Евгений ГУЛИН
редактор раздела

Адвокат – призванный делать добро

Дата: 28 января 2021 г.

Интервью с руководителями столичных адвокатских образований, адвокатами Адвокатской палаты города Москвы (АПГМ) Ириной ПЕТРУШИНОЙ и Миланой ДАДАШЕВОЙ о бескорыстии и социальной ответственности членов корпорации


В разделе «Фемида Грата» интернет-ресурса «Российский адвокат» мы ранее уже издавали несколько публикаций наших экспертов и редактора раздела, посвященных адвокатской практике pro bono и направленным на помощь оказавшимся в трудной жизненной ситуации людям благотворительным инициативам членов адвокатской корпорации России. Однако данная тема столь важна и злободневна, что мы решили продолжить развивать её и далее. О важных аспектах проблематики оказания адвокатами безвозмездной квалифицированной юридической помощи людям, а также о связанных с ней вопросах наставничества в адвокатуре (о помощи опытных коллег в деле «вхождения» в профессию молодым, начинающим адвокатам) и некоторых правовых проблемах наименее защищенных категорий наших сограждан (людей, которым постоянно требуется принимать медицинские препараты; пенсионеров, инвалидов) мы поговорили с известными московскими адвокатами, руководителями существующих уже более десяти лет столичных адвокатских образований Ириной ПЕТРУШИНОЙ и Миланой ДАДАШЕВОЙ…

ПЕТРУШИНА Ирина Никодимовна – адвокат Адвокатской палаты города Москвы (АПГМ); с 2014 года – заместитель председателя Московской городской коллегии адвокатов «Логика». Статус адвоката получен в 2001 году.
При осуществлении адвокатской практики с одинаковым интересом ведет как уголовные, так и гражданские дела; осуществляет представительство в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах Российской Федерации. Предпочитает вести сложные уголовные и гражданские дела, но при этом считает, что в практике адвоката не бывает простых дел. «При вдумчивой работе по любому делу даже опытный адвокат может многому научиться, процесс обучения идет постоянно», – убеждена адвокат Ирина Петрушина.
За высокое профессиональное мастерство в деле защиты прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц награждена Почетной грамотой АПГМ.

– Ирина, Вы – активно практикующий адвокат. Насколько я знаю, Вы успешно занимаетесь как уголовной защитой, так и ведением гражданских дел. При этом в судах Вы проводите очень много времени, однако успеваете совершенно бескорыстно помогать людям, в частности принимая деятельное участие в проекте «Маршрут защиты». Не мешает ли Вам оказание профессиональной и максимально квалифицированной, но бескорыстной юридической помощи людям зарабатывать и быть финансово успешным адвокатом?

– Евгений, я бы сказала, что даже помогает. Но я бы всё-таки уточнила вопросы терминологии. Тут, конечно, речь не идет о юридической помощи бескорыстно, так как любая юридическая помощь оказывается адвокатом без какой-либо корысти, ведь оплата по соглашению – это оплата за труд адвоката и корыстью такое требование я бы всё-таки не называла. При этом каждый адвокат всегда имеет право выбора, будет ли он заниматься тем или иным делом; будет ли он вести его по соглашению за оплату или pro bono (термин «pro bono» – от латинского pro bono publico, что значит «ради общественного блага»), за символическую плату.

Интернет-портал «Маршрут защиты» был создан в 2020 году для москвичей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации или столкнувшихся с тяжелой болезнью. Это сайт поддержки инвалидов и членов их семей, родителей тяжелобольных детей, любых людей, нуждающихся в помощи и защите.

В проекте «Маршрут защиты» принимают участие и практикующие врачи, и адвокаты; вообще, любые неравнодушные люди, независимо от своей профессии, каждый из которых может лично помочь тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации, своими знаниями и умениями. Что касается адвокатов, то каждый из нас выбирает, естественно, дело, в котором он наиболее эффективно может профессионально помочь и которое его лично заинтересовало по тем или иным причинам. Так же, как в адвокатской практике, всегда выбирается и то, будет ли помощь адвоката по соглашению оплачиваться, в каком размере и на каких условиях…

Причины, по которым коллеги оказывают юридическую помощь pro bono, могут быть самыми разными. Не буду пытаться перечислить их все, да это, наверное, и невозможно. Поэтому скажу только о себе – я могу вести pro bono дело, если оно меня профессионально заинтересовало, а человек, которому требуется такая помощь, действительно находится в сложной жизненной ситуации. Оценка ситуации проводится мной исходя из личного профессионального и, конечно, жизненного опыта. 

В жизни вообще многое взаимосвязано, и тот опыт, который получаешь в работе по делам, независимо от условий и размера оплаты, всегда идет адвокату на пользу. А опыт этот получаешь всегда, так как постоянно меняются нормы законодательства и практика их применения, находятся новые методы и способы решения проблемных для людей вопросов. 

По этим же причинам я также оказываю юридическую помощь по уголовным, административным и гражданским делам не только по соглашению, но и по назначению, зарегистрировавшись в автоматизированной информационной системе Адвокатской палаты города Москвы (АИС АПГМ), поскольку являюсь членом данной палаты. Помощь адвоката по назначению является для нуждающихся в ней в основном бесплатной; по закону такая помощь должна оплачиваться адвокату государством. В некоторых случаях, установленных законом, расходы бюджета на такую помощь взыскиваются (например, с осужденных) на основании судебных актов. 

Тем не менее, установленная на основании Постановления Правительства РФ № 1240 от 01.12.2012 года оплата труда адвокатов по таким делам по своему размеру невелика – в Москве сейчас плата за один день участия в судопроизводстве может компенсировать адвокату транспортные расходы и пару чашек кофе; эти небольшие выплаты иногда задерживаются государственными органами, хотя, конечно, такое неуважение к адвокатскому труду сейчас встречается уже не часто (проблема задержек в оплате труда адвокатов, работающих в делах по назначению, была очень актуальна еще лет 5-7 назад).

Я часто сравниваю для себя работу адвоката и работу врача, находя между этими видами профессиональной деятельности много общего. Адвокат помогает своему доверителю (как, впрочем, и врач пациенту) решить жизненно важные для него вопросы. Врачебная и адвокатская профессиональные этики во многом схожи. Многие врачи и адвокаты прошлого, да и настоящего, считали и считают для себя необходимым и возможным помогать людям безвозмездно или за небольшую плату. В этой связи вспоминаются имена известных врачей прошлого Сергея Петровича Боткина и Николая Ивановича Пирогова, адвокатов Федора Никифоровича Плевако, Владимира Даниловича Спасовича и других, а из наших современников, конечно, сразу приходит на память имя известного адвоката, вице-президента ФПА РФ, первого вице-президента АП г. Москвы, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Генри Марковича Резника. Насколько мне известно, в своей практике Генри Маркович вел немало дел pro bono. 

Конечно, таких дел не может быть слишком много, но каждый адвокат самостоятельно определяет, каким может быть объем оказываемой им pro bono юридической помощи. Это зависит от разных причин, например, от занятости адвоката, а также от его финансовых возможностей вести дела за символическую оплату. 

– В прошедшем 2020-м году (да и вообще в последние годы) всё более актуальной становится проблема получения гражданами положенных им на законных основаниях бесплатных лекарств или лекарств по льготным ценам. Вы подготовили прекрасный алгоритм действий, которые необходимо совершить человеку, чтобы воспользоваться правом на получение государственной субсидии на медикаменты. Почему этот вопрос представляется важным лично Вам и насколько сложно всё же нашим согражданам получать положенные им по закону блага и льготы?

– Меня эта тема заинтересовала, так как мои близкие, знакомые и доверители периодически сталкиваются с данной проблемой. Поэтому и показалось интересным предложение коллеги Людмилы Матвиенко, которая очень плотно работает с проектом «Маршрут защиты», разработать алгоритм её (этой проблемы) решения. Цель такой работы – чтобы люди, которых проблема сложности получения государственной субсидии на медикаменты тоже коснулась, знали, что им делать и куда обращаться. К сожалению, даже закрепление в законодательстве определенных прав граждан в нашей реальности еще не гарантирует их моментальной реализации в жизни; за них нередко приходится как следует побороться, прикладывая значительные усилия. Хочется, чтобы на эту борьбу люди тратили как можно меньше сил. Ведь нуждающиеся в таких льготах люди имеют существенные проблемы со здоровьем и поэтому не обладают большими запасами энергии, средств, времени.

Сейчас большую информационную поддержку в этом благом деле оказывают и государственные порталы, например портал государственных услуг gosuslugi.ru, в Москве – портал mos.ru, но эти порталы всё-таки ориентированы на достаточно типовые ситуации. Проект «Маршрут защиты» позволяет людям подойти к решению именно своих проблем, а проблемы, как известно, всегда индивидуальны, специфичны для каждого человека.

– От некоторых позиционирующих себя в духе своеобразного «социального дарвинизма» адвокатов нередко приходится слышать резкую критику в адрес адвокатской помощи pro bono. При этом критики совершенно не желают понимать простое обстоятельство: адвокатская деятельность pro bono – не навязываемая кем-либо обязанность, а собственный осмысленный выбор коллег. Как Вы думаете, почему столь простые истины не всегда доступны для понимания?

– Вы, наверное, имеете в виду теорию социал-дарвинизма – социологической теории, идеи которой пытаются свести законы развития общества к биологическим закономерностям естественного отбора, выживания наиболее приспособленных; к установкам теорий инстинкта, наследственности. Ну что тут скажешь? Конечно, человек – представитель животного мира, тут споров никаких быть не может. Но всё же человек обладает и чем-то, что отличает его от животных, – разумом; современный человек пока еще способен к милосердию и состраданию. Кстати, высшим животным тоже эти качества присущи. Но тут уже, думается, дело выбора каждого конкретного человека, независимо от его профессии и занимаемой им должности. Кто-то для достижения своих целей готов пройти «по головам» и в переносном, и в прямом смысле, а кто-то глубоко уверен, что цель не оправдывает средства. Мне ближе вторая позиция, но история знает много примеров, когда homo sapiens («человек разумный»), к сожалению, выбирает первую. 

Так что тут вопрос не в недоступности понимания, а в собственном выборе каждого. А помощь тем людям, которые в ней нуждаются, но в настоящее время не имеют возможности такую помощь оплатить, по моему мнению, – обязательное качество зрелого гражданского общества, а значит, и сознательных членов такого общества.

– Ирина, а что Вы думаете о наставничестве в адвокатуре? Достаточно ли сейчас его в современном адвокатском сообществе России?

Если попробовать посмотреть на наставничество с точки зрения адвокатов-наставников, их участие в профессиональном развитии молодых адвокатов – это в первую очередь альтруистическая помощь пока еще неопытным коллегам или в нем присутствует и элемент некой осмысленной «профессиональной инвестиции» в будущее взаимовыгодное партнерство с подготовленным самим наставником коллегой-профессионалом?

– Я очень положительно отношусь к наставничеству, ведь его роль сложно переоценить. Первые наставники каждого из нас – это учителя; мы через всю жизнь проносим память о тех из них, кто действительно, обучая, отдавал нам – своим ученикам не только знания, но и частичку своей души. Точно так и в адвокатуре – ценны опытные коллеги, которые лично вводят помощников, стажеров, только еще начинающих свою практику адвокатов в профессию собственным примером, своими книгами, лекциями, вебинарами. Во многом эта работа альтруистическая, но, безусловно, элемент «профессиональной инвестиции» тоже может в ней присутствовать. Если не в каком-то планируемом взаимовыгодном партнерстве с подготовленным самим наставником профессионалом, то уж в обеспечении оказываемого адвокатами высокого уровня юридической помощи – обязательно. 

К сожалению, в течение какого-то времени после распада СССР наставничество в адвокатуре если не исчезло совсем, то сильно сократилось в объеме, но в настоящее время радостно видеть, что оно вновь активно развивается; множатся и разнообразятся его виды. Можно привести в качестве успешного, прекрасно организованного примера наставничества для широкого круга адвокатов то, что Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации уже несколько лет на постоянной, совершенно безвозмездной для адвокатов основе проводятся лекции и вебинары по разным сферам и нюансам оказания квалифицированной юридической помощи. Такие лекции и вебинары ведут в том числе имеющие колоссальный практический опыт адвокаты, готовые делиться со слушателями своими знаниями и секретами профессионального мастерства. Указанные вебинары ФПА РФ ведутся не только в повествовательной форме, но и в формате обратной связи, когда состоявшиеся в адвокатском деле профессионалы отвечают на возникающие вопросы слушателей, что увеличивает практическую ценность данной работы.

Также активно развивается в последние годы и личное наставничество: многие коллеги имеют помощников и стажеров, принимают в состав адвокатских образований молодых коллег, с которыми делятся своим опытом, а что может быть нагляднее и полезнее, чем личный пример и своевременный тактичный «подсказ»?

Так что я всей душой поддерживаю наставничество; считаю, что адвокатура без него не может развиваться и крепнуть.

ДАДАШЕВА Милана Шарпудиновна – адвокат Адвокатской палаты города Москвы (АПГМ); председатель Президиума Московской коллегии адвокатов “Солидарность”, кандидат юридических наук; член Международной ассоциации русскоязычных адвокатов (МАРА). Статус адвоката получен в 2001 году.
При осуществлении адвокатской практики специализируется на многоэпизодных и нетипичных уголовных делах, а также на гражданских делах в области жилищного, семейного права.
Любимая цитата Миланы Дадашевой – завет Федора Плевако: «За прокурором стоит закон, а за адвокатом – человек».

– Милана, Вы уже несколько лет возглавляете адвокатскую коллегию (Московская коллегия адвокатов «Солидарность») и при этом активны в делах помощи обездоленным людям, у которых имеются в жизни существенные проблемы. Почему Вы это делаете?

Зачем Вам оказывать профессиональную юридическую помощь, не приносящую Вам лично прибыль, затрачивая на нее собственные знания, мастерство и время, ведь Вам, адвокату и руководителю адвокатского образования, есть чем заняться?

– Московскую коллегию адвокатов «Солидарность», в состав которой вхожу уже более 10 лет, я возглавила почти два года назад. За прошедшее десятилетие мы с коллегами в МКА «Солидарность» прошли через многое и, скажу честно, добились существенных результатов в профессии и жизни!

При этом уверена, что всё-таки адвокат – это не только профессия, но и призвание, которое находят в себе люди, решившие бороться с беззаконием и несправедливостью. Мы с коллегами именно такие люди; стараемся помогать тем, кому нужна наша помощь, прикладывая для этого все возможные усилия. У нас сложился очень дружный и сплоченный коллектив, реальная суть которого совпадает с названием нашей коллегии – в первую очередь потому, что мы всегда помогаем друг другу. Более того, периодически мы проводим акции – дни бесплатной правовой помощи, в которые бесплатно консультируем людей, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи. Уже два года участвуем во Всероссийском дне правовой помощи детям, который проводится 20 ноября в рамках реализации Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Более того, если бы адвокаты работали только ради себя и прибыли, наша профессия утратила бы свою суть. Поэтому, несмотря на загруженность, все мы не должны забывать о том, что добро всегда возвращается. Стараться быть полезной людям и помогать нуждающимся – это в первую очередь связано с моим воспитанием и менталитетом. Моей любимой цитатой являются слова Федора Плевако: «За прокурором стоит закон, а за адвокатом – человек». Думаю, адвокаты не должны об этом забывать!

– В рамках работы портала «Маршрут защиты» Вы подготовили великолепные профессиональные юридические алгоритмы решения задач заключения и выполнения сторонами договоров ренты, приобретения и надлежащей регистрации жилья. Данные вопросы крайне актуальны сейчас, поскольку обеспечивать жизнь (да просто выживание!) нашим соотечественникам приходится самим, не надеясь особенно на помощь государства и социума.

Скажите, много ли злоупотреблений в сфере указанных выше рентных правоотношений замечаете Вы, активно практикующий (причем именно в сферах жилищного и уголовного права) адвокат? Защищены ли, по Вашему мнению, в Москве пенсионеры, инвалиды надлежащим образом от различных мошеннических действий и злоупотреблений в сфере рентных отношений?  

– В настоящее время приобретение собственного жилья – актуальная проблема для многих, одним из способов ее решения является заключение договора ренты. Однако в сфере рентных отношений немало злоупотреблений. Основной удар приходится на людей, которые передают в собственность третьим лицам имущество (чаще всего – квартиру) в обмен на содержание. Это происходит вследствие кризисных явлений в экономике, из-за малого уровня юридической грамотности населения, по причине атомизации современного общества, особенно заметной в крупных городах. Пенсионеры и лица, имеющие инвалидность, оставшись одни, не имея достаточных средств к существованию и необходимого уровня правовых знаний, вынуждены искать поддержки со стороны – и это создает благоприятную почву для различного рода мошенников и недобросовестных лиц.

Поскольку рентополучатели – это пожилые люди, то в данной сфере действительно нередки случаи именно уголовных преступлений (чаще всего – мошенничества), совершаемых путем обмана потерпевших относительно сути заключаемых с их участием договоров (заключаются договоры дарения или купли-продажи вместо договора ренты), а также путем изготовления поддельных договоров ренты, к которым потерпевшие якобы не имеют отношения. Иногда к мошенничеству добавляется и убийство. Но гораздо больше нарушений именно гражданско-правового характера. Судебная практика изобилует различными делами, из анализа которых можно сформировать представление о наиболее распространенных нарушениях со стороны плательщиков ренты: а) невыплата плательщиком ренты рентных платежей в течение нескольких месяцев подряд или их нерегулярная выплата в течение всего срока действия договора; б) выплата плательщиком ренты рентных платежей в меньшем размере, чем это установлено договором или законом; в) отсутствие у плательщика ренты доказательств обеспечения истца (в форме питания, одежды и ухода).

К сожалению, вместо того, чтобы спокойно проводить свою старость в заботе и уходе, на которую они рассчитывали при заключении договора, пожилым людям приходится проходить через долгие судебные тяжбы, чтобы расторгнуть или признать недействительным заключенный ими рентный договор.

В целом, говоря о защищенности московских пенсионеров и инвалидов от злоупотреблений в данной сфере, нельзя сказать, что они защищены лучше, чем пенсионеры в российских регионах. Столичные суды даже в столь социально-чувствительных делах допускают ошибки, в том числе и на уровне Московского городского суда. Например, сейчас я оказываю помощь по одному такому гражданскому делу. Ни суд первой инстанции, ни Московский городской суд не приняли по делу законных и обоснованных решений. Несмотря на имеющиеся разъяснения Верховного суда РФ, суды регулярно упускают из вида, что по договору пожизненной ренты именно плательщик, а не получатель ренты должен доказать в судебном процессе свое надлежащее исполнение договора. Кроме того, суды должны тщательнее исследовать материалы дела и устанавливать надлежащий размер рентных выплат, соотнося его с фактическими выплатами. Все эти нарушения были и в нашем деле, исправлять их пришлось Второму кассационному суду общей юрисдикции, вернувшему дело на новое рассмотрение.

– Милана, а кто-то помогал Вам в свое время совершенствоваться в профессиональном плане как адвокату? Расскажите, пожалуйста, об этом этапе Вашей жизни и об этих людях.

– Свой адвокатский путь я начала в 2001 году в Столичной коллегии адвокатов под руководством Зубовского Георгия Борисовича. Моим непосредственным наставником в этой коллегии был адвокат Леонид Борисович Калашников. До получения статуса адвоката, в том числе уже на последнем курсе учебы в Московской государственной юридической академии (МГЮА), я работала юрисконсультом в юридической службе организации, а также в сети аптек. При данной работе я получила практику и опыт ведения дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Кроме того, от доброго и обаятельного руководителя сети аптек я научилась тому, что, приятно и доброжелательно общаясь с людьми, можно найти компромисс и в большинстве случаев с ними договориться. Этот опыт мне очень помогает в моей адвокатской деятельности. Так, у меня много положительной практики прекращения дел в связи с примирением сторон, особенно часто в семейных спорах.

Честно говоря, во время учебы у меня не было планов быть адвокатом. Мой отец работал в банке, и я собиралась работать в этой же сфере. Даже тема моей кандидатской диссертации была посвящена ценным бумагам.

Однако возникла ситуация, когда банк, в котором работал мой отец, закрыли, а в отношении его руководителей были возбуждены уголовные дела. В домах всех сотрудников банка, в том числе и у нас, были проведены обыски, а некоторые сотрудники даже были задержаны. Так я стала непосредственным очевидцем грубых и даже незаконных действий сотрудников правоохранительных органов при проведении ими у нас обыска. Данное происшествие, по сути, и сподвигло меня стать адвокатом, чтобы помогать людям, защищать их права!

Когда я уже получила адвокатский статус, у меня был всё еще очень мягкий характер; на тот период я вела только гражданские дела. Всех считала невиновными и незаконно лишенными свободы. Леонид Борисович Калашников научил меня не верить априори каждому и не жалеть всех, понимая, что всё-таки многие совершили преступления, за которые понесут предусмотренную законом ответственность. Видимо, и поэтому тоже в первый же раз он взял меня (совсем еще начинающего, молодого адвоката) в СИЗО вместе с собой по уголовному делу в отношении наркоторговцев. Я за очень многое признательна Леониду Борисовичу Калашникову!