обсуждение позиций коллег, именно правовых позиций, всё же допустимо на закрытых площадках ‒ с целью не навредить защите, а помочь найти решение правовой проблемы, ведь нередко в споре рождается истина.

Кроме того, такие обсуждения способствуют повышению квалификации коллег. Однако эта допустимость, на мой взгляд, касается дискуссий в закрытых FB-группах, а не открытого обсуждения.

Поправки в КПЭА запрещают адвокату в публичных высказываниях порицать подозреваемых и обвиняемых. Эта поправка, кстати, полностью согласуется с принципом презумпции невиновности. Президент Адвокатской палаты Удмуртской Республики Дмитрий Николаевич Талантов немного удивил меня, когда знакомил делегатов Съезда со своей принципиальной позицией о том, что в таком порицании нет ничего недопустимого. Просто для гражданина – конечно, недопустимого нет, но для адвоката?.. На мой взгляд, странная позиция, не совсем соответствующая принципам адвокатской профессии.

Далее поправки в ст.15 КПЭА обязывают адвоката уведомить совет как о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката, так и о намерении самостоятельно обратиться в суд, правоохранительные органы, органы государственной власти с заявлениями в отношении другого адвоката. Поправка, считаю, правильная, поскольку корпорация должна быть в курсе происходящих событий и иметь возможность принимать меры для защиты авторитета адвокатуры.

Далее в ст. 16 Кодекса введена поправка о «гонораре успеха» – эту возможность адвокат может включать в соглашения не по уголовным делам и не по делам об административных правонарушениях, причем только в соответствии с правилами, установленными Советом ФПА.

В ст. 18 КПЭА внесена поправка о том, что в случае если статус адвоката прекращен повторно, то срок допуска к сдаче квалификационного экзамена должен составлять от 5 до 7 лет. Полагаю, это правильное решение. Данная норма будет действовать в целях профилактики и даст бывшим коллегам достаточное время подумать над ошибками и сделать правильные выводы.

Важная поправка внесена в ст. 25 Кодекса. Если раньше решение совета палаты о прекращении статуса могло быть обжаловано в суд в связи с нарушением процедуры его принятия, то теперь такого ограничения обжалования только по процедурным вопросам нет. Это позитивная поправка, которая будет положительно воспринята адвокатским сообществом.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что Десятым Всероссийским съездом адвокатов в Кодекс профессиональной этики были внесены важные и нужные поправки. При этом буквально о паре из них лишь со временем можно будет высказаться более подробно – в зависимости от того, как будет происходить их применение в реальной жизни.