Участники «Ковалевских чтений» рассмотрели различные аспекты разрешения конфликтов

Дата: 13 февраля 2020 г.

В первый рабочий день конференции «Ковалевские чтения – 2020» прошла пленарная сессия «Примирение в праве: компромисс или уступка?».

Модераторы сессии – председатель совета партнеров адвокатского бюро LOYS, старший преподаватель кафедры уголовного права УрГЮУ Денис Пучков и заведующий отделом научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь Владимир Хомич – предложили спикерам рассмотреть различные аспекты разрешения в том числе уголовных конфликтов.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, первый вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы Генри Резник поставил вопросы о достижимости таких целей, как восстановление социальной справедливости и предупреждение преступности. Особенно в тех реалиях, когда Уголовный кодекс направлен только на наказание, а попытки выйти на истинные причины преступности даже не предпринимаются. Спикер указал, что, как правило, преступление – это реакция человека на условия жизни. «Безусловной целью социального и нравственного государства является минимизация уголовной репрессии», – подчеркнул Генри Резник. Поэтому необходима минимизация уголовного наказания. «От задачи противостояния преступности мы перешли к охране прав и интересов потерпевшего», – заявил вице-президент ФПА РФ. При таком подходе возможность примирения является продуктом осознания скромной роли наказания и предвестником восстановительного правосудия.

Заведующий кафедрой криминологии и уголовно-исполнительного права МГЮА им. О.Е. Кутафина, заместитель председателя НКС при ФПА РФ Игорь Мацкевич отметил, что изменение условий жизни, научно-технический прогресс, появление искусственного интеллекта влияют на личность преступника, которая за последнее время изменилась радикально. В современном мире «насилие становится непременным атрибутом преступления и даже образом жизни преступника», постепенно превращающегося из медийной персоны в медийного законодателя. Ни государство, ни общество не способны разумно оценить преступника нового типа. Игорь Мацкевич также сделал прогноз, что в недалеком будущем именно «позитивный социопат будет решать те проблемы, которые государство не в силах решить, чтобы защитить жертву».

Заместитель министра юстиции РФ Денис Новак рассказал о планах Правительства РФ по развитию законодательства о медиации. Снижение конфликтности в обществе он назвал одной из приоритетных задач государства. Гражданин должен иметь возможность воспользоваться не только традиционными, но и альтернативными механизмами урегулирования спора. Именно они будут приобретать все большую популярность, так как позволяют не выносить личные проблемы на всеобщее обозрение. Принятый в 2019 г. закон о развитии примирительных процедур ввел фигуру судебного примирителя, утвержден первый список таких примирителей, но параллельно, отметил Денис Новак, законодателю следует подумать и о развитии медиации. Существующие нормы в этой сфере нуждаются в совершенствовании, поскольку позволяют суду не учитывать заключенное медиативное соглашение. Кроме того, спикер упомянул о прогрессе в развитии медиации с использованием института нотариата, назвал позитивным начавшийся процесс взаимодействия нотариусов с медиаторами и обратил внимание на то, что теперь медиативное соглашение, удостоверенное нотариально, приобретает силу исполнительного документа.

Председатель Арбитражного суда Уральского округа Ирина Решетникова заявила, что в гражданском процессе намечается тенденция использования примирительных процедур, однако она еще не получила должного развития. Статистика это подтверждает: мировыми соглашениями в арбитражных судах заканчиваются 2% дел, в судах общей юрисдикции – 0,7%, в административных делах – 0,01%. Перенос споров из суда в другие инстанции, по ее словам, вызван не только интересом самих судов к процедуре примирения, но и добровольностью, бесплатностью и конфиденциальностью этой процедуры для сторон конфликта.

Президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко, говоря о месте и функциях адвоката в процедуре примирения, отметил, что адвокат должен помнить о своей роли независимого советника по праву. Готовы ли адвокаты активно участвовать в процессе примирения? Отвечая на этот вопрос, Юрий Пилипенко констатировал, что «хотя статья 7 Кодекса профессиональной этики адвоката нас к этому обязывает, большинство наших коллег к этой роли не готовы». Не все в достаточной степени владеют необходимыми для этого инструментами. Сами доверители нередко требуют от адвоката только «чистой победы», полного разгрома противоположной стороны. Тем не менее Федеральная палата адвокатов РФ должна усилить работу по повышению уровня подготовки адвокатов к участию в примирительных процедурах.

На нотариальной медиации заострил внимание и заведующий кафедрой гражданского процесса УрГЮУ, президент Нотариальной палаты Свердловской области Владимир Ярков. Для нотариуса участие в согласительных процедурах – это оказание квалифицированной юридической помощи, подчеркнул он. В силу закона нотариус должен быть беспристрастным, учитывать интересы всех сторон, участвующих в совершении нотариального действия, соблюдать нотариальную тайну. Следовательно, он готов при участии медиатора эффективно выполнять свою часть работы, предусмотренной Федеральным законом об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника, при этом нотариальное удостоверение придает исполнительную силу медиативному соглашению.

В завершение сессии заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин отметил, что возможность примирения заложена в Конституции РФ. Нужно найти новые пути разрешения споров. Насколько возможно вводить процедуры примирения в различные сферы, в том числе уголовную, везде ли они могут быть эффективными? Ответы на эти вопросы законодатель ждет от ученых и практиков, в том числе выступавших на данной конференции, заявил сенатор.

Источник: ФПА РФ



Верховный Суд отменил обвинительный приговор из-за лишения защитника слова

Дата: 21 февраля 2020 г.

22 января Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ вынесла Апелляционное определение № 18-АПУ19-29, которым отменила обвинительный приговор четверым гражданам, признанным виновными в участии в банде и иных преступлениях, и вернула уголовное дело на новое рассмотрение. Причиной отмены стало лишение защитника одного из фигурантов права на выступление в прениях сторон.

По версии следствия, в 2016 г. житель Краснодарского края Владимир Гру возглавил банду, куда также вошли Николай Ардабацкий, Виталий Озерный и Евгений Яковлев, для похищения крупных сумм наличных денежных средств у московской предпринимательницы С. Деньги перевозили из Краснодара в Москву курьеры В. и Р.

Участники банды незаконно приобрели пистолет и 16 патронов к нему, а также похитили регистрационный знак у автомобиля ВАЗ, принадлежавшего гражданину Т., кроме того, они отслеживали перемещение курьеров.

Разбойное нападение состоялось 7 марта 2017 г., когда Гру, Ардабацкий и Озерный подкараулили Р. и В. в подъезде жилого дома. По версии следствия, Гру и Ардабацкий напали на курьеров, нанеся каждому не менее двух ударов по голове отрезками металлической трубы, в то время как Озерный находился на лестничной площадке и следил за окружающей обстановкой.

Из материалов уголовного дела следовало, что курьеры оказали активное сопротивление, поэтому Владимир Гру выстрелил из пистолета в каждого из них. Тем не менее Р. и В. получили лишь легкие касательные ранения, после чего, по версии следствия, Ардабацкий завладел оружием и убил курьеров выстрелами в голову. По мнению следствия, преступники скрылись с места преступления на автомобиле Яковлева, поджидавшего их в укрытии. Добычей банды стали 10 млн руб., что причинило московской предпринимательнице имущественный ущерб в особо крупном размере.

Все предполагаемые участники банды были задержаны по «горячим следам», и уже в отделении полиции они написали явки с повинной. Владимиру Гру были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 «Бандитизм», ч. 3 ст. 222 «Незаконный оборот оружия и боеприпасов к нему», ч. 2 ст. 325.1 «Неправомерное завладение государственным регистрационным знаком транспортного средства», п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 «Убийство», п. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 162 «Разбой» УК РФ. Николаю Ардабацкому были предъявлены обвинения в совершении преступлений по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 325.1, п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. Виталия Озерного обвиняли в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, ч. 2 ст. 325.1, п. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а Евгения Яковлева – по ч. 1 ст. 209, п. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Защиту подсудимых осуществляли адвокаты АП Краснодарского края: Владимира Гру – адвокат Сергей Крайних, Николая Ардабацкого – Елена Коваль, Виталия Озерного – Родион Уваров, Евгения Яковлева – Сергей Тронов.

Уголовное дело рассматривалось в Краснодарском краевом суде под председательством судьи Владимира Кулькова. В ходе судебного разбирательства все обвиняемые отрицали свою причастность к участию в банде. Тем не менее Гру сознался в разбойном нападении на В. и Р. в целях похищения денежных средств у С., а Ардабацкий признал свою вину в разбое и убийстве курьеров. В свою очередь Озерный и Яковлев также сознались в совершении вменяемых им иных преступных деяний. При этом Гру, Ардабацкий и Озеров заявили о том, что признательные показания, данные ими во время предварительного следствия, были получены под давлением.

Суд критически отнесся к доводам Гру о том, что тот не планировал создавать банду, к доводам Озерного о том, что он не знал о краже госномеров, и к показаниям Яковлева о своей непричастности к преступлениям. Первая инстанция также посчитала, что показания Ардабацкого были направлены на смягчение уголовной ответственности других обвиняемых.

Кроме того, были отвергнуты доводы защиты о недопустимости протоколов допроса Гру и Ардабацкого по причине несоответствия их приложенным к ним видеозаписям. Суд счел, что следственные действия были проведены в соответствии с требованиями УПК РФ и в присутствии адвокатов. Доводы Гру, Ардабацкого и Озерова об оказании давления на них в ходе предварительного следствия были отклонены как голословные.

В итоге обвиняемые были признаны виновными в совершении инкриминируемых им деяний. Владимир Гру был приговорен к 21 году лишения свободы в колонии строгого режима, а Николай Ардабацкий – к 22 годам. Виталий Озерный и Евгений Яковлев были приговорены к 14 и 13 годам лишения свободы соответственно. В качестве смягчающих обстоятельств суд, в частности, учел инвалидность одного из подсудимых, наличие у них малолетних детей, факт написания явок с повинной. Отягчающими обстоятельствами стали для Владимира Гру – активная роль в создании банды и руководстве ею, для Николая Ардабацкого – особо активная роль в использовании оружия и боеприпасов при разбойном нападении. Помимо основного наказания суд назначил дополнительное наказание всем участникам банды в виде ограничения их свободы от одного до полутора лет.

Впоследствии трое осужденных и адвокаты Елена Коваль, Сергей Тронов и Сергей Крайних обжаловали обвинительный приговор. Адвокаты указали на существенные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства и несправедливость самого приговора.

Так, Елена Коваль сослалась на то, что ее доверитель был несправедливо осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ. По ее мнению, в действиях Ардабацкого имелся эксцесс исполнителя, поэтому квалифицирующий признак, предусмотренный п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, подлежит исключению из его состава.

Сергей Тронов просил ВС РФ отменить приговор в отношении Яковлева и оправдать его по ч. 2 ст. 209 УК РФ за отсутствием состава преступления, по п. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ – за непричастностью к преступлениям. По мнению защитника, судебное разбирательство по уголовном делу его доверителя было проведено с обвинительным уклоном, суд не дал оценку алиби его подзащитного в день совершения преступления, поскольку он в момент преступления забирал свою сожительницу с работы. Адвокат также отметил, что суд не установил форму вины и способ совершения разбойного нападения Яковлевым, так как последний не принимал участия в указанном преступлении. Защитник также настаивал на непричастности своего доверителя к банде.

В жалобе адвокат также сослался на многочисленные нарушения в ходе предварительного следствия: на оказание давления на подозреваемых и фальсификацию протоколов допросов. По словам Сергея Тронова, суд не дал подсудимым времени для подготовки к судебным прениям, прерывал выступления защитников, а конкретно его лишил слова на стадии судебных прений, а также отказал защите в приобщении важных доказательств. По словам адвоката, судья находился в совещательной комнате непродолжительное время, что свидетельствовало о его заранее сформулированной позиции по делу.

В апелляционной жалобе Сергей Крайних подтвердил, что допросы подозреваемых проводились, в частности, в ночное время, с превышением установленного времени. Он также отметил отсутствие в действиях Гру состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ.

В свою очередь прокуратуры в своем апелляционном представлении сослалась на неверное применение судом норм уголовного права. Так, сторона обвинения отметила, что суд в описательно-мотивировочной части приговора не указал на применение ч. 1 ст. 62 УК РФ при назначении подсудимым наказания, несмотря на их явки с повинной. Прокуратура также сочла, что суд не принял во внимание особо активную роль Гру в качестве отягчающего обстоятельства при совершении разбойного нападения.

В представлении отмечалось неверное определение начала исчисления сроков отбывания наказания, указывалось, что суд не мотивировал назначение всем подсудимым дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда выявила существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

ВС напомнил, что не допускается ограничение права обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи адвоката: суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон, но при этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.

Верховный Суд отметил, что, исходя из протокола судебного заседания, председательствующий сначала неоднократно останавливал выступления адвокатов Сергея Крайних и Сергея Тронова, когда защитники заявляли о недопустимости протоколов допросов подозреваемых, а затем лишил последнего права выступления в судебных прениях со ссылкой на то, что адвокат неправильно интерпретирует имеющиеся доказательства, злоупотребляя своими правами.

«Мотивы принятых судом решений не соответствуют уголовно-процессуальному закону, председательствующим установлены не основанные на законе ограничения для участия в судебных прениях защитников, предусмотренных законом оснований для лишения адвоката Сергея Тронова права на выступление в судебных прениях не имелось. Выступая в судебных прениях, защитник вправе дать оценку всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, в отношении которых судом принималось решение об отказе в признании их недопустимыми. Более того, это является обязанностью защитника в силу ч. 1 ст. 248 УПК РФ, из которой следует, что защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства», – отмечено в апелляционном определении.

Судебная коллегия добавила, что председательствующий, останавливая выступление адвокатов, которые высказывали свое мнение относительно показаний, данных их доверителями в качестве подозреваемых, утверждал о законности, достоверности, допустимости таких доказательств, неподтверждении доводов защитников исследованными доказательствами, в нарушение требований УПК РФ, до удаления в совещательную комнату. Таким образом, пояснил Верховный Суд, председательствующий дал оценку этим доказательствам на предмет их достоверности, в то время как оценка всем исследованным в судебном заседании доказательствам должна быть дана им при постановлении приговора.

«Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона Судебная коллегия признает существенными, они привели к невозможности реализации адвокатом Сергеем Троновым и ограничению реализации адвокатом Сергеем Крайних своих прав, закрепленных в ст. 53 УПК РФ, и, как следствие, к нарушению гарантированных ст. 48 Конституции РФ прав подсудимых Евгения Яковлева и Владимира Гру на получение квалифицированной юридической помощи, а также к нарушению правил оценки доказательств и предопределению выводов суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, что в совокупности могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения», – отметил Верховный Суд, отменив обвинительный приговор и направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Источник: ФПА РФ